18+
понедельник, 5 декабря
Армии и войны

Войны XXI века: Индия против Пакистана

Исламабад и Дели готовы в любой момент устроить ядерную бойню

  
10285

«СП» продолжает анализировать современные конфликтные ситуации в мире, способные привести к крупномассшабным войнам. Сегодня речь пойдет о более чем 60-летнем индо-пакистанском противостоянии, которое в XXI веке усугубилось тем, что оба государства разработали (или получили от своих покровителей) ядерное оружие и активно наращивают свою военную мощь.

Угроза для всех

Индо-пакситанский военный конфликт занимает, пожалуй, самое зловещее место в перечне современных угроз человечеству. По оценке сотрудника МИД РФ Александра Шилина, «особую взрывоопасность противостояние этих двух государств приобрело, когда и Индия, и Пакистан, проведя серию ядерных испытаний, продемонстрировали свою способность создавать ядерное оружие. Таким образом, южноазиатское военное противостояние стало вторым во всей мировой истории очагом ядерного сдерживания (после холодной войны между СССР и США)».

Это усугубляется тем, что ни Индия, ни Пакистан не подписали Договор о нераспространении ядерного оружия и продолжают воздерживаться от присоединения к нему. Они считают этот договор дискриминационным, то есть закрепляющим право обладания ядерным оружием за небольшой группой «привилегированных» стран и отсекающим все остальные государства от права на обеспечение собственной безопасности всеми доступными средствами. Точных данных о ядерных возможностях вооруженных сил Индии и Пакистана в открытой печати не публикуется. По некоторым оценкам, оба государства поставили перед собой цель (а может быть, уже и достигли ее) довести количество ядерных боеприпасов от 80 до 200 с каждой стороны. В случае их применения этого достаточно для того, чтобы экологическая катастрофа поставила под сомнение выживание всего человечества. Причины конфликта и ожесточение, с каким он развивается, свидетельствует о том, что такая угроза вполне реальна.

История конфликта

Как известно, Индия и Пакистан до 1947 года входили в состав английской колонии Индии. Великобритания в XVII веке огнем и мечом взяла «под свое крыло» существовавшие здесь феодальные княжества. Населяли их многочисленные народности, которые достаточно приблизительно можно было разделить на собственно индусов — коренных жителей страны и мусульман — потомков завоевавших Индию в XII—XIII вв.еках персов. Все эти народы сравнительно мирно уживались друг с другом. Тем не менее индусы были сосредоточены в основном на территории нынешней Индии, а мусульмане — в теперешнем Пакистане. На землях, которые сейчас принадлежат Бангладеш, население было смешанным. В значительной части оно состояло из бенгалов — индусов, исповедующих ислам.

Британия внесла смуту в относительно мирную жизнь племен. Следуя старому и проверенному принципу «разделяй и властвуй», англичане проводили политику разъединения населения по религиозному признаку. Тем не менее постоянно идущая здесь национально-освободительная борьба привела после Второй мировой войны к образованию самостоятельных государтств. К Пакистану отошли северо-западный Пенджаб, Синд, Северо-Западная провинция, Белуджистан. Это было бесспорно, поскольку данные земли были населены мусульманами. Отдельным районом стала часть разделенной ранее Бенгалии — Восточная Бенгалия или Восточный Пакистан. Этот анклав мог сообщаться с остальным Пакистаном только через территорию Индии или по морю, но для этого требовалось преодолеть более трех тысяч миль. Такое разделение уже заложило в себе очаг напряженности между двумя странами, но главной проблемой является ситуация с княжествами Джамму и Кашмир.

В Кашмирской долине 9 человек из десяти исповедовали ислам. В то же время исторически сложилось так, что вся правящая верхушка состояла из индусов, которые, естественно, хотели инкорпорировать княжество в Индию. Естественно, мусульмане не были согласны с такой перспективой. В Кашмире стали создаваться стихийные отряды ополченцев, а с территории Пакистана началась инфильтрация групп вооруженных пуштунов. 25 октября они вошли в столицу княжества Сринагар. Спустя два дня индийские части вернули Сринагар и отбросили повстанцев от города. Правительство Пакистана тоже ввело в бой регулярные войска. Одновременно в обеих странах прошли репрессии против иноверцев. Так началась первая индо-пакистанская война.

В кровопролитных сражениях широко применялась артиллерия, участвовали бронетанковые подразделения и авиация. К лету 1948 года пакистанская армия заняла северную часть Кашмира. 13 августа Совет Безопасности ООН принял резолюцию о прекращении огня обеими сторонами, но лишь 27 июля 1949 года Пакистан и Индия подписали перемирие. Кашмир оказался разделенным на две части. За это та и другая стороны заплатили страшную цену — более миллиона убитых и 17 миллионов беженцев.

17 мая 1965 года перемирие 1949 года было нарушено, как считают многие историки, Индией: батальон индийской пехоты пересек линию прекращения огня в Кашмире и с боем взял несколько пакистанских погранпостов. 1 сентября в боевое соприкосновение вступили регулярные части пакистанской и индийской армий в Кашмире. Пакистанские ВВС начали наносить удары по крупным городам и промышленным центрам Индии. Обе страны активно осуществляли заброски воздушно-десантных войск. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не сильнейший дипломатический прессинг, вынудивший Дели прекратить войну. Советский Союз — давний и традиционный союзник Индии, был раздражен этой военной авантюрой Дели. В Кремле не без основания опасались, что в войну может вступить Китай на стороне союзного ему Пакистана. Случись подобное, США поддержали бы Индию; тогда СССР оказался бы оттертым на второй план, и его влияние в регионе было бы подорвано.

По просьбе Алексея Косыгина тогдашний президент Египта Насер лично прилетел в Дели и подверг критике индийское правительство за нарушение соглашения о прекращении огня. 17 сентября советское правительство пригласило обе стороны встретиться в Ташкенте и разрешить конфликт мирным путем. 4 января 1966 года в узбекской столице начались индо-пакистанские переговоры. После долгих споров 10 января было решено отвести войска к довоенному рубежу и восстановить статус-кво.

Ни Индия, ни Пакистан не были довольны «замирением»: каждая из сторон считала свою победу украденной. Индийские генералы заявляли, что если бы не вмешался СССР, они бы уже давно сидели в Исламабаде. А их пакистанские коллеги утверждали, что будь у них еще неделя, они бы блокировали индусов в южном Кашмире и совершили танковый бросок на Дели. Вскоре и у тех и у других вновь появилась возможность померяться силами.

Началось с того, что 12 ноября 1970 года над Бенгалией пронесся тайфун, унесший около трехсот тысяч жизней. Колоссальные разрушения еще более ухудшили жизненный уровень бенгальцев. В своеми бедственном положении они обвиняли пакистанские власти и требовали автономии. Исламабад вместо помощи направил туда войска. Началась не война, а бойня: первых попавшихся бенгальцев давили танками, хватали на улицах и везли к озеру в окрестностях Читтагонга, где десятки тысяч людей были расстреляны из пулеметов, а их тела утоплены в озере. Теперь это озеро называется озером Восставших. Началась массовая эмиграция в Индию, где оказалось около 10 миллионов человек. Индия начала оказывать военную помощь отрядам повстанцев. В конце концов это привело к новой индийско-пакистанской войне.

Главным театром боевых действий стала Бенгалия, где в проведении операций важнейшую роль сыграли военные флоты обеих сторон: ведь этот пакистанский анклав мог снабжаться только по морю. Учитывая подавляющую мощь индийского ВМФ — авианосец, 2 крейсера, 17 эсминцев и фрегатов, 4 подводных лодки, тогда как в пакистанском флоте числились крейсер, 7 эсминцев и фрегатов и 4 подлодки — исход событий был предрешен. Важнейшим итогом войны явилась утрата Пакистаном своего анклава: Восточный Пакистан стал независимым государством Бангладеш.

Десятилетия, прошедшие после этой войны, были богаты на новые конфликты. Особо острый произошел в конце 2008-начале 2009 года, когда подвергся нападению террористов индийский город Мумбаи. При этом Пакистан отказался выдать Индии лиц, подозреваемых в причастности к этой акции.

Ныне Индия и Пакистан продолжают балансировать на грани открытой войны, причем индийские власти заявили, что четвертая индо-пакистанская война должна быть последней.

Тишина перед взрывом?

Первый вице-президент Академии геополитических проблем доктор военных наук Константин Сивков в беседе с корреспондентом «СП» так прокомментировал ситуацию в современных отношениях Индии и Пакистана:

— На мой взгляд, в данный момент индо-пакистанский военный конфликт находится в нижней точке условной синусоиды. Руководство Пакистана сегодня решает непростую задачу противостояния давлению со стороны исламских фундаменталистов, которые находят поддержку в недрах пакистанского общества. В связи с этим конфликт с Индией ушел на второй план. А вот противостояние ислама и пакистанских властей очень характерно для нынешнего мирового расклада. Пакистанская власть проамериканская до мозга костей. А исламисты, которые сражаются против американцев в Афганистане и наносят удары по их ставленникам в Пакистане, представляют собой другую сторону — объективно, так сказать, антиимпериалистическую.

Что касается Индии, то и ей сейчас не до Пакистана. Она видит, куда катится мир, и серьезно занята перевооружением своей армии. В том числе и современной российской боевой техникой, которая, кстати сказать, в наши войска почти не поступает.

«СП»: — Против кого она вооружается?

— Понятно, что США рано или поздно могут инспирировать войну с Пакистаном. Давний конфликт — благоприятная почва для этого. К тому же на провоцирование очередного витка индо-пакистанского военного противостояния может повлиять нынешняя война НАТО в Афганистане. Дело в том, что за то время, пока она идет, США поставили в Афганистан (а значит, опосредованно и пакистанским талибам) огромное количество сухопутного вооружения, возвращение которого обратно в США является экономически не выгодной операцией. Это оружие обречено на применение, и оно будет стрелять. Индийское руководство понимает это. И готовится к такому ходу сорбытий. Но у нынешнего перевооружения индийской армии есть, на мой взгляд, и более глобальная цель.

«СП»: — О чем вы?

— В интервью «Свободной прессе» я уже не раз обращал внимание на то, что мир с катастрофическим ускорением устремился к началу «горячего» периода очередной мировой войны. Связано это с тем, что глобальный экономический кризис не кончился, и разрешить его можно только путем построения нового мирового порядка. А случая, чтобы новый мировой порядок строился бескровно, в истории ещё не было. События в Северной Африке и других странах — это пролог, первые звуки грядущей мировой войны. Во главе нового передела мира — американцы. Сегодня мы наблюдаем почти полностью сформировавшуюся военную коалицию сателлитов США (Европа плюс Канада). А вот противоборствующая ей коалиция еще только формируется. На мой взгляд, она имеет две составляющие. Первая — страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика). Вторая составляющая — страны арабского мира. Они только начинают осознавать необходимость создания единого оборонного пространства. Но процессы идут быстро. Индийское руководство, пожалуй, наиболее адекватно реагирует на зловещие изменения в мире. Оно, как мне представляется, трезво смотрит в более или менее отдаленное будущее, когда сформировавшейся антиамериканской коалиции все-таки придется столкнуться с основным врагом. В Индии идет настоящая реформа армии, не то, что у нас.

Неутешительные подсчеты

Несколько иное мнение у сотрудника одного из департаментов МИД РФ Александра Шилова:

— Понятно, что ядерное сдерживание со сторорны Индии направлено в первую очередь против тех государств, которых она считает вероятными противниками. Прежде всего, это Пакистан, который так же как и Индия, принимает меры по формированию стратегических ядерных сил. Но еще и потенциальная угроза со стороны Китая на протяжении многих лет являлась одним из основных факторов, влиявших на военное планирование Индии. Достаточно напомнить, что сама индийская ядерная военная программа, начало которой восходит к середине 60-х годов, стала в основном ответом на появление ядерного оружия у КНР (1964 год), тем более, что Китай в 1962 году нанёс Индии тяжёлое поражение в пограничной войне. Для сдерживания Пакистана Индии, как представляется, будет достаточно нескольких десятков зарядов. По мнению индийских специалистов, минимальным в данном случае был бы потенциал, обеспечивающий выживаемость 25−30 носителей с боеприпасами после первого внезапного ядерного удара со стороны Пакистана. Учитывая размер территории Индии и возможности к значительному рассредоточению средств ядерного нападения можно предположить, что удар со стороны Пакистана, даже самый массированный, не сможет вывести из строя большую часть индийских СЯС. Ответный удар индийцев с применением хотя бы 15−20 ядерных зарядов, несомненно, приведёт к непоправимому ущербу вплоть до полного краха пакистанской экономики, тем более, что радиус действия индийской авиации и разрабатываемых Дели баллистических ракет позволяет поражать фактически любой объект в Пакистане. Поэтому, если иметь в виду только Пакистан, арсенала из 70−80 боеприпасов может быть, видимо, более, чем достаточно. Справедливости ради надо отметить, что и индийская экономика едва ли будет в состоянии выдержать ядерный удар с применением хотя бы 20−30 зарядов со стороны того же Пакистана.

Однако, если исходить одновременно из принципа нанесения неприемлемого ущерба и неприменения ядерного оружия первым, то в случае с Китаем необходимо будет располагать арсеналом, по крайней мере сопоставимым с китайским, а Пекин ныне имеет 410 зарядов, из них на межконтинентальных баллистических ракетах не более 40. Понятно, что если рассчитывать на первый удар со стороны Китая, то Пекин в состоянии вывести из строя очень значительную часть средств ядерного нападения Индии. Таким образом, общее их количество должно быть примерно сопоставимым с китайским арсеналом и достигать нескольких сотен для того, чтобы обеспечить необходимый процент выживаемости.

Что касается Пакистана, то руководство этой страны постоянно дает понять, что порог возможного применения ядерного оружия у Исламабада может быть весьма низок. При этом (в отличие от Индии) Исламабад, по-видимому, намерен исходить из возможности применения своего ядерного оружия первым. Так, по словам пакистанского аналитика генерал-лейтенанта С. Лоди, «в случае возникновения опасной ситуации, когда индийское «наступление с применением обычных средств будет угрожать прорвать нашу оборону, или уже осуществит прорыв, который невозможно будет ликвидировать обычными мерами, находящимися в нашем распоряжении, у правительства не останется иной возможности, кроме применения нашего ядерного оружия для стабилизации положения».

Кроме того, согласно ряду заявлений пакистанцев, в целях контрмеры на случай массированного наступления индийских сухопутных сил могут быть применены ядерные фугасы, чтобы минировать ими пограничную с Индией зону.

Из досье «СП»

Вооруженные силы Индии

Регулярные вооруженные силы Индии насчитывают 1,303 млн человек (четвертое место в мире по численности ВС). Резерв 535 тыс. человек.

Сухопутные войска (980 тыс. человек) составляют основу вооруженных сил. На вооружении СВ состоит: пять ПУ ОТР «Притхви»; 3 414 боевых танков (Т-55, Т-72М1, «Арджун», «Виджаянта»); 4 175 орудий полевой артиллерии (155-мм гаубицы FH-77B «Бофорс», 152-мм гаубицы, 130-мм пушки М46, 122-мм гаубицы Д-30, 105-мм самоходные гаубицы «Аббот», 105-мм гаубицы IFG Mk I/II и М56, 75-мм пушки РКУ М48); более 1 200 минометов (160-мм «Тампелла» М58, 120-мм «Брандт» АМ50, 81-мм L16A1 и Е1), около 100 122-мм РСЗО БМ-21 и ZRAR; ПТРК «Милан», «Малютка», «Фагот», «Конкурс»; 1 500 безоткатных орудий (106-мм М40А1, 57-мм М18); 1 350 БМП-1/-2; 157 БТР ОТ62/64; свыше 100 БРДМ-2; ЗРК «Квадрат», «ОСА-АКМ» и «Стрела-1»; ЗРПК «Тунгуска», а также ПЗРК «Игла», «Стре-ла-2». Кроме того, имеются 2 400 установок зенитной артиллерии 40-мм L40/60, L40/70, 30-мм 2С6, 23-мм ЗУ-23−2, ЗСУ-23−4 «Шил-ка», 20-мм пушки «Эрликон»; 160 многоцелевых вертолетов «Читак». Часть бронированной техники и артиллерийских систем находится на хранении.

Военно-воздушные силы (150 тыс. человек) имеют на вооружении 774 боевых и 295 самолетов вспомогательной авиации. Истребительно-бомбардировочная авиация включает 367 самолетов, сведенных в 18 ибаэ (одна Су-30К, три МиГ-23, четыре «Ягуар», шесть МиГ-27, четыре МиГ-21). В составе истребительной авиации — 368 самолетов, сведенных в 20 иаэ (14 МиГ-21, одна МиГ-23МФ и УМ, три МиГ-29, две «Мираж-2000»), а также восемь самолетов Су-30МК. В разведывательной авиации имеется одна эскадрилья самолетов «Канберра» (восемь машин) и одна МиГ-25Р (шесть), а также по два самолета МиГ-25У, Боинг 707 и Боинг 737. В состав авиации РЭБ входят четыре самолета «Канберра» и четыре вертолета HS 748. На вооружении транспортной авиации находятся 212 самолетов, сведенных в 13 эскадрилий (шесть Ан-32, но две Во-228, ВАе-748 и Ил-76), а также два самолета Боинг 737−200 и семь самолетов ВАе-748. Кроме того, на вооружении авиационных частей 28 самолетов ВАе-748, 120 «Киран-1», 56 «Киран-2», 38 «Хантер» (20 Р-56, 18 Т-66), 14 «Ягуар», девять МиГ-29УБ, 44 TS-11 «Искра» и 88 учебно-тренировочных НРТ-32. Вертолетная авиация включает 36 ударных вертолетов, сведенных в три эскадрильи Ми-25 и Ми-35, а также 159 транспортных и транспортно-боевых вертолетов Ми-8, Ми-17, Ми-26 и «Читак», сведенных в 11 эскадрилий. Войска ПВО организационно сведены в 38 эскадрилий. На вооружении состоят: 280 ПУ ЗРК С-75 «Двина», С-125 «Печора». Помимо этого, для повышения боевых возможностей ПВО командование предполагает закупить в России зенитные ракетные комплексы С-300ПМУ и «Бук-М1».

Военно-морские силы (55 тыс. человек, в том числе 5 тыс. — морская авиация, 1,2 тыс. -морская пехота) включают 18 подводных лодок, авианосец «Вираат», эскадренные миноносцы типа «Дели», пр. 61МЭ, фрегаты типа «Годавари», «Линдер», корветы типа «Хукри» (пр. 25), «Петя 3» (пр. 159А). На вооружении авиации ВМС состоит 23 ударных самолета «Си Харриер» (две эскадрильи); 70 противолодочных вертолетов (шесть эскадрилий): 24 «Читак», семь Ка-25, 14 Ка-28, 25 «Си Кинг»; три эскадрильи базовой патрульной авиации (пять самолетов Ил-38, восемь Ту-142М, 19 Do-228, 18 BN-2 «Дефендер»), эскадрилья связи (десять Do-228 и три «Четак»), спасательная вертолетная эскадрилья (шесть вертолетов «Си Кинг»), две учебно-тренировочные эскадрильи (шесть самолетов HJT-16, восемь НРТ-32, два вертолета «Читак» и четыре «Хьюз 300»).

Вооруженные силы Пакистана

Численность военнослужащих — 587 000, мобилизационные ресурсы — 33,5 мпн чел.

Сухопутные войска — 520 000 чел. Вооружение: 18 ОТР «Хагф», «Шахиня», более 2320 танков (М47. М48А5, Т-55, Т-59, 300 Т-80УД), 850 БТР М113, 1590 орудий ПА, 240 самоходных орудий, 800 ПУ ПТУР, 45 РСЭО, 725 минометов, более 2000 орудий ЗА, 350 ПЗРК («Стингер», «Ред Ай», RBS-70), 500 ПЗРК «Анза», 175 самолетов и 134 вертолета АА (из них 20 ударных AH-1F).

Военно-воздушные силы — 45 000 чел. Самолетный и вертолетный парк: 86 «Мираж» (ЗЕР, 3DP, 3RP, 5РА. РА2, DPA, DPA2), 49 Q-5, 32 F-16 (А и В), 88 J-6, 30 JJ-5,38 J-7, 40 MFI-17B, 6 МИГ-15УТИ, 10 Т-ЗЗА, 44 Т-37(ВиС), 18К-8, 4 «Атлангик», 3 Р-ЗС, 12 С-130 (В и Е), L-100, 2 Боинг 707, 3 «Фалкон-20», 2 F.27−200, 12 CJ-6A, 6 SA-319, 12 SA-316, 4 SA-321, 12 SA-315B.

Военно-морской флот — 22 000 чел. (в т. ч. 1 200 в МП и около 2 000 в агентстве морской безопасности). Корабельный стостав: 10 ГШ (1 «Агоста-90В», 2 «Аго-ста», 4 «Дафнэ» и др.), 3 СМПЛ MG 110, б ФР УРО «Амазон», 2 ФР «Линдер», 5 РКА (1 «Джапалат», 4 «^анфэн»), 4 ПКА (1 «Лар-кана», 2 «Шанхай-2», 1 «Таун»), 3 МТК «Эридан», 1 ГИСУ 6 ТН. 3 Авиация ВМС: Самолеты — 1 паэ (3 Р-ЗС, 5 F-27, 4 «Аглантик-1»); вертолеты — 2 аэ ПЛВ (2 «Линю» HAS.3.6 «Си Кинга Mk45, 4 SA-319B).

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня