18+
пятница, 9 декабря
Армии и войны

Сирия уже в прицеле НАТО

Подготовлены четыре сценария нападения на Дамаск

  
213

В период боевых действий НАТО над Ливией многие эксперты высказывали мнение, что следующими в очереди на демократическое бомбометание должны стать Сирия и Иран. К сожалению (или «к счастью», в зависимости от позиций читателя), все, что мы видим и слышим по окончании военных действий в Джамахирии, только подтверждает эту точку зрения. 7 ноября постоянный представитель США при НАТО Иво Даалдер заявил, что для того, чтобы администрация президента Барака Обамы санкционировала операцию против Сирии, аналогичную ливийской, должны наступить определенные обстоятельства: «Формула состоит в том, что (для начала операции) должны быть: отчетливо продемонстрированная потребность (со стороны оппозиции), региональная поддержка и некий законодательный базис. И только при соблюдении этих трех условий мы подумаем о возможности проведения операции. Ни один из этих факторов для Сирии пока не характерен», — приводит «Риа Новости» слова Даалдера.

Таким образом, Белый Дом прямо озвучил «формулу», условия, при выполнении которых последует боевая операция аналогичная ливийской:

1)Запрос оппозиции

2)Поддержка других стран региона

3)"Некий законодательный базис"

Создается впечатление, что в ближайшем будущем ни о каких военных действиях против Сирии речи и близко не идет, но что это за условия в действительности:

Запрос оппозиции? Хоть сегодня. Сирийские оппозиционеры уже давно просят установить над страной бесполетную зону. Региональная поддержка? Будет и она: по инициативе Катара 12 ноября Лига арабских государств (ЛАГ) планирует провести экстренное заседание «для урегулирования ситуации в Сирии». На встрече главы арабских стран обсудят «непрекращающееся насилие и невыполнение правительством своих обещаний» по выходу из кризиса в стране. Генеральный секретарь ЛАГ Набиль аль-Араби уже предупредил, что если власть и в дальнейшем будет использовать силу против мирных демонстрантов, это будет иметь «катастрофические последствия». Египетская газета «Аль-Ахрам» 9 ноября и вовсе сообщила, что ЛАГ уведомила оппозиционный Сирийский национальный совет, что на экстренном заседании глав МИД в субботу будут приняты новые меры против сирийского режима в свете невыполнения положений арабской инициативы". А это может означать и третье условие — «некий законодательный базис» для начала военной кампании.

Напомним, что в прошлом ЛАГ поддержал идею создания бесполетного пространства над Ливией. Кроме этого, вооруженные силы Катара ранее принимали непосредственное участие в ливийской войне.

На фоне агрессивных заявлений, которые делают в адрес Сирии самые разные страны мира, можно теоретически представить четыре разных варианта военной кампании против этого государства.

Сценарии нападения на Сирию:

1) Сирийская «оппозиция» объявляет о новых «массовых расправах над мирными демонстрантами», о бомбардировках и «подавлениях» и требует установить над территорией страны «бесполетную зону». Россия и Китай отказываются одобрить эту резолюцию в СовБезе ООН, но западные страны идут на этот шаг, проигнорировав Международное право, как это уже делали США в 2003 году, когда начали войну в Ираке. Далее бомбардировки сирийских военных целей и действия на стороне «повстанцев» по ливийскому сценарию.

2) Лига Арабских Государств на очередном собрании выносит постановление о невозможности дальнейшего воздержания от ситуации с «расправами над мирным населением Сирии» и начинает боевые действия против этой страны, обеспечивая благостную картинку на Западе: благовоспитанные мусульмане Ближнего востока решили самостоятельно разобраться с «тираническим режимом» своего соседа по региону. Мнения России и Китая никто даже не спрашивает, НАТО ни при чем — все довольны.

3) Турция, которая в последнее время выступает одним из наиболее яростных критиков властей Сирии, вступает в военный конфликт с этой страной. Например, заявляется, что ее военные специалисты или мирные жители подверглись вероломному нападению со стороны соседа (благо опыт с «Флотилией свободы» уже есть), поэтому теперь-то Турция точно не может оставаться в стороне от конфликта. При этом, согласно уставу НАТО, Северо-Атлантический альянс обязан всей своей мощью выступить на защиту входящего в него государства. Разрешение России и Китая опять-таки не требуется.

4) Обострение отношений между Сирией и Израилем, приводящее к очередной арабо-израильской войне. Израиль уже давно обвиняет Сирию в пособничестве террористам и движению «Хезболла», а сейчас международное отношение к Башару Асаду таково, что вряд ли мировое сообщество будет сильно возмущаться из-за действий Израиля.

При реализации любого из сценариев практически наверняка Иран выступит на стороне Сирии, осознавая, что тогда в будущем ему точно придется воевать с остальным миром в одиночку. Остальным странам региона придется выбирать, чью сторону занимать. Особенно сложным этот выбор может оказаться в случае воплощения в жизнь четвертого сценария, т.к. исторически сформировался образ Израиля как врага всего арабского мира.

Прокомментировать перспективы военного противостояния Сирии с потенциальными противниками корреспондент «Свободной прессы» попросил вице-президента Академии геополитических проблем Константина Сивкова:

— Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо сначала обратиться к опыту ливийского сценария. Он говорит нам о том, что при грамотном использовании систем ПВО натовская авиация решить задачу эффективного использования господствующего положения в воздухе не может. По сути дела до самого последнего момента воздушная война Ливии при условии, что на земле действуют лишь, так называемые повстанцы при ограниченном участии спецподразделений войск НАТО была провальной, и к середине сентября это стало очевидным. Успеха удалось достичь только при масштабном участии войск НАТО в этой военной операции. Как военный эксперт, доктор военных наук и офицер Генштаба могу уверенно сказать, что захват Триполи, который был выполнен в форме воздушно-наземно-морской операции, силами повстанцев не мог быть осуществлен в принципе. И есть серьезные основания полагать, что в результате штурма Триполи войска НАТО понесли потери убитыми около 3500 человек. Сообщения об этом появлялись еще в сентябре. В сегодняшних трех войнах: в Ираке, в Афганистане и в Ливии материальные и людские потери НАТО еще предстоят, поэтому в таких условиях ввязываться еще и в третью войну для альянса самоубийственно. И если сейчас они по просьбе ЛАГ туда полезут, то, скорее всего, они будут добиваться того, что сухопутная операция, без которой они ничего серьезного добиться не смогут, была проведена не силами НАТО, а войсками стран Лиги арабских государств. Без НАТО страны ЛАГ успешно провести операцию против Сирии не смогут.

«СП»: — Каковы будут перспективы военного противостояния Сирии с Турцией?

— Участие Турции в войне может стать единственной серьезной угрозой для Сирии. Турция может ввязаться в эту авантюру для того, чтобы решить задачу превращения своей страны в лидеры исламского мира. В этом случае там будет достаточно тяжелое затяжное противостояние. Турецкая военная агрессия приведет к тому, что народ будет консолидироваться, т.к. это будет угроза уже не каких-то повстанцев, а прямая интервенция иностранных войск.

«СП»: — А если Турцию или войска стран ЛАГ поддержит НАТО?

— При грамотном использовании систем ПВО, которые есть в наличии у Сирии, она сможет отразить воздушные удары НАТО или сделать их неэффективными. Если в войну ввяжутся турецкие войска, то с учетом воздушных ударов НАТО, с учетом действий военных формирований, Сирия, скорее всего, не устоит и будет достаточно быстро разгромлена — в течение полутора-двух месяцев. То же самое произойдет, если войдут войска альянса численностью около 50 тысяч человек. Если Турция в войну не ввяжется, а дело ограничится арабскими силами, то это будет длительная тяжелая война по ливийскому сценарию с неизвестным результатом.

При этом надо понимать, что если СовБез ООН не даст санкцию на проведение операции против Сирии, то едва ли какая-то страна — даже Турция — решится на агрессию против нее. Хотя в нынешних тяжелейших экономических условиях, в условиях нарастания революционной волны в странах Запада, его политическая элита может пойти на авантюру и плюнуть на все ограничения ООН и начать масштабную войну.

С этой точкой зрения не согласен президент Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов:

«СП»: — Александр Александрович, насколько вероятна сегодня агрессия НАТО или группы арабских стран против Сирии?

— Во-первых, я не согласен с формулировкой «агрессия НАТО». В Ливии оно не совершало никакой агрессии, там была проведена военная операция. На мой взгляд, не очень удачная, в частности, потому что она заняла 6 месяцев, хотя сами натовцы от нее в восторге. Но проводилась она по решению Совета Безопасности, и мы не возразили против этого.

На мой взгляд, исходя из текущей ситуации, операция в Сирии сегодня намного нужнее, чем была операция в Ливии, но мы, обжегшись на ней, необходимость сирийской операции уже не воспринимаем, поэтому Россия в Совете Безопасности ни под каким видом силовую операцию не поддержит и не пропустит. Кроме того, в случае с этой страной, провести такую военную кампанию намного сложнее, потому что у Сирии большая, хорошо вооруженная и подготовленная армия. Правда, возможно такое развитие событий, что на сцену выступит ЛАГ или другие международные африканские организации, которые попросят НАТО о помощи.

«СП»: — То есть вы считаете операцию в Сирии нужной?

— Я бы так не сказал, но я считаю, что она выглядит нужнее, чем операция в Ливии. Но опыт показывает, что «нужность» получается очень сомнительная: никто не планировал такую длительную и такую тяжелую операцию. В Сирии она будет намного длиннее и намного тяжелей. Туда сейчас даже НАТО не захочет лезть.

«СП»: — Вы считаете маловероятным, что НАТО в скором времени начнет действовать?

— Очень маловероятным, тем более что ему нужна санкция Совета Безопасности, на которую наложит вето Россия.

«СП»: — США в случае с Ираком это не остановило.

— Это только в начале США не получили такой санкции, в конечном счете она была дана. В данном случае, я думаю, что американцы будут вмешиваться не военными силами, а оказанием военной помощи.

«СП»: — Насколько высока вероятность того, что сами арабские страны проведут силовую операцию против Сирии?

— Не очень высока, потому что арабские лидеры понимают, что армия Сирии — это далеко не армия Ливии. В военном отношении она очень сильный и трудный противник, на которого никому напарываться не хочется.

«СП»: — Ранее звучали версии, что операция в Ливии была проведена ради ее нефти, а не ради смещения «диктатора, стрелявшего в свой народ». В случае с Сирией, какие могут быть основания для столь агрессивной риторики в ее адрес и военного вмешательства?

— Когда что-то пытаются объяснить нефтью, совершают глубочайшую ошибку. Например, за все время войны в Ираке американцы скупили такое количество нефти, что если бы расходы на войну они потратили на ее нормальную покупку, то смогли бы приобрести в семь раз больше. В современном мире для того, чтобы взять под контроль месторождение сырья, совсем не надо ничего оккупировать: это делается экономическими методами значительно более эффективными. А война есть самый интеллектуально убогий, самый экономически неэффективный и самый политически дестабилизирующий способ достичь своей цели. Это во времена царя Соломона, чтобы получить контроль над золотыми рудниками, надо было захватить какое-нибудь Конго. А сейчас тебе за умеренную плату сами все выкопают, доставят в порт, погрузят да еще три раза поцелуют и ручкой помашут. Страны, которые обладают ресурсами, не прячут их, а стараются вывести их на рынок в как можно большем количестве, поэтому роль нефти в ливийской кампании либо нулевая, либо близкая к нулю. Кстати контроль над ней сегодня осуществляется Катаром, а не странами Европы или США.

Мнение директора Института проблем глобализации Михаила Делягина дает ответ на вопрос, зачем Западу или арабским странам военная операция против Сирии:

— Самая последняя по значимости из причин осуществления военной операции против Сирии — это выдворение России из Средиземного моря. Главными являются идеологические причины, которые заключаются в том, что США несут «свет демократии» всему миру, поэтому все режимы, которые слишком долго находятся у власти, должны быть ликвидированы. При этом Сирия является старым противником США, потому что она является недружественной Израилю и дружественной России. Это вызывает огромное негодование в Соединенных Штатах. Когда Кондолиза Райс устраивала разнообразные «Оси зла», Сирия также в нее входила. При этом никого не волнуют последствия: что в Египте не было никого более проамериканского, чем Мубарак; что Каддафи последние четыре года шел навстречу Западу и делал все, что от него требовали и т. д.

Следует помнить, что помимо интересов государства есть еще интересы глобального бизнеса. Американцам нужно, чтобы кто-то покупал их ценные бумаги — финансировал их растущий государственный долг. Старые инвесторы не в состоянии это сделать: Япония занята Фукусимой, Европа — проблемами собственного юга, что оттягивает огромную наличность. Европа даже впервые начала печатать деньги для покрытия собственного долга. Единственные, кто может инвестировать в американские ценные бумаги, это глобальные инвесторы. Чтобы их привлечь, нужно чтобы они испугались, потому что Америка — это тихая гавань. Никаких других преимуществ она не имеет. А чтобы их напугать, нужно хаотизировать мир: отсюда усилия по дестабилизации северной Африки, а теперь и Сирии по принципу «чем хуже, тем лучше». Также отчасти она получает как союзник и партнер Ирана: они боятся ударить непосредственно по нему, поэтому бьют по менее защищенному.

При этом нужно еще учесть совершенно патологическую позицию израильского руководства: даже в спецслужбах в кабинетах, которые в прошлом занимали победители войн 60х-70х гг., и которые жили в логике выживания, сегодня сидят просто менеджеры, получившие образование в стандартных западных университетах. Они совершенно открыто признают, что Арабская весна обернется для Израиля долгой исламской зимой, но «мы ничего не можем сделать, — продолжают они — потому что это демократия, а демократия — это хорошо». Им начинают рассказывать конкретную ситуацию в Сирии, что в результате всех событий там придут к власти люди, с которыми уже не получится так договариваться, как это сегодня можно с Асадом. На что они отвечают «да, мы знаем, что такие люди придут» и тут же повторяют, что в Израиле очень сильны настроения, что следует отдать Голланские высоты Сирии в обмен на обещание какого-нибудь мира, и возможно, израильское правительство так и сделает. На аргумент, что исламисты будут расстреливать Телль-Авив с этих высот чуть ли не прямой наводкой, т.к. там расстояние до него 70 км., израильские руководители отвечали, что в такой ситуации единственное, что им останется, это применение атомной бомбы. И когда им отвечают, что это будет ее применение по сути на собственной территории, т.е. уничтожение Израиля, они отвечают: «Ну, да, но мы же не можем выступать против демократизации, это же невозможно». Это патология сознания, с которой ничего нельзя сделать.

«СП»: — Диалог, который вы озвучили, был закулисным?

— Это был разговор между экспертами и очень высокопоставленными и разнородными израильскими чиновниками.

«СП»: — Если будет совершено нападение на Сирию, не выступит ли на ее стороне Иран?

— Это зависит во многом от характера нападения. Кроме того, Ирану чисто территориально сложно выступить на стороне Сирии, т.к. между ними Ирак. Если нападение будет совершено грамотно, то правительство Сирии просто не успеет обратиться за помощью к Ирану, как оно станет нелегитимным. А посылать своих солдат умирать, когда правительство Сирии потеряло легитимность в глазах ООН, ЛАГ и России, Иран не будет.

С другой стороны, чтобы оказать поддержку, Тегерану придется посадить своих солдат и технику в самолеты и полететь через территорию Ирака, а их там собьют те же самые американцы и юридически будут абсолютно правы, а Турция при всей ее нелюбви к Израилю их не пропустит и т. д. Но тут есть один нюанс. Если говорить о помощи, то, как ни странно, это может быть помощь именно со стороны Турции, потому что она всерьез взялась за возрождение Оттоманской империи и туркам как светскому государству совершенно ни к чему иметь у себя под боком отмороженных исламских фундаменталистов на территории, которую они считают зоной своего влияния. Но эта помощь если и будет, то абсолютно тайно и секретно, потому что Турция — член НАТО.

«СП»: — Если операция будет осуществлена, это будут действия НАТО или армий арабских стран?

— Арабские страны не обладают такой военной мощью, чтобы начать серьезные действия. Тот же Катар в ливийской кампании играл только вспомогательную роль. Он может выступать символом Лиги арабских государств, но грязную работу все равно придется делать либо НАТО, либо частным западным армиям. Если же сами арабы все-таки нападут, то сирийцы устроят им кровавую бойню, потому что хотя у них армия и не очень сильная, но у остальных арабских стран, кроме Катара, вооруженные силы находятся в крайне слабом состоянии.

Вооруженные силы Сирии

В мирное время насчитывают около 250 000 человек (еще около 300 000 в резерве).

Танки: 4700−4800 единиц. Из них 1500−1700 Т-72 различных модификаций, 1000 Т-62, 2250 Т-55\ Т-55МВ, из которых примерно 1000 находится на хранении.

Реактивные системы залпового огня: 300 советских РСЗО «Град», 200 китайских «Тип 63».

Артиллерия: примерно 1500 единиц буксируемых гаубиц, 450 САУ 2С3 «Акация» и 2С1 «Гвоздика».

На вооружении стоят также около 4 000 противотанковых ракетных комплексов (ПТРК). В том числе 1000 современных российских «Корнетов».

ПВО: около 30 ЗРК «Бук» и «Оса», 36 комплексов «Панцирь-С1». Около 50 ЗРК С-200, около 500 устаревающих ЗРК С-75 «Волга» и С-125 «Печора». В процессе исполнения контракт на поставку неизвестного количества ЗРК «Бук-М2Э», заключенный в 2008 году.

ВВС: 48 МиГ-29, модернизированных российскими специалистами в начале 2000х. 50 перехватчиков МиГ-25, около 100 МиГ-23 в разных модификациях, 20 Су-24МК. По неподтвержденным данным, ВВС Сирии включают около 20 истребителей Су-27.

Оперативно-Тактические ракетные комплексы: 36 ОТРК «Луна-М» и «Точка»

В процессе исполнения контракт на поставку новейших противокорабельных ракетных комплексов «Бастион-П» с дальностью стрельбы 300 километров.

На сегодняшний день сирийская армия более чем на 90% оснащена военной техникой советского/российского производства, но на 80% устарела или требует модернизации.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня