18+
понедельник, 5 декабря
Армии и войны

Уроки грузинского российская армия не выучила

Три года назад началась война в Южной Осетии. Она показала, что Россия не готова к серьезной войне

  
2568

Ровно три года назад случилось то, что и в кошмарном сне не могло привидеться нашим отцам и дедам: Россия вступила в войну с Грузией. Для авантюрного президента бывшей братской республики Михаила Саакашвили все кончилось всего за пять дней. Его заботливо выпестованная и обученная американцами армия просто перестала существовать. Российские танки беспрепятственно покатили к грузинской столице, и лишь приказ Москвы остановил этот блиц-криг. Надежды силой Саакашвили хоть когда-нибудь вернуть под державную руку Тбилиси мятежные Абхазию и Южную Осетию превратились в политический прах. На память побежденным великодушные победители оставили красноречивую надпись на заборе захваченной нашими войсками авиабазы в Сенаки: «Товарищи грузины! Учитесь военному делу настоящим образом. Приедем — проверим. 71-й гвардейский мотострелковый полк».

Эта фраза выглядела внушительно и даже красиво. Но, увы, излишне высокомерно. На самом деле пятидневная война на Кавказе показала, что учиться военному делу настоящим образом предстоит и Вооруженным силам РФ. Чтобы раздавить армию маленькой Грузии хватило мощи одной лишь 58-й общевойсковой армии, усиленной частями и подразделениями Воздушно-десантных войск, спешно переброшенными в район конфликта. Будь противник посерьезней, беды бы нам не миновать. Мы тоже по-настоящему воевать не умели и не умеем - вот главный итог «войны 08.08.08» для нашей страны. Спешно начавшаяся сразу после победы спонтанная и лихорадочная российская военная реформа по-сердюковски стала признанием этого факта и со стороны Министерства обороны и Генерального штаба Вооруженных сил РФ.

Как вкратце выглядят уроки вооруженного конфликта в Южной Осетии? Вот мнение руководителя Центра военного прогнозирования полковника Анатолия Цыганка:

— Стоит отметить, что вопреки мнению скептиков, наши войска сумели быстро среагировать на попытку Грузии внезапно оккупировать Цхинвали. Действиям российской стороны серьезно мешало то, что единственная автодорога Владикавказ—Цхинвали (167 км) имела крайне ограниченную пропускную способность. Тем не менее, за сутки группировка РФ была увеличена почти вдвое. Быстрота и успешность их действий оказались неожиданными не только для грузинского руководства, но и для Запада. За трое суток на изолированном и крайне сложном по природным условиям операционном направлении была создана весьма мощная группировка сил и средств, способных к эффективным действиям и нанесению быстрого поражения численно не уступавшей группировке грузинской армии.

Российские солдаты и офицеры достойно выполняли свои задачи. Особенно Воздушно-десантные войска. Так, по сведениям полковника Цыганка, части и подразделения 76-й десантно-штурмовой дивизии (Псков), действуя в качестве передовых отрядов сухопутной группировки, решительно и быстро вошли в город Гори, блокировали и разоружили грузинскую 1-ю пехотную бригаду и создали условия для продвижения на Тбилиси.

Столь же успешно воевали бронетанковые группы и сводные батальоны других соединений ВДВ. За несколько суток непрерывных боев и маршей по тылам противника общие потери десантников на удивление небольшие: убиты офицер и сержант, 11 человек ранено.

Но героизм российского солдата не затушевал главного: к серьезной войне наши Вооруженные силы не готовы. В оперативном, боевом и техническом оснащении войск очень много прорех.

По мнению Цыганка, слабости наших Вооруженных сил РФ, проявившиеся в августе 2008 года, конспективно выглядят следующим образом.

Первое. Не было налажено взаимодействие между родами и видами войск на поле боя. В течение первого дня не было очевидным преимущество российской авиации, а отсутствие в войсках авианаводчиков позволило грузинским реактивным системам залпового огня и артиллерии беспрепятственно, в течении 14 часов, вести огонь по Цхинвалу. Причина, как оказалось, была в том, что оперативные группы ВВС не смогли выделить в общевойсковые соединения и части нужных специалистов без параллельного развертывания КП и ЗКП. Практически отсутствовали армейская авиация, поэтому танки шли без воздушного прикрытия.

Второе. Слабыми сторонами российской армии в очередной раз оказались действия ночью, разведка, связь и тыловое обеспечение. На исходе боев роковым образом эти недочеты не сказались лишь потому, что грузинская армия оказалась еще слабее. Сказалось отсутствие в наших боевых порядках в Южной Осетии радиолокационного комплекса разведки позиций ракетных установок и артиллерии «Зоопарк-1», способного в радиусе 40 километров мгновенно засекать летящий снаряд и сразу определяющего точку выстрела. Корректировка огня российской артиллерии шла по радионаводке и оказалась недостаточно эффективной.

Третье. Ночные прицелы устаревших танков Т-62 и Т-72, которыми только и располагала 58-я армия, не выдерживают никакой критики. Они «слепнут» от вспышек выстрелов и видят всего на несколько сот метров. Инфракрасные осветители увеличивают дальность наблюдения и прицеливания, но очень сильно демаскируют машину. Старые танки не имели ни GPS, ни тепловизара, ни систему опознавания «свой — чужой».

Четвертое. Приобретенные в ходе контртеррористической операции в Чечне тактические навыки и приемы ведения боя оказались неэффективными в боях с мобильным противником. В итоге наши части не раз попадали в «огневые мешки» грузинских войск. Российские военные нередко обстреливали друг друга, не имея возможности определить свое точное местонахождение. Военнослужащие 58-й армии признавались, что иногда лишь поначалу пользовались американской GPS, но после двух дней боев на территории Грузии эта система была отключена.

Пятое. ВВС России были задействованы лишь в ограниченной степени. Это было связано, видимо, с политическими ограничениями. Именно поэтому не подвергались атакам объекты инфраструктуры, транспорта, связи, промышленности Грузии, органы государственного управления республики. Кроме того, на эффективности применения нашей боевой авиации сказалась острая нехватка высокоточного оружия. В основном, летчики применяли обычные бомбы и неуправляемые ракеты.

Шестое. В составе нашей группировки находился всего лишь один комплекс беспилотных летательных аппаратов среднего класса — беспилотник «Пчела». Радиус его действия — 60 километров, продолжительность полета — 2 часа. Этого крайне недостаточно для получения своевременной и непрерывной информации о противнике.

Все это, конечно, надо было срочно исправлять. Неудивительно, что почти сразу же после того, как затихли последние выстрелы на Кавказе, в России началась самая радикальная и самая форсированная в новейшей истории военная реформа. Можно ли сегодня, спустя три года, сказать, что теперь мы способны воевать лучше, чем в 2008-м? Это «Свободная пресса» обсудила с президентом Академии геополитических наук, генерал-полковником Леонидом Ивашовым.

«СП»: — Леонид Григорьевич, давайте будем справедливы: усилий и денег для того, чтобы реформировать армию страна в последние годы затратила очень много. Каков промежуточный итог? Сильнее мы стали за три года?

— Может быть, в тактическом звене стали и посильнее. По крайней мере, в смысле тактической выучки. Все-таки учения проводятся намного регулярнее и масштабней, чем прежде. А вот в стратегическом звене — сомневаюсь. Как был полный бардак, так, подозреваю, и остался. Возьмите систему разведки. Мы же ничего не знали о состоянии грузинской армии к августу 2008 года. Не знали времени удара. Не знали состава наступательной группировки. Не знали, что в ее составе появилась обновленная ПВО, комплексы «Бук» и прочее. Не знали про модернизированные грузинами танки. А почему? Потому что соответствующие функции высшим руководством России были сняты с тех, кто такой разведкой всегда занимался — с Главного разведывательного управления Генерального штаба. Я был просто поражен этим фактом. Заставили сведения о противнике собирать тех, кто этого никогда не делал и опыта не имел.

«СП»: — Службу внешней разведки, что ли?

-Даже и не ее. Но давайте об этом не будем. Обобщим: то, что нападение Грузии на Южную Осетию оказалось полнейшей неожиданностью — это крупнейший провал российской системы разведки. И я ничего не слышал, чтобы в этом направлении были внесены серьезные коррективы. Далее. Войска не знали, что делать. Раньше как было? По тревоге командир полка вскрывает конверт, где для него все детально расписано: кто, куда, когда и откуда? Через сорок минут полк или его передовой отряд должны начать движение по намеченным маршрутам. Ничего этого в августе 2008 года не было. А в Москве долго искали президента, потом министра обороны. Просто хаос! Лучше будет сегодня, если что-нибудь подобное стрясется? Боюсь, что нет.

«СП»: — На чем основаны ваши сомнения?

— А вы посмотрите, какие задачи продолжают ставить войскам? Допустим, случится повторная агрессия Грузии. Снова станем принуждать ее к миру? Ни в одном армейском руководящем документе такого термина нет. Для командира всегда есть и был агрессор и его надо громить и принуждать к капитуляции. А если снова прикажут принуждать миру, то офицеры просто не будут знать, что делать. Стрелять или не стрелять? Самые осторожные наверняка прикажут колоннам остановится и начнут уговаривать противника сдаваться в плен.

«СП»: — Но ведь факт, что появились бригады постоянной готовности. Разве это не шаг вперед?

— В чем-то — возможно. А в чем-то — новый бардак. Расформировали дивизии. Но в них была масса подразделений боевого и технического обеспечения. Куда они девались? Никто не знает. Помните прошлогодние лесные пожары в России? Раньше брали в округе трубопроводные батальоны и бригады и посылали их сбивать огонь. А тут хватились — нет трубопроводных батальонов. В процессе военной реформы кто-то их сократил за ненадобностью. По всей стране начали скрести. Если вдруг война — времени на это не будет.

Возьмите проблему армейской авиации. Наши части в Южной Осетии воевали без вертолетного прикрытия. Почему? Потому что вертолеты огневой поддержки бывший начальник Генштаба Квашнин из состава Сухопутных войск передал в Военно-Воздушные силы. Но там они — лишняя обуза. Раньше общевойсковой командир сам командовал вертолетами в интересах своих наземных частей. Теперь ему надо о такой поддержке просить штаб авиаторов. А с ним может не быть связи, как в том августе. Война с Грузией показала, что армейскую авиацию в Сухопутные войска нужно срочно возвращать. Этого тоже пока никто не сделал.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня