18+
суббота, 10 декабря
Армии и войны

Чтобы победить Сирию, НАТО потребуется поднять в воздух 2 тыс. самолетов

А на суше бросить в бой 600 тыс. солдат. В Дамаске вторжение ожидают в августе-сентябре

  
3772

Запад всерьез готовится к войне с Сирией. Новый президент Франции Франсуа Олланд в эфире телеканала France 2 заявил в среду, что не исключает возможности вооруженного вторжения в ближневосточную страну. Правда, Олланд подчеркнул, что такой шаг возможен только при наличии соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН.

Бельгия тоже не прочь повоевать. 30 мая глава МИД Бельгии Дидье Рейндерс поддержал идею интервенции. Само собой, рвутся в бой и американцы. «Пентагон готов в любой момент разработать план военного вмешательства в конфликт в Сирии — заявил глава Объединенного комитета начальников штабов армии США генерал Мартин Демпси. В случае необходимости мы представим различные сценарии военного вмешательства», — сказал Демпси в интервью телеканалу CBS. Правда, при этом он призвал рассматривать применение военной силы в Сирии с осторожностью. Глава Объединенного комитета начальников штабов выразил сомнение в возможности повторения в Сирии ливийского сценария, когда США и их союзники напрямую помогали оппозиции. Хотя и не исключил, что Вашингтон воспользуется уже опробованными приемами.

Против вторжения в Сирию пока твердо выступают Москва и Пекин, что блокирует принятие резолюции в Совбезе ООН. Но Запад, возможно, на этот раз обойдется и без резолюции.

Примечательно, что в среду, 30 мая, лондонская «Аль-Кудс аль-Араби» сообщила, что в ходе маневров «Бдительный лев» на юге Иордании (завершились несколько дней назад) США и их союзники готовились взять под контроль сирийские арсеналы химического оружия. А 29 мая израильская «Гаарец» опубликовала интервью с представителем «Армии свободной Сирии» (крупнейшая вооруженная группировка сирийской оппозиции). В нем говорится, что противники сирийского президента, оказывается, тоже уделяют огромное внимание судьбе арсенала оружия массового поражения. И едва режим Асада падет, «Армия свободной Сирии» возьмет склады химоружия под неусыпный контроль, чтобы оно не попало в руки плохих парней из различных вооруженных группировок.

Словом, схема понятна. Если резолюции не будет, НАТО возьмется за Асада под предлогом, что у «кровавого диктора» надо отобрать химическое оружие, которым он пугает весь мир. Так уже было в истории с Ираком.

Как будут развиваться события вокруг Сирии, рассуждает генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов.

«СП»: — Леонид Григорьевич, как вам видится текущая обстановка вокруг Сирии?

— Идет нагнетание психоза, особенно вокруг невыясненной ситуации в Хуле, и готовится резолюция СБ ООН, одобряющая вторжение. Обоснование — якобы Сирия угрожает другим суверенным странам. Все это не соответствует духу и букве устава ООН, но американцам нужен любой повод, чтобы получить «добро» на наземное вторжение.

Такая же, как в Хуле, ситуация складывалось в 1999 году в населенном пункте Рачак в Югославии (согласно версии албанских сепаратистов, в селе представители югославских силовых ведомств устроили массовую расправу над гражданским населением; инцидент в Рачаке, поданный в этом свете, послужил поводом для НАТО впервые поднять вопрос о применении силы в отношении Югославии, — «СП»). Там тоже официальные власти обвинялись в геноциде, а затем международная независимая комиссия выяснила, что это совершенно не так, и тела убитых в Рачак стаскивали специально для провокации. Но дело было сделано — Югославия как государство перестала существовать. Аналогичная ситуация складывается сейчас вокруг Сирии.

Если произойдет вооруженное нападение на Сирию без резолюции СБ ООН — это будет очередная бандитская агрессия в нарушение всех норм международного права. Если же Россия и Китай дрогнут и разрешат такую резолюцию (дающую право, например, на закрытие воздушной зоны), вооруженная агрессия начнется немедленно.

Скрытая агрессия против Сирии уже сегодня имеет место. Там уже, как в Ливии, действует спецназ иностранных государств, прежде всего, Катара, и наемные боевики из других стран. В целом, уже сегодня можно говорить о вооруженном вмешательстве во внутренние дела Сирии.

«СП»: — Что представляет из себя сирийская армия, насколько она боеспособна?

— На сегодня это наиболее боеспособная группировка на Ближнем Востоке. Хотя она оснащена, в основном, устаревшим оружием советского производства, есть в ней и элементы, поставленные современной Россией.

Однако, когда мы говорим о боеспособности армии, нужно понимать, кто ее противник. Сирия не готовилась воевать с Америкой, НАТО, Европой. Она создавала вооруженные силы для защиты от соседей — прежде всего, Израиля, ряда арабских государств. Если против Сирии будет применена авиация НАТО, самые современные средства поражения и подавления, — конечно, сирийская армия не выдержит.

Все же НАТО — это самая мощная в мире военная машина, она же самая современная. Поэтому продержаться долго Сирия, безусловно, не сможет.

Как показывает практика Ирака и Афганистана, НАТО применяет тактику войны бесконтактного характера. Сначала силы альянса выбивают РЛС противовоздушной обороны противника, затем подавляют зенитно-ракетные установки, а дальше авиация НАТО действует в режиме свободной охоты. Конечно, сирийские вооруженные силы к этому не готовы.

«СП»: — Если дойдет до конфликта, Сирия продержится дольше, чем Ливия?

— Я не берусь ничего утверждать, поскольку в Сирии мы тоже можем получить элемент гражданской войны, как это было в Ливии. Но может получить и обратный эффект: подавляюще большинство населения Сирии отрицательно отнесется к акту агрессии, особенно к наземной операции, и консолидируется, чтобы изгнать агрессора. Если дело ограничится только воздушной операцией, цели НАТО достигнуты не будут — Сирия сохранится как государство. Да, ей будет нанесен экономический ущерб, будут невинные жертвы, но Сирия может устоять.

Ключевой вопрос здесь — кто сегодня поддержит Сирию? Поддержат ли ее народы арабских стран, поддержит ли Иран, поддержат ли — хотя бы политически — Россия и Китай? В одиночку, конечно, выдержать объединенную военную мощь Запада не в состоянии ни одно государство Ближнего Востока.

«СП»: — Вы думаете, Иран вмешается в конфликт Сирия — НАТО?

— Я не могу думать за иранцев. Они, конечно, понимают, что Сирия — это предтеча удара по Ирану. Но что они могут сделать?

«СП»: — То есть, с военной точки зрения, Иран ощутимой поддержки оказать не может?

— Если будет действовать современная авиация, какую поддержку может оказать Иран? Перебазировать в Сирию свои РЛС? Они также будут уничтожены, к тому же современных РЛС у иранцев попросту нет. Предоставит огневые средства поражения самолетов противника? Тоже вопрос. Перебросит свою авиацию? Это значит, спровоцировать удар по Ирану.

Думаю, в данной ситуации должна быть проявлена, прежде всего, политическая твердость. Например, французский президент Олланд заявил, что Франция примет участие в операции против Сирии — но только если будет принята резолюция СБ ООН. Нужно не допустить уничтожения очередного союзника России, блокировать принятие резолюции.

«СП»: — Готовы ли к войне европейские страны? Ведь в Ливии многие из них столкнулись с проблемами финансирования военного контингента…

— Безусловно, финансовые проблемы есть и у европейцев, и у американцев. Но для такой операции могут привлечь частные корпорации, которые увидят выгоды от войны в Сирии.

Давайте посмотрим. Сейчас из Катара пытаются протащить по Ближнему Востоку газопровод, чтобы снабжать Европу газом с юга и составить конкуренцию нашему «Северному потоку» и «Набукко». Те, кто будет пользоваться этим газопроводом, могут вложить соответствующие деньги в войну в Сирии.

«СП»: — Их интерес — газовые месторождения в Сирии?

— Не столько месторождение, сколько территория. Нужно уничтожить независимое государство, которое проводит свою политику, создать ситуацию хаоса, привести к власти радикальных исламистов. В арабских странах, в которых произошли революции, нет роста, идет деградация. Выдавая грабительские кредиты, теперь эти страны легко держать на поводке. То же самое пытаются сделать с Сирией — взорвать, разворошить, сделать так, чтобы там поочередно менялись правительства. В итоге, Сирия не будет развиваться, и вечно будет ходить с протянутой рукой. В такой ситуации можно диктовать любые условия — пространство становится подконтрольным.

«СП»: — А частные компании не боятся, что, разворошив Сирию, они не смогут пользоваться газопроводом? Что они получат террористическую активность, ежедневные подрывы этой самой трубы?

— Нет. Любой режим заинтересован, чтобы труба находилась в безопасности — посмотрите хотя бы на иракский режим. Они будут сами охранять трубу, потому что она приносит хотя бы какие-то доходы, или эту функцию возьмут на себя частные военные структуры, которые сегодня имеются в США. Здесь все просчитано.

«СП»: — Может ли НАТО начать агрессию без резолюции, сославшись на опасность, которую представляет химическое оружие, якобы имеющееся у Сирии?

— Могут — как это было с Ираком. Американцы настолько безнаказанно себя ведут, что даже не утруждаются придумать более правдоподобный повод, чем наличие химического оружия. Ради прибыли, ради поддержания доллара, ради того, чтобы продолжать сосать соки из всего мира, американцы и развязывают такого рода войны…

Вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитан 1 ранга Константин Сивков:

-Главным условием успеха всей военной кампании будет успех в воздушной операции по завоеванию господства в сирийском небе. Это будет играть определяющую роль во всем дальнейшем конфликте.

«СП»: — Каковы возможности сил ПВО и ВВС Сирии по отражению воздушного нападения?

— При грамотном использовании, учитывая их высокую концентрацию на весьма ограниченном пространстве, сирийские ПВО и ВВС потенциально способны уничтожить больше ста летательных аппаратов противника. Но, так как самый первый удар будет нанесен именно по местам их дислоцирования, их возможности будут сильно снижены.

Для подавления сирийской системы ПВО, которая насчитывает около 650 зенитно-ракетных комплексов, и авиации, которая насчитывает около 450 самолетов разных классов, потребуется создание подавляющего превосходства в воздухе, иначе потери авиации НАТО будут очень большими. Альянсу потребуется собрать воздушной флот численностью 1500−2000 самолетов.

Если же натовцы создадут группировку только в 600−700 машин, она понесет значительные потери, потому что не сможет одновременно подавить все средства ПВО и ВВС, и многие из них окажут эффективное противодействие. Если же они создадут группировку, сравнимую с той, что была выставлена против Ирака в 2003-м году, то есть 2000−2500 самолетов, то они массированием сил смогут решить задачу подавления средств ПВО и ВВС уже в первых ударах. Тогда потери авиации НАТО могут оказать в пределах 20−30 авиасудов.

«СП»: — Насколько боеспособна сирийская сухопутная армия?

— Она максимально боеспособна, никаких массовых дезертирств в ней нет, и то, что она наголову разбила боевиков в Хомсе, является подтверждением этого факта.

«СП»: — Заявленная цель западных стран — отстранение от власти Башара Асада. Возможно ли это без проведения наземной операции?

— Без сухопутной операции сместить Асада не получится. Тут вопросов быть не может: это показал опыт всех предшествовавших конфликтов. Для ее осуществления, в идеале, натовцам нужно было бы создавать сухопутную группировку войск численностью 500−600 тысяч человек. Это чрезвычайно сложно. Но даже получив такую силу, придется решать вопрос, с чьей территории начинать нападение? Турция вряд ли предоставит свою территорию для вторжения в Сирию, потому что она уже поняла, что выгоду потом из этого будут извлекать уже третьи страны, а не она. Ливан, Ирак, Иордания и Израиль тоже едва ли на это решатся. А осуществлять десантирование сил из Средиземного моря рискованно, потому что в Сирию были поставлены наши береговые ракетные комплексы. Если они не будут уничтожены на начальном этапе, то могут нанести большие потери десантным кораблям.

Решатся ли натовцы на сухопутную операцию, также сильно зависит от того, удастся ли их ВВС надежно подавить сухопутные войска Сирии с воздуха, и удастся ли подкупить высшее военное руководство страны, как в Ираке. Если нет, то я склонен считать, что сухопутной операции не будет. Не имея полного превосходства в силах, и при сохранении боеспособности войск противника, силы НАТО могут понести очень большие потери. Если же операция все-таки будет начата, то под давлением потерь, им просто придется эту операцию свернуть. НАТО сейчас находятся в жесточайшем военном и моральном кризисе, а к серьезным потерям на Западе никто не готов.

«СП»: — Вы сказали, что Турция вряд ли предоставит свою территорию, но ведь именно она с самого начала конфликта была наиболее жестким критиком сирийских властей?

— Да, была, но в последние несколько месяцев эта критика поутихла, потому что ее руководители поняли, что в Сирии сейчас начинает перехватывать инициативу Саудовская Аравия, и после наступления развязки, доминирование в регионе будет осуществлять уже не Турция, а эта страна. Поэтому сейчас Турция уже не очень активно критикует Асада.

«СП»: — Возможно ли вторжение в Сирию без участия США?

— Ответ на этот вопрос стал всем очевиден в войне с Ливией год назад. По сути, самостоятельно они не смогли решить ни одной задачи воздушной операции, притом, что она продлилась полгода. Вот и все возможности НАТО без США. Но тут надо сделать оговорку, что на эту операцию они выделили недостаточное количество самолетов, около 250. Если бы они обеспечили себе 600−700 самолетов, то события развивались бы для них более успешно. В случае с Сирией ситуация аналогичная, только намного хуже, потому что и количественно, и качественно, это гораздо более серьезный противник, чем Ливия. Если же учесть, что абсолютное большинство населения страны находится на стороне Башара Асада, то нет никаких сомнений, что в одиночку НАТО справиться с ним не сможет.

«СП»: — Что может помешать началу вторжения?

— Препятствий очень много. Во-первых, нет страны или группы стран, которые были бы готовы разместить на своей территории такое огромное количество войск, техники, предоставить свои аэродромы и выступить в качестве плацдарма, с которого началось бы вторжение в Сирию. Во-вторых, сегодня нет политических условий для начала войны, потому что нет коалиции стран, готовых начать войну. На консультации и решения уйдут месяцы. В-третьих, нет готовых к использованию материально-технических средств, которые были бы рассредоточены в нужных районах, и была создана необходимая военная инфраструктура. На это тоже нужно несколько месяцев.

Победить такого противника, как Сирия, возможно только за счет подавляющего превосходства в силах и средствах, и если сегодня лидеры каких-то стран заявили, что в Сирии необходима военная операция, это не значит, что уже завтра их солдаты высадятся на территорию противника, а самолеты начнут боевые вылеты. Проведение такой масштабной операции потребует создания материальных запасов порядка 3−4 миллионов тонн: продовольствия, топлива, запчастей, боеприпасов и т. д. Для размещения 2000 самолетов потребуется найти около 30−40 подходящих аэродромов. Это все требует долгого времени, и, учитывая все препятствия, я делаю вывод, что как бы некоторым политикам ни хотелось этого, но в ближайшие несколько месяцев им едва ли удастся начать вторжение в Сирию.

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

— Чтобы обойти блокирующую позицию Китая и России в Совете Безопасности ООН, и сделать возможным вторжение в Сирию, США хотят придумать некий гуманитарный повод — например, наличие у Асада оружия массового поражения. Наличие таких угроз предполагает уже не вмешательство на уровне ООН, а вмешательство на уровне НАТО — более быстрое.

Вооруженные силы Сирии, в целом, достаточно твердый орешек. Они достаточно хорошо подготовлены, и располагают достаточно серьезным набором военно-технического оснащения — гораздо лучшим чем тот, которым располагал Каддафи. Наконец, есть еще один момент: Иран обязательно вмешается, если кто-то военным путем вторгнется в Сирию.

«СП»: — Как быстро будет развиваться ситуация?

— Думаю, пока речь идет о маневрировании. Обама глубоко не заинтересован в развитии сирийской темы. Я считаю, что и эпизод в Хуле — это провокация, которая проведена силами, заинтересованными в создании форс-мажорных обстоятельств, которые позволят обойти Обаму.

Форс-мажорные обстоятельства создают непредсказуемые обстоятельства перед президентскими выборами в США, в результате Обама может реально проиграть — хотя сейчас у него все шансы на победу. Если дойдет до вторжения в Сирию, и втягивание в конфликт Ирана, Обама будет выглядеть в глазах избирателей очень бледно.

На Западе после событий в Хуле прошла волна по высылке сирийских послов, прозвучал ряд заявлений о готовности к вмешательству. Такое впечатление, что Обаме выкручивают руки. Между тем, мало кто обращает внимание на то, что в Хуле от артиллерии правительственных войск погибло всего 20 человек. В основной массе люди погибли, от рук военизированных формирований, которые Асада поддерживают — это установили наблюдатели ООН. Бойня могла быть нечистой игрой, провокацией. Скажем, ее могли устроить приплаченные командиры. С одной стороны, они являются полевыми командирами, поддерживающими Асада, с другой, на них могла выйти американская агентура. И эта провокация имеет огромные геополитические последствия.

Звонок в Дамаск

О том, как в самой Сирии восприняли агрессивные намерения стран Запада, нам рассказала журналистка и востоковед Анхар Кочнева, живущая непосредственно в Дамаске:

— Во-первых, относительно того, что, собственно, называется «причиной» для военного вторжения в Сирию, то есть массового убийства в Аль-Хула. Сейчас уже есть официальные документы, видеозаписи самой резни, из которых ясно, что действуют бандиты, которые убивают людей — сторонников президента. Из 108, человек, которые были убиты, 62 человека носят одну и ту же фамилию. Все 32 убитых ребенка были членами этой семьи, остальные — члены двух других семей. То есть целенаправленно было вырезано 3 конкретных семьи — сторонников президента. Один из убитых занимал важную должность в парламенте. 23-го его назначили, 25-го — вырезали всю семью.

Есть видеозаписи, на которых видно, как бандиты минируют дома, взрывают их, а потом это выдается за авиаудары. Уже составлены официальные документы ООН о событиях в Аль-Хула. В нем нет ни слова, что какие-то тела повреждены взрывами или осколками бомб. То есть нам грозят вторжением за то, что бандиты устроили резню над сторонниками Асада.

Что касается реакции на Западе, то из своих источников я несколько недель назад получила информацию из Америки, что администрацией США принято конкретное решение готовиться к вторжению в Сирию. То есть такой поворот событий неожиданностью не является, и это решение было принято не после этой резни. С другой стороны, уже у нас в Сирии бандиты долго говорили о каком-то часе «Икс», после которого все изменится. Сейчас мы получили сирийский вариант югославской деревни Рачик: это преступление, оправдывающее дальнейшие преступления.

«СП»: — Жители боятся вторжения?

— Чего нам бояться? Армия есть — если надо, завтра сделает, что нужно, но ведь натовцы не будут воевать как армия с армией, они будут бомбить. А сами люди говорят «Путь только сунутся, нам терять нечего, мы свои дома защищаем». В хорошем смысле сирийцы — это те советские люди, которыми мы были. Каких-то специфических приготовлений на фоне последних событий мы не видим.

Иллюзий здесь также никто не строит: понятно, что есть цель, цель — уничтожить страну, а не докопаться до правды. Посмотрите, что творится в Судане — людей убивают сотнями, где ООН? В Йемене в результате теракта за раз убито 100, искалечено 300 человек, где ООН? А у нас наших же сторонников убивают враги, так весь западный мир рвется скорее начать бомбить Сирию.

Вторжения мы ожидаем. Думаем, это произойдет в августе-сентябре. Вчера на пресс-конференции Кофи Аннана я задала ему этот вопрос: «По моей информации, Пентагон готовит вторжение в августе-сентябре. Что делать живущим в Сирии и сирийскому руководству?» Но он, как и на остальные вопросы, толком не ответил, только «Нет, я не думаю, что так будет».

Вооруженные силы Сирии:

В мирное время насчитывают около 300 000 человек (еще около 300 000 в резерве).

Танки: 4700−4800 единиц. Из них 1500−1700 Т-72 различных модификаций, 1000 Т-62, 2250 Т-55\ Т-55МВ, из которых примерно 1000 находится на хранении.

Реактивные системы залпового огня: 300 советских РСЗО «Град», 200 китайских «Тип 63».

Артиллерия: примерно 1500 единиц буксируемых гаубиц, 450 САУ 2С3 «Акация» и 2С1 «Гвоздика».

На вооружении стоят также около 4 000 противотанковых ракетных комплексов (ПТРК). В том числе 1000 современных российских «Корнетов».

ПВО: около 30 ЗРК «Бук» и «Оса», 36 комплексов «Панцирь-С1». Около 50 ЗРК С-200, около 500 устаревающих ЗРК С-75 «Волга» и С-125 «Печора». В процессе исполнения контракт на поставку 8 дивизионов ЗРК «Бук-М2Э», заключенный в 2008 году.

ВВС: 48 МиГ-29, модернизированных российскими специалистами в начале 2000х. 50 перехватчиков МиГ-25, около 100 МиГ-23 в разных модификациях, 20 Су-24МК. По неподтвержденным данным, ВВС Сирии включают около 20 истребителей Су-27.

Оперативно-Тактические ракетные комплексы: 36 ОТРК «Луна-М» и «Точка»

В процессе исполнения контракт на поставку новейших противокорабельных ракетных комплексов «Бастион-П» с дальностью стрельбы 300 километров.

На сегодняшний день сирийская армия более чем на 90% оснащена военной техникой советского/российского производства, но на 80% устарела или требует модернизации.

Фото: Рустам Бузанов /РИА Новости

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня