Армии и войны

В Дели опасаются, что летом их атакует Китай

Россию от подобной участи в перспективе может спасти только военный союз с индийцами против Пекина

  
790

Индийские СМИ в последние месяцы вовсю обсуждают прогноз, который многим может показаться невероятным: летом нынешнего года, скорее всего, в июне-июле, начнется большая война между Индией и Китаем. Вооруженное столкновение таких военно-политических гигантов, к тому же облаждающих изрядным количеством ядерных боеголовок, — это нечто, сильно похожее на преддверие апокалипсиса. Поэтому стоит внимательно присмотреться к аргументам тех, кто предрекает столь грозное развитие событий в Азии.

В частности отставной полковник индийской армии Анил Атхале не так давно опубликовал на сайте rediff.com статью, в которой предсказывает китайское нападение на спорные пограничные индийские территории. Конфликт, по мнению автора, начнется в разгар лета, как раз в июне-июле. Почему именно тогда? До того времени проходы для войск и техники через Гималаи будут скованы льдом.

Подобный конфликт между Индией и Китаем уже имел место в 1962 году. Тогда в ходе начатой китайцами борьбы за два спорных высокогорных участка на севере и северо-востоке Индии в общей сложности было убито около 2000 и ранено 3000 солдат и офицеров с обеих сторон. КНР одержала победу. СССР в той ситуации сохранил нейтралитет, а Великобритания и США начали поставки оружия в в Индию. Оказавшись в политической изоляции, Китай вскоре оставил захваченные земли. Но политически этот межгосударственый спор на пограничном участке так и не урегулирован.

Бхарат Верма, редактор Indian Defence Review, и вовсе уже несколько лет предсказывает неизбежную войну с Китаем в 2012 году. По его мнению, это вызвано тремя причинами:

— Спад в мировой экономике «закрыл китайский экспортный магазин», что, в свою очередь, вызывает «возникновение беспрецедентного социального внутреннего напряжения».

— Индия «пошла на тотальный альянс с США» и западными державами, что через несколько лет может дать ей подавляющий «технологический противовес» над соседом.

— Важнейший союзник Китая и враг Индии — Пакистан — погряз во внутреннем конфликте и «потерял всякую релевантность».

Верма пишет: «Наиболее привлекательной целью для атаки против такого рыхлого образования, как Индия, является нападение на северо-западе, и оккупация части индийской территории. Индия к такому сценарию совершенно не готова. Зададим себе вопросы: готова ли индийская армия к войне на два фронта — и с Пекином, и с Исламабадом? Готова ли индийская гражданская администрация ответить на угрозу внутренней безопасности страны, которая будет создана спонсированием террористической угрозы внешними игроками? Ответ однозначен будет — нет».

Специалист по индо-китайским отношениям Джонатан Хослаг также настроен пессимистично: «Индия только начинает индустриализацию — процесс, который в Китае уже завершен. Драка за сырье неизбежна — и мы уже видим ее в буферных государствах — прежде всего, в Непале и Бирме, но также и в Средней Азии и в государствах Африки. Будет только хуже. Распространенный миф о том, что две экономики будут каким-то образом „дополнять“ друг друга ложен. Индия начнет промышленное производство, но Китай не готов уступать, индустрия слишком важна для внутренней стабильности страны».

В индийском военном руководстве, очевидно, не склонны недооценивать своего соседа. В конце 2011 года стало известно, что в ответ на заметное наращивание группировки китайских вооруженных сил в пограничных с Индией районах, в Дели решили разместить в штате Аруначал Прадеш (также граничит с Китаем) дивизион тактических крылатых ракет «БраМос» (совместная российско-индийская разработка). Три таких же дивизиона уже переброшены на границу с Пакистаном. Кроме того, как сообщает газета Times of India со ссылкой на официальные источники, в горных районах Индии на границе с Китаем и Пакистаном срочно будут прорыты 11 дорожных тоннелей общей протяженностью в 89 километров. Они призваны повысить возможности индийского военного командивания по наращиванию своей группировки на угрожаемых направлениях.

Насколько обоснованы опасения индийских специалистов? С этим вопросом мы обратились к заместителю директора Института политического и военного анализа Александру Храмчихину:

— Это очень оригинальная точка зрения, и я не очень понимаю, зачем бы Китаю летом нападать на Индию. Тем самым он создал бы себе больше проблем, чем решил.

«СП»: — По мнению индийских военных аналитиков, Китаю это может понадобиться, чтобы попытаться получить доступ к ресурсам своего соседа и устранить усиливающегося промышленного конкурента на фоне падающего мирового спроса.

— В таком случае, выходит, что нужно захватывать всю Индию, но это же абсолютно невозможно. По-моему, в мире есть три страны, которые невозможно захватить: это Штаты, Китай и Индия. Для Китая ничего хуже, чем атака Индии в ближайшей перспективе, невозможно придумать: там количество населения почти такое же, как в Китае, и ресурсов как раз почти никаких. Так что, на мой взгляд, это полный абсурд. Кроме того, через Гималаи много не навоюешь. Поэтому этот сценарий я считаю совершенно нереальным. Скорее, будут реализовываться другие.

«СП»: — Какие? Если Китай и Индия являются давними и непримиримыми стратегическими противниками, значит, могут появиться условия, которые приведут к полномасштабному столкновению между ними.

— Китай и Индия, безусловно, враги. Здесь даже нет вопросов. Они — конкуренты за влияние в Азии, которая постепенно становится главной частью света. Между ними может начаться война за влияние, по аналогии с Первой мировой, когда за влияние боролись между собой европейские державы. Такой же мировой конфликт в Азии может возникнуть между Пекином и Дели, но это в отдаленном будущем — не раньше, чем через 20 лет.

Еще одной причиной для настоящей войны вполне может послужить необходимость оказания китайцами военной помощи Пакистану в случае его войны с Индией. Возможен вариант, когда Китай станет воевать, чтобы помочь этой стране и нанесет удар по военному и промышленному потенциалу противника. Пограничный же конфликт на неурегулированной границе, вроде того, что произошел в 1962 году, всегда возможен. Но вряд ли это можно считать настоящей войной.

«СП»: — По каким причинам может начаться индо-пакистанский конфликт?

— Прежде всего, по причине прихода к власти исламистов в Пакистане. Пока эту страну возглавляет умеренное светское руководство, Исламабад не пойдет на подобное самоубийство, т.к. понимает, что слабее Дели по всем параметрам и без помощи Китая гарантированно проигрывает войну. Но религиозные радикалы, в случае их прихода к власти, получат в свои руки также и ядерный арсенал страны, и какие шаги в этом случае будут предпринимать стороны, сказать очень сложно.

«СП»: — Известно, что Китай находится в напряженных отношениях очень со многими странами. Кому следует его опасаться в первую очередь?

— Китай имеет пограничные претензии ко всем без исключения окружающим его странам. Но большинство из них на данных момент формально урегулированы и отложены «на потом». Самый острый конфликт у Китая сейчас — за акваторию Южно-Китайского моря. Причем, со всеми выходящими к нему странами. В первую очередь с Вьетнамом: он сильнее прочих в регионе, потому сопротивляется энергичнее всех. Вероятность конфликта вьетнамцев с китайцами я оцениваю значительно выше, чем Китая с Индией. При этом Индия вполне может выступить союзником Вьетнама: они очень активно сейчас налаживают между собой тесные связи именно на антикитайской почве.

«СП»: — Как вы считаете, имеет ли смысл заключение стратегического военно-политического антикитайского союза между Россией и Индией?

— Безусловно, это абсолютно необходимо. Также участниками этого союза должны быть Вьетнам и, на мой взгляд, Казахстан — независимо ни от какого ОДКБ. Более того, я считаю, что это должно являться главной задачей российской внешней политики именно с целью уравновешивания Китая. Это был бы серьезный военно-стратегический союз.

«СП»: — Какой из «китайских» конфликтов сегодня более острый?

— Наиболее острый — Тайвань. Он будет самым больным местом Китая до окончательного разрешения. На втором месте, но наиболее актуальный сиюминутно, конечно, Вьетнам.

«СП»: — Можно ли выстроить некую последовательность, как Китай может решать свои территориальные претензии, где покорение одной страны будет являться необходимым условием для начала покорения следующей?

— В принципе — да. Без решения проблемы Тайваня Китаю сложно заниматься всем остальным. Без решения проблемы Вьетнама ему будет сложно разбираться с Россией и Казахстаном. То есть, эта линия выглядит следующим образом: сначала — Тайвань, затем — Вьетнам, потом, вероятно, — Индия. Но тут сложно сказать, будет ли с ней прямая война. Индию, видимо, будут просто жестко изолировать, что сейчас и происходит. Китай очень жестко проводит политику ее окружения своими стратегическими союзниками. С одной стороны — Пакистан, с другой — Мьянма и Бангладеш. То есть он будет ее душить тихо и, может быть, без войны. А вот потом будут уже Казахстан и Монголия, и в конце — Россия.

«СП»: — Почему Россия в конце списка?

— Потому что это сложнее всего. Но такая цель для Пекина в перспективе остается главной. В силу наших ресурсов и территории. Я считаю, что ее достижение уже происходит. Просто Китай в значительной мере медлителен. Он действует по обстановке. Принцип «переходить реку, нащупывая камни», видимо, применяется не только к их экономическим реформам. Они стараются не делать резких движений, действовать наверняка и поэтому получается достаточно медленно.

«СП»: — Что может послужить пусковым механизмом для начала Китаем боевых действий с соседями?

— Пекин вообще постарается не воевать. Китайцы наращивают военную мощь и будут ставить всех перед фактом, что надо согласиться на их условия «по-хорошему», чтобы не получить вариант «по-плохому». Тайвань они очень активно «втягивают» в себя мирным путем, и делают это очень успешно. Т.е. вероятность, что он будет «втянут» без войны, очень велика. Как поведет себя Вьетнам, сказать сложно: с одной стороны, ему будет крайне сложно обороняться, с другой, я не представляю себе сдавшийся Вьетнам. Потому что у вьетнамцев не принято сдаваться. Видимо, против Китая они попытаются выстроить союзы с той же Индией, с нами, а может быть, и с Америкой.

«СП»: — Кстати об Америке: она примкнет к такому антикитайскому союзу?

— Это сложный вопрос, потому что сейчас американцы обозначают линию на сдерживание Китая. Но как они поступят потом — неясно. Нам, конечно, было бы выгоднее, если бы они бросились сдерживать Китай. И пусть бы друг друга «поедали» как можно дольше и активнее. Но самая большая опасность в том, если США решат уйти в самоизоляцию, как это было еще до Первой мировой войны. Вот тогда нам будет плохо по-настоящему.

Справка «СП»

Индийские Вооруженные Силы:

Насчитывают 1,3 млн. человек, еще 1,15 млн. в резерве.

В 2011 финансовом году оборонный бюджет был равен 36,03 млрд. долларов или 1,83% от ВВП.

В Сухопутных войсках служат 1,12 млн. человек, в резерве — 0,8 млн.

Боевых танков — около 4100 тысяч

Артиллерия — около 4200 единиц

Тактические крылатые ракеты — около 1000 серии «БраМос»

В Военно-морских силах служат 58 тысяч человек.

14 дизель-электрических подводных лодок, еще 9 запланировано.

1 атомная многоцелевая подводная лодка, еще 2 запланировано.

1 авианосец, 2 строятся; 3 эскадренных миноносца, еще 3 строится;

5 больших противолодочных кораблей; 19 фрегатов; 8 корветов

Военно-воздушные силы Индии

Численность личного состава оценивается в 127 тысяч человек.

На 2007 год ВВС Индии располагали более чем 1130 боевыми и 1700 вспомогательными самолётами и вертолётами.

Ядерное оружие

По оценкам экспертов, в настоящее время Индия имеет 30 — 35 ядерных зарядов в боеготовом состоянии, а также определенное количество готовых комплектующих компонентов, достаточных для производства 50 — 90 ядерных боезарядов. Досягаемость средств доставки оценивается примерно в 3000—3500 километров.

Баллистические ракеты — около 100 серии «Агни», около 1000 серии «Притви»

Китайские Вооруженные Силы:

Насчитывают 2 250 000 человек на действительной службе. Официальный военный бюджет на 2011 год был равен примерно 100 млрд. долларов или 1,7% от ВВП.

В Сухопутных войсках служат 1,7 млн. человек, еще 0,8 млн. в резерве

Боевых танков — около 7000 тысяч, около 8000 БМП и БТР

Артиллерия — около 25 тысяч единиц

В Военно-морских силах КНР служат около 250 тысяч человек.

Стратегических атомных подводных лодок — 5

Многоцелевых атомных подводных лодок — 9

Дизель-электрических подводных лодок — более 50

Эскадренных миноносцев — 27, фрегатов — 45

Военно-воздушные силы Китая

По состоянию на 2008 год численность личного состава — 360 000 человек. На вооружении находится более 3 200 боевых и 300 вспомогательных самолётов, свыше 600 вертолётов.

Ядерное оружие

По оценкам федерации американских учёных, в ядерном потенциале Китая на 2009 год насчитывается около 180 боеспособных ядерных боеголовок и 240 обычных боеголовок

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня