18+
суббота, 3 декабря
Армии и войны

Россия будет воевать невидимым оружием

Наши войска планируют принять на вооружение психофизическое, волновое, генное и лучевое средства поражения

  
7274

В конце прошлой недели министр обороны России Анатолий Сердюков заявил, что к концу 2012 года в России подготовят программу создания лучевого, физического, волнового, генного и психофизического оружия. По его словам, задачи по созданию оружия на новых физических принципах уже заложены на 2011−2020 годы.

Это не первое выступление со стороны высокопоставленных официальных лиц нашей страны о разработке необычного перспективного вооружения. Всего месяц назад премьер-министр РФ Владимир Путин в своей статье «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» писал: «Большое, если не решающее, значение в определении характера вооружённой борьбы будут иметь военные возможности стран в космическом пространстве, в сфере информационного противоборства, в первую очередь — в киберпространстве. А в более отдаленной перспективе — создание оружия на новых физических принципах (лучевого, геофизического, волнового, генного, психофизического и др.). Всё это позволит наряду с ядерным оружием получить качественно новые инструменты достижения политических и стратегических целей. Подобные системы вооружений будут сопоставимы по результатам применения с ядерным оружием, но более „приемлемы“ в политическом и военном плане. Таким образом, роль стратегического баланса ядерных сил в сдерживании агрессии и хаоса будет постепенно снижаться».

Так о чем же говорят Путин и Сердюков? О различных видах оружия массового поражения, основанного на новых физических принципах, и о том, как оно работает, рассказывается в статье ведущего научного сотрудника Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, генерал-майора Владимира Белоуса:

Геофизическое оружие

Оно основано на использовании средств воздействия в военных целях на процессы, происходящие в твердой, жидкой и газообразной оболочках Земли. При этом особое значение для использования таких средств приобретает атмосферный слой высотой от 10 до 60 километров.

Вскоре после окончания Второй мировой войны в США стали проводиться исследования по изучению процессов, происходящих в атмосфере под влиянием внешних воздействий: «Skyfire» (образование молний), «Prime Argus» (вызов землетрясений), «Stormfury» (управление ураганами, цунами). О результатах этой работы широко не сообщалось. Однако известно, что в 1961 году в США был проведен эксперимент по забрасыванию в верхние слои атмосферы более 350 тысяч двухсантиметровых металлических игл, которые резко изменили тепловой баланс атмосферы. Ученые полагают, что в результате этого произошло землетрясение на Аляске, а часть побережья Чили сползла в океан.

Наиболее изученным действием геофизического оружия является провоцирование ливней в определенных районах. Для этого США уже во время войны во Вьетнаме использовали рассеивание в дождевых облаках йодистого серебра. Целью подобных действий являлось создание наводнений, прорыв защитных дамб и затопление обширных территорий, затруднение передвижения войск противника, особенно тяжелой техники. Несколько самолетов с помощью сотни килограммов такого вещества способны рассеять облачность над площадью в тысячи квадратных километров, вызвав обильные дожди.

Акустическое оружие

Установлено, что звуковые колебания, находящиеся в инфразвуковом диапазоне частот способны вызвать у людей состояние тревоги и даже ужаса. По утверждению некоторых ученых, при значительной мощности излучения в результате резкого нарушения функций отдельных органов человека, поражения его сердечно-сосудистой системы может наступить летальный исход.

Лазерное оружие

Лазеры или квантовые генераторы — это мощные излучатели электромагнитной энергии оптического диапазона. Поражающее действие лазерного луча достигается в результате нагревания до высоких температур материалов объекта, вызывающее его поражение, повреждение чувствительных элементов вооружения, ослепление органов зрения человека, вплоть до необратимых последствий, нанесение ему термических ожогов кожи.

Одним из наиболее перспективных и амбициозных проектов было создание Соединенными Штатами боевого лазера воздушного базирования ABL, который планировалось использовать для противоракетной обороны. Построенный образец даже успел пройти ряд успешных испытаний, но несколько месяцев назад был закрыт из-за своей высокой стоимости и сокращения расходов оборонного бюджета США. Схожий проект успешно реализовывался еще во времена СССР, но в начале 90-х работы были прекращены. По некоторым сведениям, сейчас они продолжаются.

Генетическое оружие

Человечество образует несколько различных рас (число различается в зависимости от выбранной классификации), люди внутри которых связаны общностью генов. В ДНК человека определенные гены отвечают за цвет его волос, разрез глаз, восприимчивость и сопротивляемость к той или иной болезни. Генетическое оружие в случае его создания будет направлено на поражение людей-носителей определенной генетической информации, не затрагивая остальных, что, по сути, будет являться не чем иным, как геноцидом.


Исторически особенно активные разработки в области вооружений, основанных на нестандартных физических принципах, вели СССР и США. Но если наши исследования были сильно заторможены в результате развала страны, то в США создание нестандартных видов оружия идет полным ходом. В частности недавно там была создана «Система активного отбрасывания», также известная как «луч боли», которая на дистанции в 1 километр создает жар «как от открытой духовки». По словам одного из морских пехотинцев, принявших участие в испытании оружия, стоять под лучом невозможно, срабатывают инстинкты, и хочется сразу убежать. Система может использоваться для разгона массового скопления людей, не причиняя при этом вреда их здоровью. Кроме того, в тех же Штатах сейчас идет разработка акустического оружия, так называемой «телепатической пушки», звуковые волны которой должны внушать человеку страх.

Заявление Анатолия Сердюкова о планах подготовки программы создания перспективного оружия комментирует первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков:

— Все, что было перечислено сначала Путиным, а затем Сердюковым, входит в понятие «оружие на новых физических принципах». Его развитие связано с тем, что общество переходит на новый технологический уклад. Его существо составляют биотехнологии, нанотехнологии и информационные технологии нового поколения.

Создание оружия, основанного на новых физических принципах, не является тайной и ведется уже очень давно. К нему относится лазерное оружие разных диапазонов; геофизическое оружие, основанное на инициировании тектонических процессов вроде землетрясений; это различные виды веществ, основанных на нанотехнологиях, которые приводят к поражению техники, например, загустители горюче-смазочных материалов или вещества приводящие к искусственному ржавлению и выводу техники из строя; это силовое радио-электронное подавление, то есть СВЧ-излучение в сантиметровом-дециметровом диапазонах волн очень большой мощности, которое приводит к выводу из строя всей электроники; а также различные виды психотронного оружия, смысл которого состоит в том, что за счет физических факторов (то есть электромагнитных и звуковых колебаний) воздействовать на психологию людей; климатическое оружие. Ничего нового в том, что назвали Путин и Сердюков, нет.

«СП»: — Насколько далеко мы продвинулись в своих разработках в этой области сегодня?

— По сравнению с 90-м годом мы откатились примерно на три десятилетия назад. В 90-м году у нас уже был боевой воздушный лазер A-60, который был способен решать задачу уничтожения баллистических ракет на активном участке траектории полета и поражать воздушные цели. Данный проект сегодня полностью закрыт, а технология и документация переданы США. У нас был специальный лазер, предназначенный для самообороны кораблей от крылатых ракет, — судьба та же самая. У нас была создана система «СУРА» (она есть и сейчас), предназначенная для исследования свойств ионосферы для того, чтобы в перспективе создать оружие, способное воздействовать на земной климат. Американцы создали аналог в виде системы «HAARP». Это 128 антенн суммарной мощностью 3,6 мегаватт на непрерывном излучении, которые образуют в ионосфере ионные линзы, которые могут приводить к изменению погодообразования, волнового процесса в ионосфере, а это может приводить к возникновению нестабильности в магматических слоях земли, то есть к возникновению землетрясений. Кроме того, это может воздействовать на психическое состояние людей целых континентов, поскольку волновые процессы в ионосфере, когда они инициируются на определенных частотах (низких в 5−6 Гц), могут приводить к воздействию на альфа-ритмы головного мозга (состояние мозга человека, характерное для него во время отдыха — прим. «СП»), что приводит либо в возбужденное, либо в угнетенное состояние значительных масс людей.

«СП»: — Если серьезные результаты по этим направлениям были достигнуты еще 20−30 лет назад, то почему о них так мало известно, и мы не видим готовых образцов?

— Потому что, во-первых, они засекречены, во-вторых, от технологии до готового к использованию оружия лежит большой путь. В принципе, если бы эта военно-научная область не пережила всех своих потрясений, то к 2005-му году мы бы имели весь комплекс полностью доведенных средств оружия и технических средств. Мы бы шли вровень с США, а может быть, и опережали лет на пять. Американцы тогда очень сильно отставали, но получили от нас часть технологий, например, по сверхвысокоэнергетическим лазерам, что было использовано в разработке комплекса ABL (боевой лазер воздушного базирования, который планировалось использовать для противоракетной обороны США — прим. «СП»). Но у них есть одна проблема, которую они пока не могут решить, хотя нам это удалось: это проблема расфокусировки высокоэнергетического луча при прохождении его через атмосферу.

А в нынешней ситуации мы пытаемся как-то восстановить то, что было уничтожено в 2000-е. Учитывая, что научный потенциал в значительной мере утрачен, мы сможем достичь былого уровня в лучшем случае к 2025 году. Но, так или иначе, это своевременная и правильная программа, которую надо реализовать, — я могу ее полностью поддержать и одновременно поскорбеть над нынешней ситуацией. Но хочу подчеркнуть — деятельность тех, кто разрушал наши российские высокотехнологичные научные направления, должна быть расследованы, а виновные — наказаны. Это является важнейшим условием для дальнейшей работы.

«СП»: — Насколько это направление техники перспективно в целом?

— Это оружие будущего. Оно отнюдь не отменит все предыдущие виды оружия, т.к. даже нож был изобретен много тысяч лет назад, но до сих пор успешно применяется в сложных спецоперациях. Однако будущее принадлежит оружию на новых физических принципах.

Более позитивно воспринимает недавнюю новость директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин:

— Это очень хорошо, что появится подробная продуманная программа разработки оружия на новых физических принципах, потому что прежде это были разнонаправленные и не объединенные общим замыслом исследовательские проекты. Я думаю, что если это будет единая программа, мы сэкономим средства и достигнем лучшего результата.

«СП»: — До сих пор высказываются подозрения, что большая часть нетрадиционных оружейных разработок является досужей выдумкой или преднамеренной дезинформацией. Так ли это?

— Такие предположения связаны с тем, что эти сферы являются очень закрытыми и засекреченными, но о многих из созданных образцов я подробно и основательно читал в специализированной литературе с грифом «секретно» еще 20 лет назад, а некоторые мне доводилось видеть в действии. Хочу сказать, что это совсем не фантазии. Конечно, часть из этих направлений может являться некой дымовой завесой или отвлечением внимания, но это тоже нормально. Если разработки ведутся, совсем не значит, что на этом направлении появится реальный образец вооружений. Это может быть какая-то концептуальная разработка, которая позволит совершить научный или технический прорыв, но не перейдет в практическую плоскость.

В свое время к ракетам тоже не относились как к вооружению, а воспринимали, как какую-то экзотику. То же самое было и с реактивными двигателями, с лазерным оружием, а сегодня это уже реальные вооружения, без которых невозможно представить современную армию.

«СП»: — Вы сказали, что читали подробную информацию о новых типах оружия и даже видели некоторые образцы своими глазами еще 20 лет назад. Тогда почему в наши дни эти образцы только-только начинают появляться?

— Дело в том, что для того, чтобы определенный образец техники поступил на вооружение или был пущен в массовое производство, он должен достигнуть определенной степени эффективности. Если технический проект воплощен в металле, это еще не означает, что его обязательно нужно ставить на вооружение. Это означает, что техническая возможность его создания существует, но по каким-то характеристикам он уступает в эффективности традиционным видам вооружения. Нередко бывает так, что совершается отдельный технологический прорыв в отдельной области, и то вооружение, которое еще вчера казалось неэффективным, например, из-за того, что дальность его применения была только 100 метров, вдруг становится востребованным и желанным, потому что благодаря этому прорыву дальность его применения выросла до 3−4 километров. Как раз такая история у разработки и практического использования лазеров: я в первый раз столкнулся с ним в оборонной области еще в 1973 году, но тогда он был еще совсем маломощным, а сегодня его применение является очень широким, хотя пока тоже нельзя сказать, что лазер уже стал полноценным оружием. То есть говорить о том, что ничего не делается, нельзя, просто нередко созданный технологический образец откладывается в сторону, пока не будет совершено некое технологическое открытие.

Другие виды нестандартного оружия в принципе не предназначены для огласки или широкого применения. Например, геофизическое оружие способно вызывать землетрясения, и все понимают, что его применение с точки зрения науки возможно и тоже способно вызвать разрушительные последствия. Достаточно относительно небольшого ядерного заряда в точке высокого напряжения тектонических плит, взрыв которого запустит процесс землетрясения с огромными разрушениями на значительном расстоянии от точки самого взрыва.

«СП»: — Ряд военных экспертов уже выразил скептическое отношение в адрес инициатив Путина и Сердюкова, указывая на то, что состояние нашей науки сегодня такое, что вряд ли приходится рассчитывать на какие-то значимые достижения в этой области.

— В истории нашей страны бывали времена, когда у нас с наукой все было гораздо хуже, и все равно были прорывные изобретения, прорывные технологии, которые позволяли создать современные виды вооружений, поэтому я не вижу какой-то трагедии в нынешней ситуации. Чаще всего для того, чтобы появилось какое-то оружие, нужны просто мозги и воля конкретного человека-разработчика, а даже не деньги, аппаратура или суперусловия для работы.

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Астахов

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня