18+
пятница, 9 декабря
Армии и войны

«Сирийский Бенгази» держали штыки 300 французских легионеров

В Сирии все чаще говорят о захвате иностранных солдат в Хомсе

  
1307

Спустя несколько дней после того, как сирийская армия восстановила контроль над городом Хомс, арабские СМИ продолжают передавать информацию о пленении в нем французских военных. Чаще всего речь идет о «13 офицерах», в частности, об этом пишет ливанская The Daily Star. Но некоторые издания называют и более значительные цифры. Так, египетская газета «Аль-Ахрам» утверждает, что в Хомсе были захвачены 18 офицеров и 100 десантников из Франции, а также около 70 ливанских боевиков. Одни СМИ передают, что французы заявили, что были взяты в плен сирийскими повстанцами, но при этом не смогли внятно ответить на вопрос о цели своего пребывания в стране. Другие утверждают, будто иностранные военнослужащие просто попросили считать себя военнопленными, хотя никакой войны между странами объявлено не было.

Тот факт, что ни французские, ни сирийские власти никак не комментируют эти сообщения, лишь добавляет подозрений, что они истинны. Также напомним, что в конце февраля «Вести.ру» со ссылкой на источники в командовании сирийской армии сообщили, что в Идлибе были арестованы 30 офицеров из Турции, Саудовской Аравии и Катара. Если это действительно так, то это означает, что в руках у Башара Асада сейчас есть мощный рычаг давления на целый ряд стран, ведущих наиболее агрессивную внешнюю политику в отношении Сирии. В наиболее уязвимом положении, конечно, находится президент Франции Николя Саркози, которому всего через месяц предстоит участвовать в новых выборах на высший пост государства.

Возможно, именно поэтому так нервничают французские политики. В первых числах марта, выступая перед журналистами, Саркози заявил: «Я выступаю за то, чтобы хотя бы на границе Сирии были организованы гуманитарные зоны, чтобы принять тех, кого преследует сирийский режим. Этот режим должен уйти». Что такое «гуманитарные зоны»? По сути — военные базы под серьезной охраной, на территории которых осуществлялась бы подготовка, вооружение и лечение повстанцев для борьбы с властями Сирии. Другой французский политик — бывший премьер-министр, а сегодня кандидат в президенты Доминик де Вильпен — и вовсе заявил, что «пришло время действовать решительно, вместе с Лигой Арабских Государств рассмотреть вопрос о нанесении целевых ударов по военным и гражданским объектам в Сирии», поскольку «без угрозы прямой гуманитарной интервенции сирийский режим не поймет, что ему нужно уйти».

Крайне нервные заявления прозвучали и со стороны США: госсекретарь США Хилари Клинтон, выступая в Конгрессе, призналась, что, оказывается, Вашингтон до сих пор не понимает, что представляет собой сирийская оппозиция, и что американское оружие может оказаться в руках «Аль-Каеды». Глава Центрального командования вооруженных сил США генерал Джеймс Мэттис заявил, что «тактически на поле боя» президент Башар Асад «явно добивается того, чего хочет добиться», однако одновременно нынешнее правительство Сирии «создает (себе) больше врагов». Он также предупредил, что чем дольше будут продолжаться боевые действия в Сирии, «тем больше окажется потенциал подключения к ситуации „Аль-Каиды“ и возникновения по существу полномасштабной гражданской войны». Но дальше всех традиционно пошел сенатор Джон Маккейн, заявив: «Чтобы спасти Косово в 1999 году НАТО провело военную операцию без формального разрешения ООН. Нет никаких причин, почему Лига арабских государств, или НАТО, или коалиция внутри „Друзей Сирии“, или сразу все вместе не могли бы обеспечить такой же мандат на военную акцию для спасения Сирии… В каком-то смысле интервенция произойдет — с нами или без нас. Настоящий вопрос для политики США, это примем ли мы участие в следующей фазе сирийского конфликта и тем самым увеличим нашу возможность определить тот результат, который будет выгоден сирийскому народу и нам». Как говорится, что у умного на уме, то у Маккейна на языке.

«Арабская весна» дала уже многочисленные примеры присутствия иностранных военнослужащих в чужих странах. Во время недавней войны в Ливии та же Франция стала первой страной, признавшей власть Национального переходного совета, после чего в Бенгази на помощь повстанцам были отправлены французские военные советники и инструкторы. А в августе 2011 года стало известно, что британский спецназ непосредственно на территории Ливии участвует в операции по обнаружению и захвату ливийского лидера Муамара Каддафи. Представители министерства обороны Великобритании тогда впервые признали, что британские военные находятся в Ливии уже несколько недель и сыграли решающую роль в падении Триполи, координируя действия повстанцев.

Чтобы узнать, что известно о захвате иностранных солдат в самой Сирии, мы обратились к востоковеду и журналистке Анхар Кочневой, которая живет в центре Дамаска:

— По утечкам из правоохранительных органов, например, от тех сирийских солдат, кто непосредственно арестовывал этих людей, нам известно, что в Забадани арестовано 120, а в Хомсе 150 французских легионеров. Непосредственно граждан Франции задержано 13 человек, притом поступающие к нам сведения из абсолютно разных источников, что подтверждает их правдивость.

«СП»: — Эти люди были инструкторами?

— Нет, не только. Это снайперы и десантники, которые непосредственно участвовали в боях. Каждый день в Дамаск приходит минимум по 15 гробов с сирийскими солдатами. Боевых действий уже нет. Почему приходят гробы? Солдат просто отстреливают снайперы.

«СП»: — Почему эту информацию не придают огласке официальные лица Сирии?

— Потому что они ведут торг. Для нас важно не столько обнародовать факт присутствия французских солдат на территории Сирии и их участие в боевых действиях, сколько то, чтобы они прекратили свое участие в этом процессе.

«СП»: — Что сейчас происходит в Хомсе?

— Туда нас еще не пускают, т.к. в некоторых районах города ведут огонь снайперы. При этом, как нам известно, люди понемногу возвращаются в свои дома, возвращаются к нормальной жизни. Власти начинают восстанавливать город и говорят, что будут давать людям новые квартиры. В последние дни перед тем, как их выбила армия, бандиты в Хомсе вообще взбесились и убивали всех подряд. В городе остался еще один район — Байада, который предстоит зачистить от боевиков. По разным оценкам, их в Сирии осталось около 2000.

«СП»: — Чего вы ожидаете от противников Башара Асада после того, как «Сирийский Бенгази» вернулся под контроль властей?

— Все пытаются представить Хомс каким-то Бенгази и оплотом оппозиции. Ничего подобного: если жители города сидят по домам, а по улицам бродит 10 тысяч бандитов, которые убивают всех, кого захотят, то это никакой не оплот оппозиции. Это город, который терроризируется бандитами, и это не значит, что его жители их поддерживают. Все мировые СМИ пытаются изобразить Хомс каким-то очагом восстания, где все — противники официальной власти. Это не так.

У боевиков уже нет сил внутри страны, у них нет никакой поддержки внутри Сирии. Сейчас ситуация уже практически взята под контроль. Им остаются только истерики на международной арене.


Предположение, что взятые в плен «французские военные» являются солдатами Иностранного легиона, действительно очень логично. Это войсковое подразделение комплектуется из граждан других стран, что в случае пикантных ситуаций дает возможность официальному Парижу утверждать, что «в Сирии французских граждан нет». Их возможная гибель хоть и неприятна, но будет восприниматься намного менее болезненно, чем родных сынов отечества. Кроме того, исторически Иностранный легион применяется именно за рубежом, в наиболее опасных и горячих регионах мира, где необходимо отстоять интересы Франции силой. В довершение ко всему, со дня своего основания он подчиняется только одному человеку — главе Франции, т.е. сегодня — президенту Саркози.

Это предположение и общую ситуацию вокруг Сирии, сложившуюся после захвата Хомса, комментирует президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский:

— Первые сообщения о плененных французах стали появляться достаточно давно, но официальных подтверждений этому до сих пор нет. Если бы информация такого рода была на самом деле адекватной, Асад бы незамедлительно сбросил ее нам и Китаю, что сильно бы облегчило нашу жизнь в ООН.

При этом французы там, безусловно, все же могут быть. Границы с Турцией, Ливаном и Ираком практически прозрачны. Убитые и раненые недавно в Хомсе журналисты не с космоса же туда свалились. Но зачем французским военным ехать туда, чтобы выполнять снайперские функции? Они для этого не предназначены. Иностранный легион — это достаточно дорогое удовольствие, и тратить его силы на то, чтобы воевать за сирийцев — да чего ради? Тренировки лично состава — да, но для этого нужно иметь плацдарм, а операция по его созданию на базе Хомса полностью провалилась. Так что это могли быть какие-то представители французской разведки, тем более что активность Франции в Ливии вместе с Катаром и Саудовской Аравией образует некоторый круг сотрудничества, в рамках которого в очередной операции французы вполне могут присутствовать в Хомсе вместе с представителями других стран. Скорее всего, они выполняют там пока еще не военную, а разведывательную функцию в рамках подготовки к действительной операции.

«СП»: — После провала плана по созданию «Сирийского Бенгази», чего следует ожидать от противников власти Асада?

— Теперь там пойдет диверсионно-партизанская террористическая война, какая шла в Алжире восемь лет — здесь никаких особых секретов нет. Задача была создать плацдарм, на базе плацдарма создать правительство, на базе правительства, которое бы признали западные страны и Лига арабских государств, организовать интервенцию в рамках «бесполетной зоны». Но обратите внимание, что противники Асада были выбиты не только из Хомса: попытка захватить Дамаск или хотя бы какой-нибудь его квартал на окраине тоже провалилась, а это очень существенная и ключевая цель, которая у них была. Поэтому мы и видим истерики Хилори Клинтон и достаточно тяжелый раздрай с неожиданным объявлением, что там, оказывается, «Аль-Каеда», поэтому США не должны так открыто давать повстанцам вооружение, — открыли очередной «секрет Полишинеля».

Заметно сникла Турция, которая отказалась на своей территории создавать буферные зоны, в которых будут концентрироваться боевики, вооружать и тренировать их. «Беженцы — да, но пожалуйста, не надо никакой активности — воюйте на сирийской территории». Это тоже понятно, потому что сирийская армия на сегодняшний день продемонстрировала полную готовность проводить операции и на турецкой территории, если понадобится. А у Турции в зоне Хомса-Алеппо серьезные экономические интересы, и позволить себе ссориться с собственным бизнесом Эрдоган просто не может. Кроме того, чего ради ему таскать каштаны из огня для саудовцев или Катара? Вот мы и видим выжидание и раздрай в «Сирийской свободной армии», а также падение авторитета Сирийского национального совета.

«СП»: — То есть без наличия плацдарма смысла вести бомбежки Сирии по ливийкому сценарию нет?

— Смысл, может, и есть, только как вы будете это делать? Вы что, с кораблей будете разносить Сирию вдребезги и пополам? А у нее довольно неплохая ПВО. А если вы понесете потери, что совершенно недопустимо? Ведь вся же задача состоит в том, что если сирийцы хотят свергать Асада, то сирийцы свергают Асада. Не французы, не немцы, у которых Бундесвер больше вообще не армия, что стало понятно после Афганистана, а сирийцы. Кроме англичан, турок, французов и американцев там по большому счету воевать некому. Катарские спецназовцы великолепно подготовлены, но они микроскопичны по сравнению с сирийскими подразделениями, поэтому заявления эмира Ат-Тани, что пора уже завоевать Сирию, звучат немного комично: вышла мышка из норы — заявила, что она медведей будет тут так гонять, так гонять…

Проблема заключается в том, что денег на борьбу с Асадом направляется очень много, а большого количества людей нет, и его армия не развалилась. У Каддафи армии не было, а у Асада есть великолепная армия, которая не раскололась и которую не удалось купить. У его противников есть несколько тысяч дезертиров, 5−6 тысяч человек у полковника Риада Асада, и пара тысяч у бригадного генерала Мустафы аш-Шейха, которые между собой, что называется, «не разговаривают». И что? Сирийские курды сохраняют позитивный нейтралитет: контрабанда оружия — да, если вы можете ее купить, но курды не выступают против Асада, а выжидают. Тем более, последнее, что нужно туркам, это поддерживать сирийских курдов — своих еще не хватало на эту тему подпрячь — Турция вообще развалится. Друзские и алавитские кварталы однозначно не против режима. Иордания не готова предоставлять свою территории для атаки на Сирию, а если турки и европейцы не хотят, значит, остаются только арабские армии. А это только иорданская и марокканская, которые, безусловно, серьезные, но у иорданского короля Абдаллы у самого достаточно проблем. Ему-то какая радость от того, что режим Асада падет и на его месте будет сплошная «Аль-Каеда»? Израильтяне вообще готовятся принимать беженцев на Голланских высотах, поэтому они однозначно не будут работать против Дамаска. И как в такой ситуации устраивать интервенцию?

«СП»: — Если информация о французских легионерах подтвердится, чем это обернется для Саркози?

— Ничем. Для него будут серьезные последствия, если ему не удастся выбить из президентской гонки Доминика Стросс-Кана, и тот, озверев от всего происходящего, станет президентом, после чего Саркози все припомнит. Вот тогда это действительно будет проблема, но сегодняшнее западное руководство способно пережить любой скандал. Военнослужащие Иностранного легиона — это пушечное мясо, французское гражданство они получают после службы в Легионе, и если их где пристрелят, это не проблема Франции.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня