Армии и войны

Пятидневная война: честь мундира спасли солдаты

Накануне 8 августа вновь пошли разговоры о целесообразности ввода войск в Южную Осетию

  
16934

Пять лет назад, в ночь на 8 августа 2008 года, грузинские войска подвергли массированному артобстрелу столицу Южной Осетии и спровоцировала Пятидневную войну между Грузией и Россией. В России августовский конфликт называли «операцией по принуждению к миру», в Грузии — «восстановлением конституционного порядка». В течение нескольких суток российская армия вытеснила грузинские войска из Южной Осетии и Кодорского ущелья в Абхазии, временно заняв ряд прилегающих к конфликтным зонам районов Грузии.

Последствия этого конфликта известны. В конце августа 2008 года Россия официально признала Южную Осетию и Абхазию в качестве независимых государств. Второго сентября Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией. Год спустя Международная комиссия ЕС по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе постановила, что войну начала Грузия, однако этому предшествовали «многомесячные вызывающие действия» со стороны России.

Как сегодня, спустя пять лет, выглядят итоги Пятидневной войны?

— Наши солдаты и офицеры в тот момент спасли мундир страны, — уверен генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. — А наша власть и система управления обороной продемонстрировали растерянность. Тогдашний верховный главнокомандующий Дмитрий Медведев вел себя пассивно и непрофессионально. Премьер был на Олимпиаде в Китае. Министр обороны Анатолий Сердюков сутки был недоступен по телефону, а начальник Генерального штаба проявил растерянность и нерешительность. Все это доказало слабость системы управления ВС. Думаю, нынешнее внимание, которое уделяет боеготовности Владимир Путин — как раз результат того, пятилетней давности, бардака.

Сегодня понятно и другое: в августовские дни 2008 года мы продемонстрировали военно-техническую отсталость — грузинские танки и средства воздушной обороны были более современными, чем российские. Это — тоже один из уроков кампании, и сейчас он учитывается новым руководством Минобороны.

Пятидневная война, кроме того, наглядно показала, что Запад — несмотря на наше ползание перед ним на коленях — проявил себя в период конфликта как жесткий геополитический противник. В ход была пущена ложь, дезинформация, информационные атаки. Думаю, кое-кого во власти этот факт отрезвил.

«СП»: — Пятидневная война укрепила позиции России на международной арене?

— Безусловно. Решительные и независимые действия наших войск однозначно подняли престиж страны, ее геополитический статус. Другое дело, это длилось недолго, и было сведено на «нет» договоренностями «Медведев — Саркози». Эти договоренности продемонстрировали, что Россия по-прежнему находится под внешним управлением. Сейчас, правда, ситуация меняется — действия Путина в отношении Сирии показывают, что Россия вновь пытается завоевать политическую независимость.

«СП»: — Российско-грузинские отношения и сегодня оставляют желать лучшего. Как они будут развиваться дальше?

— Больше, чем сегодня Россия делает в отношении Грузии, делать не нужно. Мы позволили грузинам поставлять в РФ свою продукцию, торговать с нами — этого достаточно. Что до политики, пусть новое грузинское руководство само думает, какие встречные шаги предпринять. В конце концов, именно Грузия спровоцировала и Пятидневную войну, и последующее признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии. Проблемы сближения — это проблемы грузинской стороны, а не наши, поэтому особенно выплясывать перед Тбилиси нам не стоит.

«СП»: — Абхазия и Южная Осетия дорого нам обходятся, мы закачали в эти республики десятки миллиардов рублей. Это не слишком много?

— На мой взгляд, воровство и коррупция при подготовке мероприятий вроде Олимпиады в Сочи обходится нам куда дороже. Думаю, с Абхазией и Южной Осетией вполне можно выстроить отношения так, чтобы мы были не в убытке…

— Личный состав 58-й армии выполнил задачи, которые перед ним ставились, показал храбрость и патриотизм, — уверен бывший командующий 58-й армией в 2008 году генерал-лейтенант Анатолий Хрулев. — То, что из этой победы сделало военно-политическое руководство страны — другой вопрос. Из армии были вынуждены уйти такие профессионалы, как генерал Владимир Болдырев, Сергей Макаров, много других достойных и опытных офицеров. Я тоже уволился досрочно. Руководители страны использовали этот конфликт как повод к реформе ВС, и привели армию в ее нынешнее состояние.

Вместо серьезного анализа боевых действий были сделаны громкие заявления о том, что война, якобы, выявила неготовность наших Вооруженных Сил. Но ведь это не так! Именно существующая организация Сухопутных Войск, структура «округ-армия-дивизия» обеспечили успех в этой сложной военной компании. Но эти выводы были неудобны на фоне задуманных реформ. После того, как Северо-Кавказский округ практически в одиночку провел операцию в Южной Осетии, его действия были перечеркнуты, названы неудачными и подогнаны под планы будущей реформы.

Вы видите, в каком положении находятся сейчас Вооруженные Силы?

Да, техника в 58-й армии была старая, но она была исправна, солдаты обучены, а офицеры умело управляли войсками. Мы достигли успеха, потому что хорошего в армии образца 2008 года было намного больше, чем сегодня.

«СП»: — Каким был самый запоминающийся момент Пятидневной войны?

— Тяжело сказать, все было как вспышка спички. Те двое с половиной суток, которые я, пока не был ранен, командовал армией, промелькнули как одно мгновенье. На войне считаешь не часы, но минуты, и отслеживаешь, кто на какой рубеж вышел.

Я не сомневаюсь, что в плане нападения на Южную Осетию при выборе срока грузинским командованием их советниками учитывались все. Это был план, в котором учтены все нюансы. Например, под видом учений грузины отработали вопросы сосредоточения на границах Южной Осетии мощной ударной группировки. При этом дату учений они специально сдвинули так, чтобы их учения закончились на два-три дня раньше, чем наши. И война началась именно тогда, когда соединения и части моей армии вернулись с учений, техника встала в боксы и нуждалась в обслуживании, оружие было сдано. Учли грузины, где находилось военно-политическое руководство России, в каком состоянии находилась система управления Вооруженными Силами. К тому же, начиналась Олимпиада, внимание было приковано к ней. Очень точно момент был выбран. И я уверен — выбран не грузинами. Вспомните, какая организованная информационная кампания была развернута по всему миру после начала войны? Это что, могла организовать Грузия? Тут было совсем другое мышление, другая школа.

«СП»: — Какие сегодня важно сделать выводы из кампании?

— Правильные. Нужно восстанавливать то, что разрушено в ходе военной реформы — пусть на это уйдет 10−15 лет. Воспитывать молодежь в духе патриотизма, уверенности в своем оружии. В том, что командиры — не контрактники, которые за рубли воюют, а как в старые добрые времена — за Отечество. Вот чем мы сильны, вот что сейчас нужно восстанавливать.

«СП»: — Как будут развиваться наши отношения с Грузией?

— Надо двигаться вперед: Саакашвили и его правительство были зависимы от денег, которые им давал Вашингтон. Они уйдут, а к простым грузинам какие претензии?!

«СП»: — Говорят, мы в лице Грузии потеряли ключевого союзника на Кавказе?

— Мы ничего не потеряли — это они потеряли. Потеряли поддержку России, часть своей территории и своего авторитета. Этот авторитет и политические дивиденды тяжело зарабатываются — годами и десятилетиями. А вообще, кто и что потерял — пусть решают политики. Но когда они ничего не могут, начинает работать армия. 58-я армия — чтобы кто ни говорил — выполнила свою задачу…

— Пять лет назад 58-я армия действовала слажено и умело, — подтверждает генерал-лейтенант, командующий 58-й армией в 2003—2006 годах Виктор Соболев. — Если бы ее наступление не остановил Дмитрий Медведев, через два дня российские войска были бы в Тбилиси — и мы бы имели совершенно другой расклад. Но Медведев сутки ждал, пока воевали и гибли наши люди, а потом приказал остановиться.

Что до нынешних отношений с Грузией — эта страна далеко не однородна. Там есть Аджария, которая целиком на нашей стороне, есть Джавахетия, где стояла наша 62-я база, там тоже к нам хорошо относятся. Я уехал из Грузии в 1998 году — так вот, тогда грузины первый тост всегда пили за возрождение Советского Союза. Да, нынешняя грузинская элита ориентирована на Запад, но грузинский народ — нет. Восстановление наших отношений — лишь вопрос времени…

— Россия — благодаря Пятидневной войне — избавилась от ряда проблем, — говорит историк и публицист Андрей Паршев. — Представьте, если бы вторжение грузинской армии в Южную Осетию произошло не во время пекинской Олимпиады, а во время Олимпиады в Сочи, в каком бы положении мы все оказались?! Сейчас опасность подобных событий сведена к нулю. В Грузии, кроме того, ушло правительство Саакашвили, ответственное за разжигание войны. Правда, сам Михаил Саакашвили — человек, отдавший преступный приказ стрелять по российским солдатам — до сих пор не наказан. В числе итогов Пятилетней войны есть и внутриполитический аспект. Уверен, если бы наше руководство не среагировало, не дало жесткий военный ответ, оно бы не удержалось у власти. Хорошо это или плохо — другой вопрос…

Сергей Шаргунов, писатель:

— На мой взгляд, тогда у России не было другого варианта, кроме вмешательства. Мы отстаивали свои национальные интересы, мы защищали тех, кто слабее и желал быть с нами.

Некоторые утверждают: надо было утереться и позволить Грузии спокойно утюжить Цхинвал. Кто так говорит, по сути, выступают против человечности. Я был на той войне как журналист, в том числе, под обстрелом. Осетины подходили, благодарили за то, что Россия не уклонилась, но и упрекали, что поздно. Можно и нужно было раньше. И, увы, воевали не всегда эффективно. Много было хаоса, дикости, неразберихи. Горийский район превратился в гуляй-поле, где каждый был за себя, и только пули свистели туда-сюда среди пожарища.

Кстати, к вопросу о человечности. На войне я познакомился со священником-осетином отцом Михаилом Хаматовым. Он пытался вывезти из Цхинвала женщин-родственниц, но их машину раздавил грузинский танк. Они чудом выжили, но у него были переломаны ребра. Я видел убитых и раненых мирных людей, рыдающих детей. Это запоминается навсегда. Поэтому считаю все разговоры о том, надо было вмешиваться России в конфликт или нет, выиграла от этого наша страна или проиграла, просто неуместными.

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня