18+
воскресенье, 26 июня

Чем Донбасс хуже Палестины?

ООН расследует военные преступления в секторе Газа, но закрывает глаза на Новороссию

  
17389
Чем Донбасс хуже Палестины?

В среду, 23 июля Совет ООН по правам человека проголосовал за создание независимой комиссии по расследованию инцидентов, зафиксированных во время военной операции Израиля в секторе Газа. Это решение одобрили 29 членов Совета, 17 воздержались и лишь США выступили против.

Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллай заявила, что израильская армия, возможно, совершила военные преступления во время операции в секторе Газа. Шокирующей уликой она назвала гибель семерых детей на пляже на прошлой неделе. Также она выразила сомнения в том, что Израиль действительно сделал все для того, чтобы защитить мирных жителей.

Решение ООН вызвало недовольство Израиля — пресс-служба премьера Биньямина Нетаньяху назвала его фарсом. Представитель Госдепа США Мари Харф назвала создание комиссии «односторонним антиизраильским действием» и добавила, что Вашингтон будет защищать союзников, даже если это придется делать в одиночку.

Напомним, что только за последние две недели погибло почти 650 палестинцев. Но если внимание западных обывателей приковано к Газе, то события в Новороссии давно перестали их интересовать. А ведь с начала «антитеррористической операции» Киева в Донбассе погибло не меньше мирных жителей. 23 июля в департаменте здравоохранения Донецкой областной администрации заявили, что с марта в регионе жертвами стали 432 человека, в том числе 36 женщин и 6 детей, а власти Луганской области сообщили, что в июне-июле 2014 года погибли 250 мирных жителей, 850 получили ранения. И это только официальные цифры, неучтенных жертв может быть гораздо больше.

Ополченцы регулярно сообщают о нарушении прав человека и законов ведения военных действий со стороны украинской армии, но мировое сообщество на них никак не реагирует. В четверг, 24 июля Следственный комитет России обнародовал данные о том, что украинские войска применяли фосфорные боеприпасы, хотя они запрещены Женевской конвенцией. Более того, экспертиза установила, что использовались они преимущественно для обстрела гражданских объектов. Но международные органы и правозащитники молчат и не спешат начинать расследование, похоже, у киевского режима карт-бланш от Запада на любые действия, о нарушениях прав гражданского населения говорят только отдельные представители ОБСЕ или других организаций, которые побывали в зоне боевых действий. О том, почему международное сообщество вынуждено реагировать на конфликт в Газе, рассказал главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор исторических наук Георгий Мирский.

«СП»: — Мировое сообщество признает военные преступления в Газе и не замечает их в Донбассе. Но ведь такая организация, как ООН, не должна придерживаться двойных стандартов?

— Двойные стандарты существуют всегда и везде и будут существовать. Мы в нашей жизни тоже руководствуемся двойными стандартами, к одним людям относимся плохо, к другим хорошо. Что касается ситуации с Израилем, да, там гибнут люди, а в каком конфликте они не гибнут? Но международная организация начинает расследование только тогда, когда имеются неопровержимые доказательства, что одна из сторон «перегнула палку». Ведь Израиль не обвиняют в том, что он напал на Газу — их обстреливают ракетами, они же не должны сидеть и ждать, когда прилетит очередной снаряд. Израиль обвиняют в непропорциональном, недопустимом применении силы. Это тоже сложный вопрос — где грань между допустимым и недопустимым? Если боевики прячут свои установки возле школ или больниц, понятно, что при ударе будут уничтожены не только террористы, но и вдвое больше детей.

«СП»: — Но, несмотря на это, Советом ООН было инициировано расследование действий Израиля в Газе…

— Конечно, международная организация не может не реагировать, когда каждый день по телевизору показывают окровавленные трупы детей. С другой стороны, они, будучи взрослыми людьми, прекрасно понимают, что на месте израильских военных действовали бы точно так же. Хотя, конечно, страшно, когда 70% потерь не боевики, а гражданское население. Поэтому мировое сообщество работает над скорейшим решением конфликта. Включите любой западный канал, и вам покажут трупы и разрушения в Газе. А что покажут из Донецка? Максимум, несколько погибших, причем без уточнения, кто и как их убил, там идет гражданская война, и в ней всегда гибнут люди.

Эксперт по проблемам стран Ближнего Востока и Кавказа, кандидат исторических наук Станислав Тарасов считает, что ситуация в Донбассе и секторе Газа имеет много общего, но мировое сообщество еще не выработало единой позиции по конфликту в Новороссии.

— В случае с Израилем мы говорим о застарелом ближневосточном конфликте. Такие обострения, как сейчас, там бывали и раньше. Если первоначально мировое сообщество тоже очень вяло реагировало на то, что происходит на Ближнем Востоке, то теперь создан механизм, позволяющий контролировать эту ситуацию. Немалую роль играет спонсорская помощь «четверки» (ЕС, Россия, США и ООН — прим. ред.), которая призвана урегулировать конфликт. Американцы, правда, пытаются усадить за стол переговоров Израиль и Палестину в обход «четверки», но у них ничего не получается.

Что касается Украины — это совсем свежий конфликт, в нем очень много субъективных моментов, и мировое сообщество только пытается выработать по нему общую позицию. Сейчас там работает группа ОБСЕ, работает в очень сложных условиях, находясь на линии огня между украинскими частями и повстанцами. Ситуация усугубилась и сбитым «Боингом». Одновременно идет мощнейшая информационная война. Поэтому равнозначного отношения с выдачей правовых оценок пока нет, этот момент еще не наступил.

Развязка возможна, только если Киев пойдет на конституционную реформу, федерализацию и другие шаги. В противном случае Новороссия может стать самостоятельным государственным образованием, и развал Украины станет неминуем. Вот тогда конфликт рискует перейти на другие регионы и стать затяжным, как на Ближнем Востоке, и международному сообществу придется выработать более четкие механизмы урегулирования этого конфликта.

«СП»: — Идут обстрелы жилых кварталов, гибнут мирные жители. Следственный комитет РФ установил, что в регионе были применены запрещенные фосфорные бомбы. Но украинская сторона все обвинения отрицает, а Запад, кажется, верит Киеву на слово. Можно ли установить истину в такой ситуации?

— Установить истину можно, для этого в регионе должны постоянно присутствовать международные нейтральные наблюдатели. Ведь, если помните, первая группа наблюдателей ОБСЕ, которую задерживали ополченцы, состояла почти полностью из военных, и были подозрения, что они занимаются разведкой. Такого быть не должно. Но, кроме того, объективное расследование невозможно без заинтересованности всех сторон. Пока такой заинтересованности у Киева, который ведет боевую операцию, нет.

«СП»: — Совет ООН по правам человека инициировал расследование действий Израиля несмотря на протесты со стороны США. Можно ли надеяться, что подобное расследование рано или поздно будет инициировано по событиям в Новороссии?

— Проблема в том, что пока что у международного сообщества отсутствуют четкие определения в украинском конфликте, начиная с событий на майдане. Для начала нужно ответить на вопрос, был ли майдан переворотом? Если да, значит, Новороссия — не сепаратистское образование, а обоснованная реакция на свержение законной власти.

Необходимо дать квалифицированную политическую и юридическую оценку тому, что происходит на Украине. Есть очень много правовых понятий, отсутствие которых мешает грамотным действиям по решению конфликта. Хотите или не хотите, все экспертные группы действуют в рамках международного права, и их оценка должна вмещаться в какую-то правовую концепцию, а такой концепции сейчас нет, в этом весь трагизм и сложность ситуации.

«СП»: — Может ли появиться эта концепция в ближайшем будущем?

— Она обязательно должна появиться. Если Новороссия устоит, это один вариант, Киев вынужден будет подписывать с ними правовое соглашение о статусе. Если Киев все же доведет карательную операцию до конца, все равно необходимо будет определяться со статусом этих регионов, останутся ли они в составе унитарного государства или будет федерация. Какое-то правовое решение неизбежно.

Российский политолог, соавтор книги «Неонацисты и евромайдан — от демократии к диктатуре» Алексей Кочетков считает, что ответ на вопрос, почему Запад и правозащитники закрывают глаза на преступления в Донбассе, лежит на поверхности.

— В таких вопросах важна работа правозащитников, а наши правозащитники, наверное, не хотят портить свое реноме в глазах американских и европейских партнеров. У нас, чтобы быть правозащитником нужно, в первую очередь, чтобы на Западе хорошо принимали. Поэтому защитники прав человека упорно не замечают преступлений против русского меньшинства в других странах, зато болезненно реагируют на проявления «русского фашизма», зачастую ими же и придуманные.

«СП»: — Что должно произойти, чтобы Запад все же «заметил» случаи нарушения прав человека в Новороссии?

— У них должен появиться интерес, прежде всего, интерес материальный. Пока его нет, Запад будет слеп и глух. Сколько совершали преступлений косовские албанцы или хорваты против сербского народа? Но никто нигде не говорил и до сих пор не говорит об этом. Никто ничего не услышит, пока это не станет выгодно или не возникнет серьезный общественно-политический резонанс. Например, если общественное мнение какой-то страны начнет склоняться в пользу расследования, и тогда руководство будет вынуждено что-то предпринять, хотя бы для видимости.

Но для этого необходимо прорывать информационную блокаду, а это очень сложно. Такая работа начинает вестись по инициативе общественных организаций. Я знаю, что в Европе в нескольких городах открылись выставки, посвященные событиям в Одессе 2 мая. Но есть очень серьезное противодействие со стороны «друзей Украины». Политика Запада заключается в безоговорочной поддержке киевского режима, что бы он ни делал.

«СП»: — Некоторые эксперты высказывают мнение, что в Газе нарушения со стороны израильской армии очевидны и на них нельзя не реагировать, а вот в Донбассе невозможно доказать, что преступления против мирного населения совершает украинская армия, мол, это дело рук «боевиков», а если и гибнут простые жители, что поделать — война…

— Во-первых, официально в Донбассе не война, а «антитеррористическая операция», и мирные жители гибнут, несмотря на то, что даже не введено военное положение. Ну а что касается таких заявлений «экспертов»… Мы все это уже слышали — и в Одессе люди сами себя сожгли, и в Луганске сами себя взорвали. Просто такие люди в какой-то момент сознательно становятся слепыми, глухими и немыми. Некоторые «эксперты» на полном серьезе заявляют, что Россия совершила акт агрессии против суверенной Украины. Они даже не задаются вопросом, почему же тогда тысячи беженцев бегут именно в Россию. Они вообще видели, что творится в Ростовской области? По их мнению, люди бегут не от агрессора, а к нему, и такая логика их не смущает.

Фото Анатолий Жданов/Коммерсантъ

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье