Москва принуждает Батьку к посадке на российской базе

Перспектива финансовой катастрофы сделает Минск покладистым с Россией

  
21586
На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко
На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (Фото: Алексей Никольский/ТАСС)

В пятницу, 12 октября президент России Владимир Путин и его белорусский коллега Александр Лукашенко встречаются в Могилеве. Это их третья встреча за последние три месяца. И можно не сомневаться — самая горячая. А возможно — даже скандальная. Несмотря на соблюдение внешних приличий, эмоциональный фон в отношениях обоих лидеров просто зашкаливает.

Только Путин при этом сохраняет внешнее спокойствие и корректность. Батька же Лукашенко натурально публично идет вразнос. Поскольку деталями бесед лидеров государств за закрытыми дверями делиться нигде в мире не принято, по некоторым деталям последующих событий можно лишь догадываться о происходящем на переговорах. Но в том, что касается российско-белорусских отношений в последнее время, эти детали выглядят просто взрывоопасно.

Нельзя не обратить внимание, что, казалось бы, с какого-то перепуга с минувшего лета Александр Григорьевич внезапно с различных трибун начал как от страшного призрака отмахиваться от будто привидевшейся ему угрозы потери независимости своей страны. Не называя, естественно, откуда исходит столь сокрушительная угроза для Минска.

Так, в июне после очередной встречи с Путиным Батька допустил, что в случае новых осложнений в экономической сфере Белоруссии страна может даже напрочь лишиться политической независимости: «Не выдержим эти годы, провалимся, значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или о нас будут просто вытирать ноги».

Читайте также

18 августа на встрече с новым составом своего правительства Лукашенко как будто продолжил острейшую политическую дискуссию неизвестно с кем: «И я открыто говорю, что мы никогда не станем вассалами ни одной страны. Не надо от нас требовать, как некоторые начинают уже на злобу дня писать, „надо быстрее Лукашенко вступить в состав России и Белоруссию туда скинуть“. Это будут последние дни политика в Белоруссии, который примет такое решение. И зачем? Зачем это в современном мире? Мы можем существовать в союзе с Россией и решать наши общие задачи без всяких проблем».

21 сентября в Сочи состоялись очередные переговоры Лукашенко с Путиным. Александр Григорьевич по горячим следам охарактеризовал их как «не просто сложные, а тяжелые». Других подробностей не последовало. Но дальше белорусского лидера просто понесло.

8 октября на военном полигоне белорусской армии в Брестской области Лукашенко сообщил, что намерен призвать свой народ с оружием в руках поголовно встать на защиту суверенитета своей страны. А для этого он, оказывается, планирует начать всеобщее вооружение граждан.

Автоматы, пистолеты и пулеметы, по словам президента Белоруссии, могут официально раздать 7 миллионам человек. Свои грандиозные планы автор идеи пояснил так: «Я не шучу. Если у нашей страны будет достаточно оружия для самообороны, к которому относятся пистолеты, пулеметы с автоматами, мы будем готовы. Если начнется война, мы раздадим каждой семье вооружение. На защиту территории должны стать все… Старики с женщинами — все семь миллионов граждан получат оружие. У них должна быть возможность самообороняться».

Только детей Александр Григорьевич великодушно разрешил не сажать в окопы: «Что ж, детей мы выведем, это само собой».

Прошло всего два дня. И 10 октября на встрече с новым послом России в Белоруссии Михаилом Бабичем Лукашенко продолжил ожесточенную политическую дискуссию с незримым оппонентом: «Незыблемо одно, и вы это знаете, — мы суверенная и независимая страна. Если уж откровенно говорить, не только благодаря устремлениям нашего народа мы стали суверенным и независимым государством. Этого хотела Россия и тогдашнее руководство России. Нынешнее руководство заявляло о преемственности курса».

Затем продолжил в том же ключе: «В XXI веке говорить об инкорпорации, включении Беларуси в состав России просто смешно».

Еще он наивно сказал, что ни разу не слышал ни от нынешнего, ни от прежнего президентов России подобных предложений. Однако от столь частого повторения этих лукашенковских заклинаний сомнения в его искренности закрадываются совершенно невольно.

Впрочем, всегда ли о важных вещах политики говорят напрямую, в лоб? Иной раз доходчивей самых проникновенных слов вполне конкретные и официально обнародованные решения в межгосударственных отношениях. Со стороны Москвы они последовали на другой день — 11 октября, точнехонько накануне важного саммита в Могилеве.

Губительную «черную метку» Минску было поручено вручить российскому министру энергетики Александру Новаку. Глава нашего ТЭКа наверняка обнародовал то, вокруг чего на высшем уровне ломались политические копья все последние месяцы. И слова Новака похожи одновременно и на ультиматум, и на приговор.

По его словам, с ноября 2018 года и до конца 2019 года Россия не будет поставлять бензин, дизель и мазут в Белоруссию. Ранее СМИ сообщали, что одновременно Москва прекращает поставки партнерам по так называемому Союзному государству сжиженного углеводородного газа.

Таким образом, по решению Кремля Минск мгновенно лишается ежегодных приблизительно 2,5 миллиардов долларов или 5 процентов ВВП страны. Именно такие суммы соседняя республика зарабатывала на получении от России нефти и нефтепродуктов по сниженным ценам и на последующем реэкспорте их по мировым ценам в третьи страны.

Но ладно бы топливная река из Белоруссии текла только в ЕС. Но среди крупнейших получателей этого реэкспорта была и Украина. По сведениям киевского издания «Зеркало недели», «белорусскими поставками (напрямую или транзитом) Киев перекрывает свыше 40% своих потребностей в моторном топливе (45% в бензине и 35% в дизтопливе)». Таким образом, мы сами, хотя и опосредовано, с помощью подсчитывавших валившиеся в неба денежки белорусов, заправляли украинские танки и бронетранспортеры, штурмующие Донбасс. Естественно, этому давно следовало положить конец.

Но озвученные Новаком меры принуждения — это не весь перечень финансовых бед, почти одномоментно обрушенных Россией на союзную, вроде бы, нам республику. По данным Reuters, ранее Москва отказала Минску в предоставления госкредита на сумму до $ 1 млрд. Кроме того, российские власти заблокировали перечисление Белоруссии двух кредитов из Евразийского фонда стабилизации и развития.

Совокупность этих новостей последнего полугодия для Белоруссии означает мгновенный экономический нокаут. Ничего удивительного, что с утверждением госбюджета республики на 2019 год в Минске сегодня полная вакханалия. Похоже, утверждать там, в общем-то, пока нечего.

Во всяком случае, по Бюджетному кодексу РБ пакет документов должен быть направлен главе государства до 1 сентября. Но 2 октября министр финансов Максим Ермолович признался, что проект этого ключевого документа только-только лег на стол главы государства. А на утверждение «процедурных вопросов» уйдет не только весь октябрь, но еще и ноябрь.

Стало быть, в течение этого времени Минск надеется каким-то чудом уговорить Путина сменить гнев на милость. И, без сомнения, в пятницу в Могилеве загнанный в угол Лукашенко, оставшись с глазу на глаз с Путиным, просто обязан попытаться переломить ситуацию. Хотя бы в целях собственного политического выживания. Каким образом он может надеяться добиться своего?

В рукаве Александра Григорьевича могут таиться как минимум два не слишком затратных для него козыря, мимо которых Москве трудно пройти, не оглянувшись. Потому что Россия слишком долго добивалась, чтобы они стали, наконец, предметом серьезных переговоров. Речь о продаже нашей стране на приемлемых условиях Минского завода колесных тягачей (МЗКТ) и об образовании на белорусской земле полноценной российской военной базы.

Но — по порядку. МЗКТ — огромное и достаточно современное предприятие, выстроенное во времена СССР. 95 процентов продукции идет на экспорт, главным образом — в нашу страну. На этих могучих машинах передвигаются практически все российские мобильные ракетные комплексы, включая межконтинентальные баллистические.

Естественно, Москва, чтобы снять критическую зависимость от соседей в содержании своего ракетно-ядерного щита, не раз предлагала Лукашенко купить МЗКТ. В ответ от союзника звучало нечто почти глумливое: «Да кто же против? Покупайте». И далее следовали или запредельные суммы в миллиардах долларов, или идея переписать на Минск какое-нибудь крупное месторождение нефти в Сибири. Желательно с ежегодной добычей не менее 10 миллионов тонн.

Когда Москве эта «Сказка про белого ракетно-ядерного бычка» стала надоедать, решено было налаживать производство подобных тягачей на собственном КамАЗе. Так в Набережных Челнах стартовал сугубо российский проект «Платформа-О». В августе 2015 года Александр Григорьевич эти усилия Москвы прокомментировал крайне высокомерно: «Нас пугают, что Россия, мол, изобретёт свои „сороконожки“ и будет ядерные боеголовки перевозить на своих — и на здоровье! Если у них есть сегодня мозги и деньги, которых у них нет — пускай изобретают!».

По некоторым данным, на проект «Платформа-О» нашей стране уже потрачено не менее 270 миллионов долларов. В качестве первого результата на форуме «Армия-2018» в Кубинке был продемонстрирован первый отечественный гигантский многоосный колесный тягач КамАЗ-7850 грузоподъемностью в 85 тонн. Но это — только начало пути. Заменить всю линейку продукции МЗКТ Набережные Челны пока не в состоянии. Поэтому если Батька сочтет возможным разговоры на эту тему с Путиным перевести в более конструктивного русло — в Могилеве у него, видимо, может получиться.

Наконец, почему бы двум лидерам в сотый, кажется, раз не побеседовать и про перспективы создания новой российской военной базы в Белоруссии? Дискредитирующая саму идею сотрудничества тяжба по этому поводу идет с 2013 года. С той поры, как НАТО вплотную подползла к нашим рубежам.

В переговорах с Лукашенко по этому поводу участвовали и министр обороны Сергей Шойгу, и секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев. Наконец — сам Путин. Говорили об аэродромах в Лиде, Бобруйске, потом — в Барановичах.

Читайте также

Лукашенко вертелся ужом. Он то было соглашался принять российских военных, то наутро открещивался от сказанного. И взамен предлагал задаром передать ему самые современные российские истребители, а за штурвалы посадить белорусских пилотов. Весной 2017-го Лукашенко пояснил это так: «Я хочу их (российское руководство) подвинуть к тому, чтобы они все-таки оказывали нам поддержку по перевооружению белорусской армии. Притом перевооружению или за их счет, или за малую цену. Мы не сможем за нынешнее вооружение из наших средств платить: у нас нет ни нефти, ни газа, а это в основном источники перевооружения».

Но России-то и впрямь сегодня очень нужна база в Белоруссии. Особенно после того, как американцы стали такую же спешно обустраивать буквально за Бугом — в Польше. Пока Москва и Минск бесполезно толкут воду в ступе, на польской земле и в Прибалтике бульдозеры уже ровняются будущие новые взлетно-посадочные полосы для ВВС США. Аэродромы передового базирования позволят НАТО до минимума сократить подлетное время для массированных ракетно-бомбовых ударов по Москве, Санкт-Петербургу, Брянску, Воронежу. Российские истребители в тех же Барановичах могли бы отодвинуть рубежи перехвата противника на несколько сот километров в западном направлении. А это бесценный выигрыш во времени.

Очевидно, с учетом этих стратегических обстоятельств, а также явно устав от препирательств с Лукашенко, летом прошлого года на международном авиасалоне «Ле-Бурже-2017» под Парижем Россия заключило с РБ соглашение по продаже Минску дюжины многофункциональных истребителей Су-30СМ по цене 25 миллионов долларов за штуку (при рыночной, как утверждают, 35−40 миллионов долларов).

Белорусский военный эксперт Александр Алесин справедливо считает, что таким образом Россия не столько делает одолжение Минску, сколько печется о собственных стратегических интересах. Даже льготные 25 миллионов долларов за современную боевую машину соседям все равно не потянуть. Общая сумма и такой сделки превышает половину годового военного бюджета Минска. Поэтому ее осуществимость все еще под вопросом.

Но тогда почему бы прижатому к канатам Батьке не предложить Путину снова вернуться к вопросу о российской военной базе? Это использует против него собственная оппозиция? Он снова перестанет нравиться Западу? Но каков выбор?


Новости политики: Лукашенко оценил перспективы присоединения Белоруссии к России

Постсоветское пространство: Главком Лукашенко скомандовал: «В ружье!»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня