Армии и войны

Пехота взлетит на воздух

Россия приступила к созданию Сил быстрого реагирования. Для чего?

  
25509

Воздушно-десантные войска России резко усиливают. С октября в их состав включены сразу три десантно-штурмовых бригады, находившиеся до сих пор в подчинении Сухопутных войск. Дислоцированы эти соединения в Уссурийске, Улан-Удэ (Восточный военный округ) и Камышине (Южный военный округ).

Уже объявлено, что в ближайшее время «голубые береты» займутся формированием еще одной десантно-штурмовой бригады — в Воронеже. К полноценной боевой учебе она должна приступить в 2016 году. «Это соединение получит номер 345 в честь легендарного 345-го гвардейского Баграмского парашютно-десантного полка», — заранее сообщил командующий ВДВ генерал-полковник Владимир Шаманов.

Словом, пополнение более чем серьезное. Особенно если учесть тот факт, что все четыре наличные дивизии ВДВ — 7-я гвардейская десантно-штурмовая (горная, место дислокации Новороссийск), 76-я гвардейская десантно-штурмовая Черниговская Краснознамённая дивизия (Псков), 98-я гвардейская воздушно-десантная дивизия (Иваново) и 106-я гвардейская воздушно-десантная дивизия (Тула) — с двухполкового состава к 2018 году перейдут на трехполковой.

Одновременно во всех перечисленных дивизиях, а также в 31-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригаде (Ульяновск) разведроты преобразуются в разведывательные батальоны. А каждый полк десантников в ближайшие годы получит по роте армейской авиации (боевые и транспортные вертолеты) и по подразделению беспилотных летательных аппаратов.

Отметим, что совсем недавно и зенитно-ракетные дивизионы наших воздушно-десантных и десантно-штурмовых дивизий были развернуты до зенитно-ракетных полков. Что резко усилило их возможности по отражению ударов противника с воздуха.

Но и это еще не все. По словам Шаманова, предстоит переформирование 45-го полка спецназа в подмосковной Кубинке в бригаду спецназа. А полка связи в близких к столице Медвежьих Озерах в бригаду управления.

Вот-вот начнется и массовое перевооружение «голубых беретов». Командующий ВДВ недавно сообщил, что в первой половине следующего года в войска для госиспытаний поступят новые боевые машины — десять БМП-4М и десять многоцелевых бронетранспортеров «Ракушка».

Словом, на фоне более чем хилых, усеченных сверх всяких разумных пределов российских Сухопутных войск, Воздушно-десантные войска просто-таки процветают. Понятно, что им явно повезло с командующим. Генерал-полковник Шаманов сумел сохранить подчиненные ему части и соединения от вакханалии «реформ» Анатолия Сердюкова. В отличие от Сухопутных войск, ему с большими скандалами удалось предотвратить ликвидацию своих дивизий и превращение их в худосочные бригады.

Даже понятно, как и почему у командующему ВДВ получилось выстоять против сумасбродного Сердюкова — особые отношения Шаманова с президентом Владимиром Путины ни для кого в армии не секрет. Командующий ВДВ — один из тех генералов, которые вытащили на своих плечах вторую чеченскую войну. Ту самую, в которой Путин принялся завоевывать образ решительного «собирателя российских земель». И ту, в которой по этой причине на кону стояла политическая репутация нынешнего лидера страны. Что-что, а такого рода заслуги Путин, судя по всему, не забывает.

А с приходом в Министерство обороны Сергея Шойгу стало возможным идти дальше. На февральской коллегии Минобороны было обнародовано решение: на основе Воздушно-десантных войск в России будут, наконец, созданы Силы быстрого реагирования (СБР). Те самые, о которых говаривал еще Павел Грачев в кресле министра обороны в начале 90-х. Но с той поры разговоры так разговорами и оставались. Теперь, похоже, дело пошло.

Но если собственные Силы быстрого реагирования стране понадобились именно сегодня, то для чего? На упомянутой февральской коллегии министр обороны Шойгу на этот счет высказался более, чем туманно: «Организовать работу по выполнению плана обороны Российской Федерации. Предусмотреть применение Воздушно-десантных войск в качестве Сил быстрого реагирования в случае повышения оперативности выполнения задач по пресечению кризисов».

Раз российские Силы быстрого реагирования создаются в большой спешке, следовательно, возможность возникновения военно-политического кризиса (по крайней мере, одного), очевидно, не за горами. Где и что это может быть за кризис?

Вот взгляд на проблему из-за рубежа. Влиятельный американский политологический журнал Foreign Policy считает, что лихорадочные военные приготовления Москва вынуждена затеять в связи с тем, что войска НАТО покидают Афганистан.

В частности, журнал пишет: «Многих волнует то, как вывод сил США и НАТО из Афганистана повлияет на эту страну: лишь немногие российские эксперты верят, что прозападное правительство продержится в Кабуле сколько-нибудь долго, а большинство опасаются, что власть вновь захватит Талибан.

Главные опасения вызывает то, что вечно меняющаяся ситуация в Афганистане дестабилизирует обстановку в Средней Азии. Учитывая тот факт, что между Россией и странами региона почти не существует границ, легко понять озабоченность Москвы".

По мнению Foreign Policy, отражающего точку зрения основной части американского истеблишмента, ключевые страны Центральной Азии в ближайшей перспективе ожидают серьезные испытания. В Казахстане и Узбекистане, «где до сих пор правят престарелые «отцы-основатели», должна произойти смена власти. Внутренний кризис не ослабевает в Киргизии и Таджикистане.

Между тем, в регионе и без влияния «афганского фактора» регулярно случаются конфликты с исламистами и массовые волнения с применением оружия и полицейских средств. Так, в Узбекистане в 1999 году произошли столкновения с боевиками в Ферганской долине. А через шесть лет — массовые беспорядки в Андижане.

В 2010 году кровопролитные столкновения на этнической почве дестабилизировали обстановку в киргизском городе Ош.

В Казахстане, который позиционирует себя, как пример социальной и этнической стабильности, в 2011 году в городе Жанаозен прошли массовые забастовки нефтяников, которые переросли в столкновения с внутренних войсками. Помимо этого, считает Foreign Policy, в последние годы в стране ощутимо выросло влияние исламистов.

Считать, что грозные события назревают где-то далеко и нас не коснутся, было бы для Москвы непростительной политической наивностью. Особенно, если учесть, что российские тысячекилометровые рубежи с Казахстаном, а значит и со всей Центральной Азией, почти не контролируются. И при желании на ишаке откуда-нибудь из Ташкента вполне можно доехать, к примеру, до Рязани. Выдержал бы ишак, других препятствий, скорее всего, не будет.

Американский журнал считает, что задачей российских Сил быстрого реагирования неизбежно станет вмешательство в вооруженные конфликты в Средней Азии на самых ранних этапах. Цель — предотвратить их распространение, уничтожение вооруженных групп до того, как они захватят населенные пункты, устранение террористических лагерей, ликвидация инфраструктуры, связанной с производством и перевозкой наркотиков.

А как на предназначение Сил быстрого реагирования смотрят в России? Об этом «Свободная пресса» побеседовала с заместителем директора Института политического и военного анализа Александром Храмчихиным. Вот его мнение:

— Ясно, что после ухода американцев к власти в Кабуле тут же придет режим талибов. Они немедленно начнут религиозную экспансию в Центральную Азию. А потом могут двинуться и в северном направлении. Но мы с Афганистаном хотя бы не имеем общей границы. Для того, чтобы добраться до нас, талибам надо сначала захватить бывшие советские среднеазиатские республики. Сделать это нетрудно, особенно в отношении Таджикистана и Киргизии, которые чрезвычайно слабы в военном и экономическим отношении.

Наша 201-я военная база в Таджикистане, думаю, просто разбежится. Поскольку почти весь рядовой состав там — таджики, поступившие на контрактную службу. Только офицеры — из России. Эти гарнизоны будут тут же блокированы талибами и местными бандами. Помочь им окажется нечем.

Одновременно в регионе с новой силой разгорятся этнические конфликты. Стрелять будут со всех сторон. Жуткая ситуация. Если события в обозримом будущем пойдут в этом направлении, для нас останется единственная надежда — удержать Казахстан, остальное, похоже, придется бросить на произвол судьбы. Пока в Казахстане не очень силен исламский фактор, много русских, довольно сильная армия. Поэтому есть надежда, что хоть его мы удержим. Если теряем и Казахстан — полная катастрофа. Тогда получаем от Астрахани до Барнаула сплошную дырявую границу, которую защищать практически невозможно. Казахстан надо удерживать в любом случае. Тем более, он пока готов хоть как-то удерживаться.

Если в случае такого развития событий мы кого-то все же в Среднюю Азию отправим, то это, скорее всего, будут Воздушно-десантные войска, которые сегодня, как известно, составляют резерв Верховного главнокомандующего. Они накопили большой опыт такого рода боевых действий в Афганистане и в Чечне. Мобильны, имеют, в основном, легкое вооружение, которое легко перебрасывать на большие расстояния. ВДВ и подчиняются напрямую Москве. Десантников станут собирать и отправлять в район боевых действий со всей России.

Вот, собственно, и исчерпывающий ответ на вопрос: «Зачем России столь срочно понадобились Силы быстрого реагирования»? Афган-2 — вот, скорее всего, что ждет Россию в безрадостной близкой перспективе.

Фото: Алексей Мальгавко/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня