18+
пятница, 29 июля
Армии и войны

Кипение Донецкого котла

Ополченцы Новороссии удерживают последние рубежи обороны

  
33645
Кипение Донецкого котла

В понедельник, 28 июля, на Украине продолжились ожесточенные бои на подступах к Донецку и Луганску. Украинские военные развернули наступление на город Шахтерск, целью которого названо «освобождение района падения малайзийского Boeing 777, чтобы гарантировать международным экспертам безопасность и возможность провести экспертизу». В воскресенье, 27 июля, украинская бронетехника прорвалась в город, и с тех пор уличные бои в нем не ослабевают. Между тем, Шахтерск находится на линии коммуникаций между Луганском и Донецком, и его потеря может иметь серьезные негативные последствия для защитников Новороссии.

По сути, украинские силовики начали давно запланированную операцию. Она заключается в нанесении одновременных ударов по сходящимся направлениям с юга и севера, в обход Донецка. С юга украинская армия бьет на Шахтерск и Торез, с севера — на Горловку и Дебальцево. Цель Киева очевидна: пересечь коммуникации ДНР, сомкнуть кольцо окружения и создать большой Донецкий котел.

Удастся ли Киеву сжать блокадное кольцо вокруг Донецка, каковы шансы ополчения выстоять?

— Пока Киев в силах раздавить Юго-Восток, другое дело, что в целом войну он уже проиграл, и государство тоже, — рассказал «Свободной прессе» президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. — Нынешнее наступление Киева, с моей точки зрения, — жест отчаянья. После того как примерно две недели назад ополченцами были отсечены и окружены ударные группировки украинской армии возле границы с РФ, киевские войска практически исчерпали ударный потенциал. Логика подсказывала, что Киев должен перейти к обороне, чтобы восстановить силы, но вместо этого украинские войска были брошены в совершенно безумную атаку.

Характерный момент: ополченцы практически сразу начали передавать, что украинская армия ведет активную артподготовку и бросает в бой большое количество бронетехники, но практически не имеет пехоты. Это говорит о том, что Киев несет большие потери.

Думаю, попытка устроить Донецкий котел захлебывается. По идее, надо ждать контрнаступления ополчения. Ресурсы ополчения постоянно возрастают, а с ними — шансы на реванш. Я не имею в виду тотального контрнаступления, но, по крайней мере, восстановления контроля над Донецкой и Луганской республиками стоит ожидать.

А дальше — посмотрим. Сейчас и в украинской армии, и в тылу началось брожение по поводу очередной мобилизации: никто не хочет воевать. Пока сочувствующие Киеву поддерживают идею АТО, но хотят, чтобы за них воевали другие. На следующем этапе, думаю, они будут против самой войны.

Я не исключаю вариант, что украинская армия, в конце концов, выйдет из повиновения. Если вы не хотите воевать, а вам в руки дают оружие и гонят на фронт, логика подсказывает, что оружие можно повернуть против тех, кто его дает, и таким способом избавиться от войны.

«СП»: — Если для Киева ситуация выглядит так плохо, почему вы считаете, что он может додавить Юго-Восток?

— Потому что сейчас — момент кризисный. Силы ополченцев тоже на пределе — их резервы практически все введены в бой. В такой ситуации еще день-другой, возможно, неделю, будет продолжаться кризис наступательной операции, в течение которого Киев может одержать победу, если у ополченцев произойдет слом, и они начнут отступать. В таком случае — теоретически — может возникнуть эффект домино, и рухнуть вся система обороны ополчения.

На деле, определить в кризисный момент, чем закончится операция, невозможно. Скажем, такой момент был в феврале 1943 года, когда советские войска наступали на Днепропетровск и Запорожье, а генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн сумел собрать ударный кулак, нанести контрудар во фланг и занять Харьков. После чего и образовалась конфигурация фронта, которая именовалась Курской дугой. В результате, вроде бы успешно развивавшееся советское наступление было перехвачено.

Нечто подобное может случиться и сейчас на Юго-Востоке. Да, по логике вещей, Киев должен в ближайшие дни выдохнуться, а ополченцы — перейти в контрнаступление. Но успеет ли Киев выдохнуться раньше, чем исчерпаются силы ополчения — сказать трудно.

«СП»: — Давайте рассмотрим два сценария. Начнем с плохого: Юго-Восток задавят. Почему, по-вашему, киевское руководство и в этом случае потеряет государство?

— Чтобы существовало государство, мало иметь национальную идею — необходим экономический базис. Между тем, украинское государство нечем финансировать. Напомню, первое, что сделал Александр Турчинов, заняв пост и.о. президента — потребовал от своих западных друзей 40 млрд. долларов до конца 2014 года. Между прочим, эта сумма практически равна годовому бюджету страны. Понятно, на следующий год денег Украине потребуется еще больше — нужно будет отдавать старые долги. По моим оценкам, уже начиная с 2015 года финансирование существования Украины — любому государству, которое пожелает это делать — будет обходиться примерно в 100 млрд. долларов ежегодно. Это — первая причина, по которой украинское государство — в его нынешнем виде — не может существовать.

Вторая причина — раскол внутри страны: как минимум, половина населения не разделяет господствующие в Киеве национальные идеи. А поскольку Киев на компромисс идти не готов и намерен подавлять инакомыслие силой, рано или поздно украинское руководство ждет очередное восстание, — даже если Юго-Восток будет задавлен.

Наконец, третья причина: когда вы раскручиваете маховик политического насилия, его трудно остановить. Если сегодня вы разогнали Партию регионов и коммунистов, послезавтра вы разгоните еще и УДАР, и «Батькивщину». Такое планомерно уничтожение оппозиции постоянно будет дестабилизировать страну. В итоге, сначала оппозиционеры, а потом и вполне лояльные режиму граждане начнут задаваться вопросом: не проще ли поменять что-то в Киеве, чем сидеть и ждать, когда тебя отправят в тюрьму?

Словом, абсолютно все базисные основы Украины — политические и экономические — предполагают дестабилизацию. А в состоянии Большого Сомали можно существовать в Африке, но не в центре Европы. Рано или поздно европейцы тоже задумаются: не проще ли ввести внешнее управление на Украине, пусть даже отдельными территориями, чем терпеть очаг нестабильности возле своих границ?

«СП»: — Перейдем ко второму сценарию: Донецкая и Луганская республика выстояли. Этим дело и закончится, или, как предполагалось ранее, Новороссия будет расширяться?

— Не думаю, что дело ограничится Донецкой и Луганской республиками. На мой взгляд, в момент присоединения к России Крыма судьба Украины была решена. Проблема в том, что решение вопроса Крыма в международно-правовом поле находится в Киеве. Чтобы легально присоединить полуостров к России, необходимо переучредить украинское государство. Нынешняя Украина не хочет — да и не может — признать отделение Крыма: в соответствии с действующей украинской конституцией, любые территориальные изменения принимаются только на всенародном референдуме. В отношениях же РФ с новым украинским государством крымский вопрос снимается автоматически: полуостров в состав этого нового государства не входил.

А чтобы переучредить украинское государство — ополченцам надо занять Киев.

Да, теоретически можно создать жизнеспособное государство и из восьми областей Юго-Востока, но это стратегически невыгодно. Никто, кроме России, это государство не признает, а значит, оно будет обречено на изоляцию. Кроме того, на оставшейся части Украины возникнет нацистское государство, которое будет считать Россию злейшим врагом и располагать поводом для прямого вооруженного конфликта с РФ на десятилетия вперед.

Другими словами, полумерами украинский вопрос не решается. Он решается, как минимум, выходом ополченцев на польско-украинскую границу 1939 года. Надеюсь, так и будет…

— Большие наступления Киев предпринимал неоднократно, но ни одно не достигло успеха, — отмечает военный эксперт Виктор Мясников. — В случае с Шахтерском речь идет о стратегической точке, и понятно, что ополченцы будут сражаться за нее отчаянно. Скорее всего, ситуация в ближайшие дни будет периодически меняться: ополчение станет совершать тактические отходы, а затем контратаковать.

Тем временем в Южном котле ополченцы продолжают уничтожать несколько бригад украинской армии. Это говорит о том, что Украина не может воевать против ополчения на всех фронтах. Сейчас украинские военные сосредоточили силы вокруг Шахтерска, а в остальных точках проведения АТО обстреливают жилые районы. Кое-где они пытаются атаковать, но при этом нацгвардия несет значительные потери.

На фоне АТО на Украине объявлена третья по счету мобилизация, а возраст призывников увеличен до 60 лет. Из-за этого нарастают как дезертирство из украинской армии, так и массовые протесты женщин, которые не хотят, чтобы их дети и мужья отправлялись на войну. Все это — признаки нарастающего внутреннего кризиса в стране.

Есть еще момент. Верховная Рада отправилась на каникулы, а бюджет АТО так и не принят. По сути, денег на дальнейшее проведение военной операции на Юго-Востоке у украинского правительства нет. По словам премьера Арсения Яценюка, в казне на содержание армии осталось около 500 млн. гривен, тогда как ежемесячный бюджет АТО составляет 1,5 млрд. гривен.

Все это говорит об одном: Киев лихорадочно собирает последние ресурсы, чтобы успеть разделить Луганск и Донецк, взять республики в блокаду и добивать поодиночке. Но не думаю, что этот план имеет шансы на удачу…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Живой отжим Живой отжим

Сергей Шаргунов: история с Алтая о том, как крадут детей на государственном уровне

Что ждет Германию Что ждет Германию

Берлин не сможет справиться с миграционным кризисом ни при Меркель, ни после нее

Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье