Запад, север, юг, восток: Россия определяет главную угрозу

Выставив отборные части против НАТО, Москва забывает о Каспии

  
13846
Запад, север, юг, восток: Россия определяет главную угрозу
Фото: Виталий Тимкив/ТАСС

Более 70 воинских частей и соединений были сформированы в Западном военном округе с 2016 года, сообщил глава Минобороны России Сергей Шойгу.

«Обстановка, складывающаяся на западном стратегическом направлении, требует от нас непрерывного совершенствования боевого состава войск и системы их базирования», — сказал Шойгу.

В связи с этим, по его словам, войска получили около пяти тысяч единиц нового и модернизированного вооружения и техники. Министр обороны добавил, что многочисленные проверки показали «качественный рост уровня подготовки войск и подтвердили их готовность к решению задач по предназначению». Особое внимание уделяется сотрудничеству с белорусскими военными, отметил Шойгу.

Ранее, 20 июля, заместитель министра обороны Тимур Иванов заявил, что военное ведомство создает новую инфраструктуру для размещения войск и военной техники вдоль западных и юго-западных границ страны. А в декабре 2017 года «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники сообщал, что на возведение специальных оборонных сооружений в 2018—2027 годах из бюджета будет выделено около одного триллиона рублей.

В последнее время Россия укрепляет в основном западные рубежи. Приближение НАТО к границам нашей страны и события на Украине вынуждают к этому. Однако в политике, как мы знаем, всё может меняться очень быстро, буквально на глазах. Поэтому непонятно, исчезла ли опасность военных конфликтов на кавказском и среднеазиатском направлениях? И не страдает ли безопасность страны в целом за счёт вынужденного усиления нашей западной группировки?

Читайте также

— Для начала я бы отметил, что усиливается не только западное направление, но и юго-западное, — поясняет военный эксперт Александр Широкорад. — Например, войска, базирующиеся в Крыму, имеют самое новейшее вооружение, включая противокорабельные системы «Бастион», комплексы ПВО С-300, С-400. Войска там готовы как к отражению ударов с моря и воздуха, так и к активным боевым действиям на суше, включая уничтожение десанта НАТО. В целом, я считаю, что усиление войск на наших западных границах ни в коей мере не ослабляют наши боевые возможности в Крыму и на Кавказе.

Что касается российско-китайской границы, о которой много говорили лет десять назад, то там особенного усиления войск действительно не происходит. Да в этом, я уверен, сейчас и нет необходимости. Китаю совершенно невыгодно конфликтовать с Россией. Он нацелен на внутреннее развитие, к тому же его внимание отвлекают нарастающие проблемы экономического характера во взаимоотношениях с США. А экономические проблемы, как мы знаем, вполне могут перерасти в политические и даже военные. К тому же Россия пошла на некоторые территориальные уступки Китаю, и Пекину просто незачем обострять отношения с нами.

При всём этом имеет место усиление нашей дальневосточной группировки, с учётом нестабильности в этом регионе. Новые комплексы ПВО поступают на Камчатку и в район Владивостока. Тихоокеанский флот также получил упомянутые комплексы «Бастион».

«СП»: — О какой нестабильности обстановки вы говорите?

— Я считаю, что опасность полномасштабной войны на Корейском полуострове и после визита президента США Трампа не снята. В основном мы услышали много красивых речей. А дел за ними не последовало. Корейцы только закрыли ядерную шахту, где они испытывали ядерное оружие. Американцы не вывели ни одного своего солдата из Южной Кореи и вообще ничего не сделали. Между тем Северная Корея имеет с нами общую границу в несколько десятков километров. Я не исключаю, что в случае полномасштабного конфликта в войну двух Корей на стороне Ким Чен Ына может вмешаться Китай. А США, конечно, будут оказывать союзническую помощь Южной Корее. И России надо быть готовой действовать. В случае ядерных бомбардировок сильное радиоактивное загрязнение может понести в нашу сторону. А у нас Владивосток находится примерно в 150 километрах от границы с Северной Кореей.

Активизация военной деятельности со стороны России идёт на островах Курильской гряды. Хотя, на мой взгляд, там присутствие российских военных недостаточно, учитывая постоянные притязания Японии на «северные территории». А ведь Япония, не будем забывать, союзник США. Тем не менее, ничего серьёзно угрожающего нашей безопасности из-за того, что приходится усиливать войска Западного военного округа в других регионах, я не вижу. Да, частям на западном направлении даётся приоритет. Их часто при обострении ситуации в Донбассе приводят в полную боевую готовность. Они должны быть готовы в любой момент нанести удар по подразделениям НАТО, если таковые окажутся на территории Донбасса и будут участвовать в наступлении на Луганск и Донецк. Кстати, я бы не сбрасывал со счетов союзные нам армии ДНР и ЛНР. В них теперь уже большое число военных профессионалов, людей, имеющих большой практический боевой опыт. Подразделения непризнанных республик готовы в любой момент начать взаимодействие с частями российской армии.

«СП»: — Средняя Азия теперь считается безопасным направлением?

— Там сохраняется угроза терактов и боевых рейдов исламистов. Но у нас в Таджикистане стоит дивизия, которой вполне достаточно для локализации такой опасности. Остальное могут доделать спецслужбы и военные самих среднеазиатских республик.

Гораздо опаснее, что в этих республиках и, особенно в Казахстане, в результате борьбы кланов могут прийти к власти проамериканские силы.

Уже сейчас, как мы знаем, руководство Казахстана пошло на то, чтобы де-фактов под видом наёмников ЧВК запустить американских военных специалистов на свою военно-морскую базу на Каспийском море. Это при том, что Астана подписала документы, обязывающие её не допускать в свои воды боевые корабли и вообще военных не прикаспийских стран. А на деле на Каспии могут оказаться американские военные на катерах, среди которых будет немало агентов ЦРУ, «морских котиков» и так далее. Как известно, «морские котики» могут представлять опасность для наших кораблей в качестве диверсантов. Поэтому российское руководство должно иметь политическую волю, чтобы заявить: с такими «партнерами» казахских кланов мы будем поступать как с преступниками, уничтожать их, если возникнет опасность для наших военных. Каспий с конца 17-го века был зоной интересов России и на этом необходимо постоянно делать акцент.

Читайте также

«СП»: — А как обстоят дела в Арктике и на Кавказе?

— Как раз в Арктике наряду с западом России военная составляющая усиливается. Там одно время наша оборонительная система находилась в плачевном состоянии. Теперь же создаётся сплошное радиолокационное поле над всей территорией России, включая Арктику. На острове Врангеля создана военная база, на которой базируется арктический спецназ. Там же размещаются и военно-воздушные силы. Кроме этого, создаётся специальное вооружение, например, ракетные комплексы «Тор» в арктическом варианте.

На Кавказе и в Закавказье я не вижу особой опасности. Стычки в Нагорном Карабахе, скорей всего, периодически будут. Но ни Армения, ни Азербайджан не решаться на большую войну в обозримом будущем.

Что касается террористической опасности на российском Кавказе, с ней хорошо справляются ФСБ и Национальная гвардия. Военным туда нет необходимости вмешиваться.


Международное положение: Япония протестует из-за требования соблюдать российские законы на Курилах

Военные новости:Конгресс США запрещает американским военным сотрудничать с русскими

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня