Россия разучилась строить большие корабли

Почему принято решение отказаться от производства вертолётоносцев

  
6329
На фото: во время спуска на воду кормовой части второго десантно-вертолетного корабля-дока типа "Мистраль"
На фото: во время спуска на воду кормовой части второго десантно-вертолетного корабля-дока типа «Мистраль» (Фото: Денис Вышинский / ТАСС)

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил в понедельник, что в России не будут строить собственные вертолетоносцы.

«Вопросы, связанные со строительством авианосца для ВМФ России, в настоящее время находятся в стадии обсуждения, а по вопросу строительства вертолетоносца могу точно сказать, что вертолетоносцев в чистом понимании этого слова строить не будут», — сказал Мантуров.

При этом, по его словам, корабли, которые способны нести вертолеты, будут присутствовать в Военно-Морского флоте страны. Мантуров считает, что авианесущие корабли должны быть оснащены также вертолетным крылом.

Несколько удивляет, что на военные темы рассуждает гражданский министр. Тем более что ранее заместитель министра обороны России Юрий Борисов обещал, что первый российский вертолетоносец будет создан к 2022 году.

Читайте также

В то же время адмирал Владимир Валуев, командовавший Балтийским флотом с 2001 по 2006 годы, заявил, что отказ от строительства в России собственных вертолетоносцев пойдёт на пользу как промышленности, так и вооруженным силам.

«Мне кажется, сегодня, с появлением в России высокоточного оружия, вертолетоносцы могут быть полностью им компенсированы. Решение об отмене строительства вертолетоносцев правильное и своевременное», — сказал Валуев.

Адмирал подчеркнул, что вертолетоносцы предназначены для наступательных операций, в то время как в России делают упор на разработку и применение комплексов защитного характера.

— Ситуация в Сирии показала, что если бы у нас сегодня были «Мистрали», которые нам после событий весны 2014 года отказалась продавать Франция, нам было бы проще решать те задачи, которые перед нашими оперативными подразделениями в Средиземном море, — считает капитан 1-го ранга запаса, военный журналист Сергей Ищенко. — У меня нет сомнения, что и в будущем нам вертолётоносцы, как минимум, не помешали бы. Именно поэтому так много экспертов говорили и говорят, что такого класса корабли нам нужны. Я тоже разделяю это мнение.

«СП»: — Почему же прозвучало заявление о том, что строительство вертолётоносцев не планируется?

— Я думаю, что мы просто не в состоянии сегодня построить корабли такого класса. Потеряны многие навыки у наших кораблестроителей. Разговоры о необходимости построить что-то крупнее фрегатов пока так и остаются разговорами. Приходится сосредотачиваться на строительстве кораблей типа корвет или малых ракетных кораблей.

«СП»: — Обращает внимание, что заявление сделал не министр обороны Шойгу, а гражданский министр. Всё ещё может поменяться?

— Всё, конечно, может поменяться. Ещё в мае мы слышали о том, что строить вертолётоносцы надо. Не исключаю, что заявление Мантурова через какое-то время скорректируют, скажут, что строить всё-таки будем, но не в ближайшие 2−3 года. Думаю, что через какое-то время наша кораблестроительная отрасль восстановит свои компетенции, но пока нам столь большие корабли строить трудно. Тем не менее, история с «Мистралями» кое-чему нас всё же научила. Ведь Россия принимала участие в строительстве этих кораблей, используя французские технологии. То есть логично предположить, что некими технологиями по производству вертолётоносцев мы уже владеем.

— Ещё со времён, когда нам пытались продать «Мистрали», я твёрдо придерживаюсь мнения, что корабли этого класса нам не нужны, — говорит капитан первого ранга, первый вице-президент Академии Геополитических Проблем Константин Сивков. — Тогда экс-министр обороны Анатолий Сердюков готовил российские войска для того, чтобы они обслуживали интересы НАТО своей кровью. А сейчас для нас такие корабли — дорогостоящая и бесполезная игрушка. Мы свою оборону строим на вооружениях другого типа, а для решения задач вне России нам хватает менее крупных кораблей.

— Военные не принимают решений, это прерогатива правительства и президента страны, — говорит военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке Виктор Литовкин. — Поэтому заявление сделал гражданский министр. Дискуссия о том, нужны ли нам вертолётоносцы, идёт много лет, со времён заказа у Франции «Мистралей».

Тогда, кстати, военных тоже не особенно спрашивали, нужны ли им такие корабли. Это был некий респект тогдашнего президента России Дмитрия Медведева тогдашнему президенту Франции Николя Саркози за то, что последний несколько смягчил раздражение из-за признания Россией Абхазии и Южной Осетии на Западе. Саркози тогда баллотировался во второй раз президентом и как раз поддержка рабочих судостроительной сферы ему была весьма кстати. Потом свалили всё на экс-министра обороны России Сердюкова, хотя тот, насколько я знаю, был против закупки вертолётоносцев, поскольку ими сложно управлять, и предназначены они в первую очередь для тёплых морей. Да и вообще, задача подобных кораблей — проведение экспедиционных военных операций, не предусмотренных нашей военной доктриной. Однако, как мы видим, всё очень быстро меняется.

И не исключено, что с изменением международной обстановки вертолётоносцы нам понадобятся. Пока же это — вопрос спорный. Впрочем, та же ситуация и с авианосцами. Нет ясности, нужны ли они, и какие — с атомными реакторами или газотурбинными двигателями, какими должны быть площадки для взлёта самолётов, и так далее, и тому подобное. И я не удивлюсь, если скоро, кто-то из руководства страны заявит, что вертолётоносцы и авианосцы нам всё же нужны.

«СП»: — А почему такой разброд во мнениях?

— Пока ясно, что нет точной выверенной политики в сфере военных вооружений на 10 лет вперёд. Хотя деньги на госпрограмму вооружений выделены, и немалые.

Читайте также

«СП»: — Для строительства вертолётоносцев, как считают некоторые эксперты, у нас попросту нет подходящих доков…

— Да, подходящих доков до сих пор нет. Что-то строится в Северодвинске, что-то — на Дальнем Востоке на новом судостроительном заводе, который некогда курировал бывший вице-премьер правительства России Дмитрий Рогозин. Но вполне возможно, что эти доки будут заняты под строительство стратегических атомных подводных лодок и многоцелевых ядерных подлодок, на которые делается ставка по ядерному сдерживанию вероятного противника.

Что касается военных операций вне России, по типу той, что проводится в Сирии, то нам нужны десантные корабли. Но скорее, такого типа, как уже построенный «Иван Грен». Это не такой огромный, как «Мистраль», но всё же большой корабль, который может выполнять задачи, как в тёплых морях, так и в Арктике. При этом данный тип кораблей имеет смысл модернизировать, чтобы там были площадки не только для разведывательных вертолётов, но и для ударных вертолётов типа «Катрана». Надо понимать, что высадка десанта должна проходить при поддержке с воздуха, в том числе с участием ударных вертолётов, ракетной поддержки и т. д. При этом большой плюс «Ивана Греня» в том, что десант он может высаживать не только при помощи лодок, но и непосредственно, пристав к берегу. При этом на берег можно для поддержки десанта выкатывать танки и другую военную технику.


Военные технологии: В США принимают на вооружение новую систему РЭБ, уступающую российским аналогам

Военные новости: Россия и Индия работают над созданием истребителя пятого поколения

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня