Запад, север, юг, восток: Россия определяет главную угрозу

Выставив отборные части против НАТО, Москва забывает о Каспии

  
14002
Запад, север, юг, восток: Россия определяет главную угрозу
Фото: Виталий Тимкив/ТАСС

Более 70 воинских частей и соединений были сформированы в Западном военном округе с 2016 года, сообщил глава Минобороны России Сергей Шойгу.

«Обстановка, складывающаяся на западном стратегическом направлении, требует от нас непрерывного совершенствования боевого состава войск и системы их базирования», — сказал Шойгу.

В связи с этим, по его словам, войска получили около пяти тысяч единиц нового и модернизированного вооружения и техники. Министр обороны добавил, что многочисленные проверки показали «качественный рост уровня подготовки войск и подтвердили их готовность к решению задач по предназначению». Особое внимание уделяется сотрудничеству с белорусскими военными, отметил Шойгу.

Ранее, 20 июля, заместитель министра обороны Тимур Иванов заявил, что военное ведомство создает новую инфраструктуру для размещения войск и военной техники вдоль западных и юго-западных границ страны. А в декабре 2017 года «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники сообщал, что на возведение специальных оборонных сооружений в 2018—2027 годах из бюджета будет выделено около одного триллиона рублей.

В последнее время Россия укрепляет в основном западные рубежи. Приближение НАТО к границам нашей страны и события на Украине вынуждают к этому. Однако в политике, как мы знаем, всё может меняться очень быстро, буквально на глазах. Поэтому непонятно, исчезла ли опасность военных конфликтов на кавказском и среднеазиатском направлениях? И не страдает ли безопасность страны в целом за счёт вынужденного усиления нашей западной группировки?

Читайте также

— Для начала я бы отметил, что усиливается не только западное направление, но и юго-западное, — поясняет военный эксперт Александр Широкорад. — Например, войска, базирующиеся в Крыму, имеют самое новейшее вооружение, включая противокорабельные системы «Бастион», комплексы ПВО С-300, С-400. Войска там готовы как к отражению ударов с моря и воздуха, так и к активным боевым действиям на суше, включая уничтожение десанта НАТО. В целом, я считаю, что усиление войск на наших западных границах ни в коей мере не ослабляют наши боевые возможности в Крыму и на Кавказе.

Что касается российско-китайской границы, о которой много говорили лет десять назад, то там особенного усиления войск действительно не происходит. Да в этом, я уверен, сейчас и нет необходимости. Китаю совершенно невыгодно конфликтовать с Россией. Он нацелен на внутреннее развитие, к тому же его внимание отвлекают нарастающие проблемы экономического характера во взаимоотношениях с США. А экономические проблемы, как мы знаем, вполне могут перерасти в политические и даже военные. К тому же Россия пошла на некоторые территориальные уступки Китаю, и Пекину просто незачем обострять отношения с нами.

При всём этом имеет место усиление нашей дальневосточной группировки, с учётом нестабильности в этом регионе. Новые комплексы ПВО поступают на Камчатку и в район Владивостока. Тихоокеанский флот также получил упомянутые комплексы «Бастион».

«СП»: — О какой нестабильности обстановки вы говорите?

— Я считаю, что опасность полномасштабной войны на Корейском полуострове и после визита президента США Трампа не снята. В основном мы услышали много красивых речей. А дел за ними не последовало. Корейцы только закрыли ядерную шахту, где они испытывали ядерное оружие. Американцы не вывели ни одного своего солдата из Южной Кореи и вообще ничего не сделали. Между тем Северная Корея имеет с нами общую границу в несколько десятков километров. Я не исключаю, что в случае полномасштабного конфликта в войну двух Корей на стороне Ким Чен Ына может вмешаться Китай. А США, конечно, будут оказывать союзническую помощь Южной Корее. И России надо быть готовой действовать. В случае ядерных бомбардировок сильное радиоактивное загрязнение может понести в нашу сторону. А у нас Владивосток находится примерно в 150 километрах от границы с Северной Кореей.

Активизация военной деятельности со стороны России идёт на островах Курильской гряды. Хотя, на мой взгляд, там присутствие российских военных недостаточно, учитывая постоянные притязания Японии на «северные территории». А ведь Япония, не будем забывать, союзник США. Тем не менее, ничего серьёзно угрожающего нашей безопасности из-за того, что приходится усиливать войска Западного военного округа в других регионах, я не вижу. Да, частям на западном направлении даётся приоритет. Их часто при обострении ситуации в Донбассе приводят в полную боевую готовность. Они должны быть готовы в любой момент нанести удар по подразделениям НАТО, если таковые окажутся на территории Донбасса и будут участвовать в наступлении на Луганск и Донецк. Кстати, я бы не сбрасывал со счетов союзные нам армии ДНР и ЛНР. В них теперь уже большое число военных профессионалов, людей, имеющих большой практический боевой опыт. Подразделения непризнанных республик готовы в любой момент начать взаимодействие с частями российской армии.

«СП»: — Средняя Азия теперь считается безопасным направлением?

— Там сохраняется угроза терактов и боевых рейдов исламистов. Но у нас в Таджикистане стоит дивизия, которой вполне достаточно для локализации такой опасности. Остальное могут доделать спецслужбы и военные самих среднеазиатских республик.

Гораздо опаснее, что в этих республиках и, особенно в Казахстане, в результате борьбы кланов могут прийти к власти проамериканские силы.

Уже сейчас, как мы знаем, руководство Казахстана пошло на то, чтобы де-фактов под видом наёмников ЧВК запустить американских военных специалистов на свою военно-морскую базу на Каспийском море. Это при том, что Астана подписала документы, обязывающие её не допускать в свои воды боевые корабли и вообще военных не прикаспийских стран. А на деле на Каспии могут оказаться американские военные на катерах, среди которых будет немало агентов ЦРУ, «морских котиков» и так далее. Как известно, «морские котики» могут представлять опасность для наших кораблей в качестве диверсантов. Поэтому российское руководство должно иметь политическую волю, чтобы заявить: с такими «партнерами» казахских кланов мы будем поступать как с преступниками, уничтожать их, если возникнет опасность для наших военных. Каспий с конца 17-го века был зоной интересов России и на этом необходимо постоянно делать акцент.

Читайте также

«СП»: — А как обстоят дела в Арктике и на Кавказе?

— Как раз в Арктике наряду с западом России военная составляющая усиливается. Там одно время наша оборонительная система находилась в плачевном состоянии. Теперь же создаётся сплошное радиолокационное поле над всей территорией России, включая Арктику. На острове Врангеля создана военная база, на которой базируется арктический спецназ. Там же размещаются и военно-воздушные силы. Кроме этого, создаётся специальное вооружение, например, ракетные комплексы «Тор» в арктическом варианте.

На Кавказе и в Закавказье я не вижу особой опасности. Стычки в Нагорном Карабахе, скорей всего, периодически будут. Но ни Армения, ни Азербайджан не решаться на большую войну в обозримом будущем.

Что касается террористической опасности на российском Кавказе, с ней хорошо справляются ФСБ и Национальная гвардия. Военным туда нет необходимости вмешиваться.


Международное положение: Япония протестует из-за требования соблюдать российские законы на Курилах

Военные новости:Конгресс США запрещает американским военным сотрудничать с русскими

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня