Армии и войны

Знак ядерного качества

Россия готова ответить на «атомный вызов» США

  
65586
Знак ядерного качества

Перед визитом в Нормандию на празднование юбилея высадки десанта антигитлеровской коалиции Владимир Путин получил возможность лично убедиться в том, что Европа по-прежнему является заложником старых мифов о России. Президент РФ, вежливо отвечая на бестактные, а то и откровенно хамоватые вопросы французских журналистов, напомнил, что по уровню обороноспособности Россия является одним из лидеров в мире.

— Что касается обороноспособности России, то в этом смысле наша страна является, безусловно, одним из лидеров в мире, потому что это ядерная держава, и по качеству нашего ядерного оружия мы, пожалуй, реально занимаем, может быть, даже первое место в мире — по качеству, — уточнил Владимир Путин.

Действительно, когда речь заходит о ядерном оружии, то чаще всего подразумевается численность ядерных вооружений, но не качество. Так действительно ли мы можем говорить о том, что наши ядерные силы по качеству превосходят ядерные силы других стран, в первую очередь США?

Отметим, что в открытом доступе приводятся данные только по стратегическому наступательному вооружению. К примеру, госдеп США в марте 2013 года опубликовал данные, согласно которым США располагали в общей сложности 792 развернутыми межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР), баллистическими ракетами на подводных лодках (БРПЛ) и тяжелыми бомбардировщиками, способными нести ядерное оружие. Количество таких же вооружений в России составляло 492. Однако помимо «ядерной триады» — стратегической авиации, межконтинентальных баллистических ракет и атомных подводных ракетоносцев — существует еще и тактическое ядерное оружие (ТЯО). Это боеприпасы для поражения крупных целей и скоплений сил противника на фронте и в ближайших тылах, которые могут быть представлены в виде авиационных бомб, головных частей ракет, артиллерийских снарядов, мин, глубинных бомб, торпед и т. д.

Бывший руководитель 4-го Центрального научно-исследовательского института МО РФ (1993—2001) генерал-майор в отставке Владимир Дворкин поясняет, что к критериям качества ядерного оружия относятся его надежность, точность попадания носителя в цель, боеготовность, то есть время запуска ракет от команды, живучесть и стойкость к различным поражающим факторам.

— По этим характеристикам российские стратегические силы находятся на достаточно высоком уровне. И, по большому счету, сравнивать их с силами каких-то других держав не совсем корректно. К примеру, у нас есть мобильные комплексы, которых нет у Штатов, но они им и не нужны, так как их основная группировка находится в море — на подводных лодках. Поэтому нам надо знать, что наши ядерные силы находятся на достаточно высоком уровне и полностью обеспечивают решение задач ядерного сдерживания. Это известный факт, поэтому в словах президента Путина нет ничего нового.

«СП»: — Однако помимо стратегического есть еще и тактическое ядерное оружие.

— По некоторым оценкам (доступным данным), сейчас у американцев примерно 500 тактических ядерных боезарядов. 200 из них расположены в Европе, а 300 — в США. У нас их примерно 2000.

И здесь проводить параллели и сравнения тоже не совсем верно, потому что у России — другое геостратегическое положение. Мы всегда рассматривали ТЯО как средство сдерживания по отношению к региональным угрозам: рядом с нами Китай, у которого также есть и стратегическое и тактическое ядерное оружие, Пакистан, Индия (хотя нам она ничем не угрожает) и т. д.

К тому же американцы никогда не говорили о том, что мы должны иметь равное количество ТЯО. Единственное, что они хотели бы, так это достичь определенной транспарентности в этом вопросе, чтобы мы и они объявили, сколько и какого тактического оружия было уничтожено по президентским инициативам в 90-х годах. Но пока какой-либо официальной информации по этому поводу нет.

Взять под контроль тактическое ядерное оружие — весьма сложная задача, потому что тот контроль, который определяется международными договорами по СЯО, ориентируется на местоположение носителей, которое хорошо известно. Носители же ТЯО имеют двойное назначение и разбросаны по всей территории страны. Под двойным назначением надо понимать, что истребители-бомбардировщики или корабли могут везти как обычные боезаряды, так и ядерные.

Бывший начальник управления аппарата Совета безопасности РФ, экс-начальник Главного штаба РВСН, генерал-полковник Виктор Есин говорит, что по совокупности ядерное российское и американское оружие находится на одном уровне.

— Правда, средства доставки стратегического оружия у нас более новые: в РВСН это РС-24 «Ярс» и «Тополь-М», в стратегической авиации — бомбардировщики Ту-160 и Ту-95, в морских силах — семь ракетных подводных крейсеров проекта 667БДРМ «Дельфин» и проекта 667БДР «Кальмар».

Американцы планируют начать перевооружение в следующем десятилетии. Мы же эту программу реализуем сейчас, поэтому отечественные средства доставки СЯО по ряду позиций более совершенны и не имеют аналогов в мире.

Точность попадания межконтинентальных ракет — и американских, и российских, примерно сопоставима. Однако по возможности прорыва ПРО наши современные ракетные комплексы более совершенны, а это значит, что средствам обнаружения ракет противника сложно и почти невозможно выявить истинную боеголовку, которая идет в «облаке» ложных целей.

Но это не значит, что у американцев — древние ядерные носители. Скажем, межконтинентальная баллистическая ракета «Минитмен» стоит у Штатов на вооружении уже больше сорока лет. Однако они ее неоднократно модернизировали: обновляли автоматику, заменили практически все ступени маршевых двигателей, усовершенствовали ядерные головные части. Так что я бы не стал говорить, что у них ядерное оружие устаревшее.

К тому же США делают ставку на морской компонент, а мы — на сухопутный. Америка имеет выход к Тихому и Атлантическому океанам. Соответствующие рубежи у нее оборудованы на Севере и Дальнем Востоке, что позволяет Штатам отслеживать наши лодки. Мы же так отслеживать их субмарины не можем.

Насчет тактического ядерного оружия: Россия не отвергает тот факт, что у нее больше его, чем у США. Это понятно: Америка граничит с Канадой и Мексикой, которые не имеют такого оружия, и для Штатов военная целесообразность ТЯО явно ниже, чем для России. Мы же просто компенсируем свое отставание в некоторых сферах вооружения ТЯО, и это — нормально.

Что касается открытости данных по количеству ТЯО, то таких переговоров никогда не велось и вряд ли они когда-нибудь пройдут. Как известно, носители тактического оружия — всегда двойного предназначения, а главное — вряд ли между нашими странами будет когда-нибудь такой уровень доверия, чтобы каждая из сторон согласится раскрыть информацию о том, сколько храниться ядерных боеприпасов на складах или в войсках.

Заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин говорит, что российские носители стратегического ядерного оружия в среднем новее, чем у американцев, а тем более — чем у англичан и французов.

— Почему? Потому что выпускались либо в позднесоветский, либо уже в российский период. Скажем, американские ракеты «Минитмен» созданы в 60-е годы, и хотя их периодически модернизируют, тем не менее, они уже устарели. В этом смысле у нас уже нет таких старых ракет.

Что касается прорыва ПРО ядерными носителями, то после того, как Рональд Рейган в 1983 году объявил «Стратегическую оборонную инициативу», в СССР произошел бум: все наземные и морские ракеты у нас создавались с максимальным количеством элементов преодоления ПРО. Я бы сказал, такое количество было избыточным по отношению к тому, что у американцев в действительности есть. На самом деле разговоры об их мудреных системах ПРО — это фикция.

Что касается тактического ядерного оружия, то его никто не готов ставить под контроль. Во-первых, ни одна страна не собирается раскрывать данные о запасах ТЯО, а во-вторых, если носители стратегического ядерного оружия — специальные, то носители тактического — те же, что и для обычного неядерного вооружения, а это сильно затрудняет контроль над ним. Считается, что из-за своего географического положения Россия имеет больше ТЯО, так как наша страна граничит со множеством государств, тем более учитывается факт существования неофициальных ядерных держав. Но сколько у нас его на самом деле — неизвестно.

Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня