Армии и войны

США вгрызаются в горы Афгана

Американское военное присутствие в подбрюшье России может оказаться бессрочным

  
13824

Лидер движения «Талибан» мулла Мухаммед Омар заявил, что начнет джихад против афганских властей в случае, если администрация Хамида Карзая подпишет с США соглашение в сфере безопасности. Об этом сообщает агентство Associated Press. Глава исламистов также призвал бойкотировать президентские выборы, которые пройдут в следующем году.

Поводом для резкого ужесточения антиправительственной риторики радикалов из оппозиции стал «выход на финишную прямую» процесса подготовки договора между США и командой Хамида Карзая. Согласно этому договору, американцы получат возможность сохранить свое военное присутствие в Афганистане даже после формального вывода войск в 2014 году. По сообщениям СМИ, президент Афганистана Хамид Карзай и госсекретарь США Джон Керри уже согласовали основные параметры сделки, которая позволит расквартировать на постоянной основе на арендованных у Кабула военных базах примерно 10 тысяч военнослужащих США. Предполагается, что оставшиеся военные займутся обучением местных органов правопорядка.

Возможно, это позволит избежать повторения иракского сценария, когда вывод оккупационных войск привел к долгосрочной дестабилизации ситуации в стране. США наверняка учитывают и советский опыт. Тогда на волне широкомасштабного геополитического отступления СССР на всех фронтах «холодной войны», который организовали «прорабы перестройки», вывод советских войск из Афганистана больше напоминал неподготовленную сдачу позиций. Оставшись без поддержки, просоветский режим Наджибуллы спустя три года после перехода 40-й армии под командованием генерал-лейтенанта Бориса Громова через пограничную реку Пяндж был свергнут исламскими радикалами. Самого Наджибуллу талибы повесили.

Судя по всему, американцы не намерены наступать на советские и иракские «грабли». Вашингтон намерен держать под контролем Афганистан как важный военный плацдарм для сдерживания потенциальных конкурентов — Китая и России. Впрочем, об окончательном урегулировании вопроса говорить пока преждевременно. Кабул настаивает на том, чтобы американских военнослужащих, которые нарушат закон, судить на месте преступления. То есть — на территории Афганистана. США, в свою очередь, хотят юридического иммунитета — подозреваемых в совершении преступления должны отправлять на родину.

Еще одним пунктом разногласий стало заявленное властями США желание проводить самостоятельные контртеррористические операции. Причем Вашингтон хочет иметь право судить об их целесообразности в одностороннем порядке.

По понятным причинам, такой подход не устраивает администрацию Карзая, которому регулярно приходится оправдываться перед страной за такие «издержки» «борьбы с терроризмом», как гибель мирных жителей. Несмотря на устроенный Вашингтоном «переговорный штурм» (переговоры в формате Карзай-Керри продолжались два дня вместо запланированных нескольких часов), президент Афганистана не сдает позиций. Он настаивает на том, что основные параметры соглашения должны разрабатываться при участии афганского народа. По словам Хамида Карзая, который не спешит взять на себя ответственность за подписание исторического соглашения, его судьбу должны решить делегаты Лойи Джирги. Это аналог парламентского органа, состоящий из старейшин и других людей, обладающих большим влиянием и авторитетом в обществе.

В беседе с корреспондентом «СП» главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов обратил внимание на то, что президент Хамид Карзай — ставленник США. В этом смысле его вполне можно считать коллаборационистом. Глава Афганистана прекрасно понимает, что оставшись без военной, финансовой и политической поддержки со стороны американцев, он, скорее всего, плохо кончит. Поэтому в преддверие выборов, которые должны пройти в будущем году, Карзай явно тянет время. И ссылается на необходимость обсудить соглашение с представителями афганского народа.

— Судя по всему, Карзай продолжает торговаться по частностям, которые для него имеют принципиальный характер и не озвучиваются публично. Ведь речь идет о его собственной судьбе, — считает Куртов.

«СП»: — Согласование позиций с Лойа Джирги будет происходить по принципу «мы посовещались и я решил«?

—  Международное соглашение от имени государства заключает исполнительная власть. После чего его ратифицирует парламент. В общем, с формально-юридической точки зрения в одобрении парламента нет необходимости. А в процедуре согласования со старейшинами больше восточного лукавства.

«СП»: — Насколько юридический иммунитет военнослужащих США совместим с восстановлением суверенитета Афганистана?

— В принципе, это обычная практика для подобного рода соглашений. Такие же условия для своих военных выдвигает и Россия. В этой связи можно упомянуть соглашение о военной базе в Таджикистане. В нем есть пункты, сформулированные аналогичным образом. Что вполне резонно — государство и так рискует жизнями своих военнослужащих, которые будут охранять рубежи другой страны. Впрочем, в отношении американского присутствия в Афганистане все не так просто. Американцы вообще не привыкли считаться с международным правом. Если юридический иммунитет будет прописан в соглашении, в Афганистане это вызовет большое возмущение.

В истории пребывания военнослужащих США на афганской земле есть целый ряд вопиющих эпизодов. Достаточно вспомнить, что на одной из военных баз был сожжен экземпляр Корана. Этот спровоцировало волну антиамериканских выступлений, особенно в исламистских странах. Еще один крупный скандал произошел, когда в СМИ попала видеозапись, на которой видно, как американские солдаты мочились на трупы убитых талибов.

Понятно, что афганское общество отрицательно отнесется к идее выписать индульгенцию таким людям. Из выступлений высокопоставленных американских военных следует, что семья Хамида Карзая — один из главных коррупционеров в Афганистане. Соответственно, США должны контролировать распределение выделяемых им финансовых средств.

Заинтересованность Хамида Карзая прямо противоположного характера — сохранить бесконтрольный доступ к «кормушке». При этом он прикрывается ценностями общенационального порядка. Дескать, что это за государство, которое не распоряжается собственными средствами.

«СП»: — Смогут ли США держать под контролем весь Афганистан с помощью ограниченного десятитысячного контингента?

— Конечно, нет. Они не смогли сделать этого, когда страна была оккупирована 150-тысячной армией. Теперь же значительная часть блокпостов будет ликвидирована, а объекты транспортной инфраструктуры перейдут под контроль афганской армии. Не секрет — военные успехи американцев связаны с использованием беспилотников и авиации в целом. После вывода основной части войск такая возможность будет минимальной. При этом нужно учесть, что почти треть афганской армии — потенциальные дезертиры. Дело в том, что власти Афганистана вынуждены брать на службу бывших полевых командиров. В такой ситуации передавать управление объектами наземной инфраструктуры крайне опасно. Тем более, что кроме национальной армии на местах действуют многочисленные вооруженные отряды. Сегодня они лояльны правительству Карзая, а завтра, когда у центральных властей закончатся деньги или когда за ними не будет стоять военная мощь американцев, одному Богу известно что будет.

«СП»: — Какие цели изначально преследовала военная оккупация Афганистана?

— Официально ставилась задача разгромить «осиное гнездо» международного терроризма. Американцы заявляли о том, что планируют уничтожить или переловить всех лидеров Аль-Каеды. Наконец, публично декларировалась цель модернизировать эту страну по западному образцу. Ни одна из этих задач за 12 лет не решена. Талибан не потерпел тотального военного поражения. И уж тем более Афганистан крайне далек от стандартов западной демократии. Как ни странно, экономические дивиденды от вторжения США в первую очередь получает Китай. Его компаниям удалось получить крупные подряды на разработку меднорудных и железорудных месторождений.

«СП»: — А интересы России?

— Возвращение талибов к власти — реальная угроза. Другое дело, что российские власти должны учиться выстраивать отношения с любыми правительствами. В том числе и радикальной направленности. Как это делают те же американцы, которые не чураются «наводить мосты» с радикальными исламистами. Оккупировав Афганистан, США создали проблему для других государств региона. В том числе — для России. И нам придется это расхлебывать. В этом состоит истинная цель американцев. Сторонники либеральных теорий утверждают, что американцы воюют за нас в этом регионе. Это абсурдное утверждение, которое ничем не подтверждается. США воюют за свои собственные интересы: закрепиться в транспортном и геополитическом «средостении» Евразии. Чтобы иметь возможность время от времени нажимать на болевые точки, как России, так и Китая.

Первый зампред комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников не сомневается в том, что Вашингтон «продавит» нужное решение. Тем более, что Хамид Карзай — уходящая фигура в афганской политике.

«СП»: — Почему он требует гарантий безопасности Афганистану на уровне члена НАТО? Пытается сохранить власть, опираясь на штыки Альянса?

— Я как раз нахожусь на сессии Парламентской ассамблеи НАТО в Дубровнике. Политический комитет Североатлантического альянса только за последний день рассмотрел вопрос о присутствии НАТО в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в Арктике, в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Я даже пошутил, что не слишком удивился бы, если бы увидел в повестке дня вопрос о присутствии НАТО на Марсе. Присутствующие посмеялись и … продолжили заседание. Возвращаясь к Афганистану. Чтобы претендовать на гарантии безопасности в таком объеме, страна должна быть членом блока.

«СП»: — Чем обернется для России бессрочная пролонгация военной миссии США в Афганистане?

— Ничего хорошего это нам не сулит. За годы присутствия американцев в этой стране террористические и наркотические угрозы многократно возросли. Поток контрабандных опиатов, которые попадают в Россию через страны Центральной Азии, нисколько не ослабевает. Что касается борьбы с терроризмом, то в результате «героических» усилий американцев радикальные исламские группировки расползаются по всему миру. А Талибан в самом Афганистане только укрепил свои позиции. А как только американцы окончательно уйдут, у них есть хорошие шансы взять реванш. Соответственно, мы получим разрастание очага нестабильности на территории Центральной Азии.

«СП»: — США сознательно создают в регионе «управляемый хаос»?

— Это упрощенное понимание ситуации. Не думаю, что американцы специально создали у наших южных рубежей кровоточащую рану, чтобы иметь возможность периодически «ковыряться» в ней. Все государства, куда американцы пытались принести «на штыках» демократические ценности, находятся в состоянии распада и бандитского передела (будь то Ирак или Ливия). В Афганистане все идет по тому же сценарию.

Председатель Движения развития, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов напомнил, что с самого начала операции «Несокрушимая свобода» в 2001 году он в своих комментариях утверждал, что американцы пришли в эту страну навсегда. Они изначально никуда не собирались уходить. Другое дело — получится ли у США закрепиться в этом регионе? Переговоры о «выводе» войск — это всего лишь большой торг по поводу условий, на которых они останутся. От их исхода зависит размер той финансовой помощи, которая будет предоставляться Афганистану.

«СП»: — Говорят, что столь малочисленный контингент, оставшийся в стране, больше напоминает попытку красиво выйти из игры, сохранив лицо

— Нужно иметь ввиду, что к десяти тысячам военнослужащих следует добавить несколько десятков тысяч контрактников из частных военных кампаний. Участники эти формирований практически ничем не отличаются от военнослужащих армии США. Афганистан представляет собой уникальный транзитный геополитический и геоэкономический плацдарм. Операцию под названием «Завтра талибы возьмут Москву» следует отнести к самым успешным в истории пропагандистских акций. У ее истоков стоял покойный генерал Лебедь, который в 1996 году был назначен секретарем Совбеза. Он рассказывал о том, что Талибан скоро чуть ли не возьмет Москву. При этом выступал за диалог с представителями Северного альянса. Напомню, еще в 1990 м году Руцкой принимал в Кремле бывших моджахедов из Северного альянса. То есть афганская политика Москвы сводилась исключительно к поддержке северных этнических групп в Афганистане.

Того мощного движения Талибан, которое находилось на пике власти в 2000 году, больше не существует. Не говоря уже о том, что в своей основе это националистической движение пуштунов. Это порядка 300 племен, которые абсолютно не заинтересованы в экспансии за пределы страны. При этом пуштуны — государствообразующий народ Афганистана. На протяжении 17 последних лет спецслужбы, МИД и купленные эксперты дезориентируют руководство РФ. Подыгрывая, тем самым, Америке. Пора с этим заканчивать.

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня