«Красные береты» построят Российский флот «демократизаторами»

Военной полиции решено поручить наладить дисциплину среди контракников на боевых кораблях

  
15549
На фото: личный состав батальона военной полиции ЮВО
На фото: личный состав батальона военной полиции ЮВО (Фото: Муса Салгереев/NewsTeam/ТАСС)

Скоро ежеутренние построения личного состава на подъем флага по сигналу «Большой сбор» на палубах крупных российских боевых кораблей и судов, как предполагается, будут выглядеть очень необычно. Кроме обычных матросских пилоток, офицерских фуражек и бескозырок стройные шеренги моряков вдоль бортов окажутся расцвечены и некоторым количеством красных беретов.

Красный — цвет головных уборов военной полиции России. Со следующего года немногочисленные ее подразделения будут включены в состав некоторых корабельных экипажей ВМФ РФ. Они станут обеспечивать дисциплину и правопорядок среди команд. Чем вызвана необходимость подобных мер на флоте?

Вообще-то военная полиция (ВП) в Вооруженных силах РФ существует с конца 2011 года. Общая численность — примерно 6,5 тысяч солдат и офицеров. Там, где базируется ВМФ РФ, военные полицейские тоже есть. Но — пока лишь на берегу, в основных базах. По сути, эти люди выполняют функции бывших комендатур и военной автоинспекции.

Военнослужащие ВП на флоте носят форму береговых войск и береты красного цвета. Замыкаются на Главное управление военной полиции Министерства обороны РФ. Но теперь, как выясняется, потребовалось существенное дополнение функций этих структур. И можно предположить — почему.

Еще в феврале пришлого года в оборонном ведомстве рассказали о благородной цели на ближайшую перспективу — весь плавсостав должен быть укомплектован исключительно военнослужащими контрактной службы. Ближе всего в этом направлении продвинулся Северный флот. На его подводных лодках давно уже нет матросов-срочников. Только контрактниками уже укомплектованы наш единственный авианосец «Адмирал Кузнецов» и тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». На создаваемых на арктических островах российских военных базах тоже ни единого призывника.

Читайте также

Казалось бы — все складывается просто отлично. Все наши экипажи скоро будут состоять только из матерых и грамотных профессионалов. Сократятся случаи поломки дорогостоящей техники и оружия. Из них опытные и обученные моряки станут выжимать максимум потенциала, заложенного в конструкторских бюро и на заводах.

Одновременно воинская дисциплина на флоте вообще перестанет быть проблемой, поскольку отбор в плавсостав просто обязан быть особо тщательным. И по здоровью, и по морально-нравственным качествам. А если кто в кубриках и на боевых постах и сорвется — таких можно наказывать не никого не пугающим выговором, а полновесным штрафом из немаленького жалованья корабельного «профи». Боеготовность флота, таким образом, резко пойдет вверх.

Логично? Несомненно. Именно так, видимо, и рассуждали в Минобороны и Главном штабе ВМФ, когда готовили очередную реформу в комплектовании. Тогда для чего же понадобилась нынешняя дорогостоящая мера устрашения нерадивых в виде формирования «морской» военной полиции?

А все дело в том, что увеличение числа контрактников и в Вооруженных силах в целом, и на флоте в частности, не сделало корабельную службу беспроблемной. Вопреки ожиданиям, с массовым приходом на палубы и в гарнизоны ВМФ контрактников с воинской дисциплиной и правопорядком на флоте лучше не стало. Ощутимо меняется лишь статистика в этой области и структура отчетности правоохранителей в погонах. Причем — угрожающим образом.

Так, 14 декабря 2017 года бывший Главный военный прокурор России Сергей Фридинский вынужден был признать: «Произошел значительной рост преступлений, совершаемых военнослужащими-контрактниками… За девять месяцев этого года контрактники совершили более 3,5 тыс. преступлений, что на четверть выше аналогичных показателей прошлого года… К сожалению, этот рост продолжается. Значительную часть правонарушений, совершаемых солдатами и сержантами по контракту, по-прежнему составляет уклонение от военной службы. Имеют место также факты рукоприкладства и нарушения уставных правил взаимоотношений».

Особую тревогу у Главной военной прокуратуры, по словам Фридинского, вызывает «рост числа преступлений среди контрактников, совершаемых на бытовой почве, в том числе против жизни и здоровья, чужой собственности».

Впрочем, это анализ состояния дел в интересующей нас области в Вооруженных силах в целом. Быть может, у военных моряков все складывается получше?

Ничуть не бывало. Вот, для примера, выдержки из интервью руководителя Военно-следственного управления по БФ генерал-майора юстиции Сергея Шаршавых: «Сегодня нас серьезно беспокоит рост числа преступлений против порядка пребывания на военной службе, совершенные в частях Балтфлота. В 2016 году произошел резкий всплеск таких преступлений. Они выросли в 14,8 раза (!) по сравнению с предыдущим годом».

Как отметил Шаршавых, именно балтийцы-контрактники и «обеспечили» флоту значительную часть столь прискорбного статистического прироста. И вот что важно: зачастую отцы-командиры сами толкают людей на преступления. При подписании контракта они сулят будущим профессиональным матросам и старшинам «золотые горы». И уж как минимум — собственную крышу над головой. Если не отдельную квартиру, то хотя бы комнату в общежитии.

Но ведь со времен СССР известно, что на нашем флоте любовь к морю воспитывается созданием для личного состава невыносимых условий на берегу. Вот начальник Военно-следственного комитета и вынужден был отметить: «К примеру, в той же бригаде морской пехоты молодые люди, поступившие на службу по контракту, сталкиваются с тем, что их позитивные ожидания о социальном обеспечении не могут быть реализованы. В этой воинской части большинство военнослужащих вынуждено проживать в казармах вместе с военнослужащими по призыву. Наши следователи установили, что никто из военнослужащих по контракту, совершивших неявку на службу, то есть преступление, служебным жильем не обеспечен».

А когда обманутые 25-ти или 30-летние отцы семейств, прибыв на службу, оказываются вынужденными спать в обычных казармах или матросских кубриках, они естественно, почти мгновенно просятся снова на волю. Пишут рапорта на досрочный разрыв контракта из-за невыполнения его условий Министерством обороны. Но в ответ чаще всего видят командирскую фигу.

Политкорректно генерал Шаршавых комментирует это так: «В ряде частей командиры, желая сохранить картину мнимого благополучия, не удовлетворяли рапорты контрактников на увольнение. Они не регистрировали рапорт на увольнение в делопроизводстве части, либо направляли документ в кадровый орган флота с нарушением требований руководящих документов, что влекло их возвращение. В результате контрактник считал себя уволенным и совершал преступление путем самовольного оставления воинской части либо неявки на службу».

Чтобы детализировать общую картину, пришлось покопаться в соцсетях. Там обнаружились личные впечатления недавнего матроса-контрактника, служившего на Северном флоте с 2010 по 2013 годы. Вот самые красноречивые абзацы его драматических мемуаров (стилистика и пунктуация оригинала): «Люди не хотят служить в таких условиях, которые предоставляют, особенно те, кто пришёл на флот с сухопутной службы!!! В военкомате обещают золотые горы для людей, которые хотят служить по контракту, но после того, что они видят, они уезжают, расстроенные, что им наврали. В военкоме обещают служебное жильё, зарплату чуть ли не в сто тысяч рублей! А на самом деле контрактники живут на корабле, либо снимают жильё за свои деньги, единицы получают служебное жилье, а зарплата составляет около 20−25 тыс. рублей, а цены тут не маленькие!

Моя зарплата составляет 45 тысяч рублей, с учётом, что 1,5 года мне не платят звание старшего матроса, полярная надбавка 50%, а я служу с 2010 года.

Еще острая проблема — это регламент служебного времени на кораблях, с этим очень тяжко. Домой можно уйти в 21, 22, 23 или вообще не отпустят домой, хотя рабочий день должен быть до 17:30. Из-за этого люди, которые приходят с гражданки, видя этот ужас, уходят.

Нет бытовых условий, элементарно нормальных туалетов, душа. Говорят так: вы получаете зарплату, делайте ремонт за свои деньги!!!".

Все это, конечно, сильно снижает энтузиазм флотских военных профессионалов. Заставить разочарованных контрактников терпеливо волочить неосторожно надетый и сильно трущий шею хомут корабельной службы, очевидно, теперь решено включением в состав экипажей здоровенных «красных беретов» с резиновыми дубинками.

Между прочим, на флоте серьезный опыт давно накоплен. Познакомился с ним лично в 1995 году, когда в составе комиссии Министерства обороны России участвовал в проверке состояния дел на тяжелом авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов», стоявшем тогда у причала в Видяево.

У трапа авианосца встречали два двухметровых мордоворота в черной форме морской пехоты с резиновыми «демократизаторами» на ремне. Были на них в тот день, понятное дело, не красные, а черные береты. Настоящую военную полицию в нашей стране еще не придумали. И была на авианосце сугубо флотская самодеятельность от свирепой безысходности.

Выяснилось, что необычные вахтенные — из единственного в своем роде в ВМФ России подразделения, созданного именно для «Адмирала Кузнецова». Иначе говоря — уникальная отдельная корабельная рота обеспечения правопорядка на авианосце. Службу она несла методом парного патрулирования бесконечных коридоров, кают, кубриков, вентиляторных, агрегатных и прочих бесчисленных помещений авианосца. А на «Адмирале Кузнецове», надо сказать, 8-ярусная надстройка, семь палуб, пять энергоотсеков, два машинных отделения, самолетный ангар размером 150 на 26 метров, шесть камбузов. Даже собственная гауптвахта и карцер тогда имелись (не знаю, сохранились ли они теперь). Даже стоявший на палубе в походе и спускаемый краном на причал в базе служебный «уазик» командира авианосца. А на чем еще ему, позвольте спросить, было регулярно мотаться из Видяево в Североморск для доклада в штабе флота или за очередной взбучкой от командующего СФ?

3,5 тысячи различных помещений! Почти два десятка километров трапов и коридоров! Поэтому уходили патрули в морпеховской форме в недра корабля по заранее утвержденному маршруту, а в исходную точку возвращались лишь часа через три-четыре непрерывной бодрой шагистики. И все равно время от времени кто-то из обиженных командирами или сослуживцами моряков регулярно на пару-тройку недель пропадал бесследно.

По трансляции к беглецу начальство ласково обращались примерно так: «Вернись, я все прошу!». Помогало обычно, но не сразу. Поскольку сердобольные товарищи-морячки, знавшие конкретное место «лежки» нарушителя, регулярно и сочувственно его подкармливали. И лишь получив гарантии о «ненаказании» беглец, спустя время, выползал на свет божий. То есть — на верхнюю палубу.

Читайте также

Минобороновской комиссии всего этого на авианосце официально, понятное дело, никто не докладывал. А мне доверительно поведал капитан 2 ранга Саша Головин, мой сослуживец еще по Черноморскому флоту, оказавшийся в день проверки старпомом на «Адмирале Кузнецове».

Охотно верю, что сегодня и на этом корабле наведен кое-какой флотский порядок. Потому что рассказ мой относится к абсолютно беспросветным для Вооруженным силам России временам.

Одна, но сногсшибательная деталь: каждая побудка для моряков на нашем авианосце начиналась в ту пору с голоса по корабельной трансляции: «Доброе утро! В эфире „Голос Америки“ из Вашингтона!».

Сам однажды в каюте проснулся под это удивительно ласковое объявление над заполярными сопками. И даже не поперхнулся. Потому что в Кремле сидел Борис Ельцин, в Минобороны — Паша Грачев. А США были нашими главными наставниками и заботливыми проводниками «в мир наживы и капитала».

Сейчас, вы правы, трудно такое даже вообразить. Как и раззор, царивший тогда на замерзавшем не столько от холода, сколько от безнадеги Северном флоте. Но «красным беретам» на российских кораблях и сегодня работы точно осталось — океан.


Новости политики: За семь миллионов рублей российские депутаты изучат зарубежный опыт борьбы с бедностью

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня