Армии и войны

Бесславное отступление Германии

Концерн Rheinmetall ответит перед судом за отказ достраивать полигон в Мулино

  
32661
Бесславное отступление Германии

Немецкий оборонный концерн Rheinmetall AG официально расторг с Россией контракт на строительство центра боевой подготовки сухопутных войск в поселке Мулино Нижегородской области. Власти ФРГ подчеркнули, что это решение принято в рамках секторальных санкций ЕС. Хотя они не распространяются на заключенные ранее контракты, Берлин решил быть впереди планеты всей и отказаться от завершения почти готового проекта. Западные аналитики тут же усмотрели в этом сигнал для Франции, которая до последнего держится за соглашение на поставку «Мистралей», мол, мы свой контракт расторгли, теперь ваша очередь нести финансовые убытки ради европейского единства. Но если стоимость строительства полигона в Мулино оценивают в 120 миллионов евро, то «Мистрали» тянут на 1,2 миллиарда, и это без учета неустойки, которую придется выплачивать Парижу.

За политику Берлина наверняка придется заплатить и немецкому оборонному концерну. 5 августа замминистра обороны Юрий Борисов рассказал, что руководство Минобороны России уже дало указание соответствующим службам о подготовке документов для искового заявления против Rheinmetall и будет отстаивать свои интересы в суде. Чиновник также отметил, что расторжение контракта практически не повлияет на создание центра в Мулино, который был готов на 95%. «Мы от этого особо не проиграем. Без боевой подготовки центр Мулино не останется — все будет оснащено», — сказал Борисов.

Соглашение о начале проектирования центра боевой подготовки на территории полигона Мулино было заключено зимой 2011 года, планировалось, что он будет введен в эксплуатацию в сентябре 2014. Но в марте 2014 из-за событий в Крыму немецкое министерство экономики дало неформальное указание приостановить реализацию проекта. «В создавшейся ситуации федеральное правительство не считает допустимым экспорт в Россию оснащения для центра боевой подготовки», — заявили тогда в министерстве экономики. Представители Rheinmetall до последнего надеялись, что сотрудничество удастся продолжить, но политическая конъюнктура оказалась важней. Кстати, после присоединения Крыма в ряде западных СМИ появилась информация о том, что, якобы, именно немецкий Rheinmetall занимался подготовкой российских бойцов, которые удивили Европу и США своей подготовкой и современным оснащением.

Центр в Мулино рассчитан на подготовку 30 тысяч военнослужащих в год. Его особенность в том, что оружие оснащено лазерными импульсаторами, и датчики фиксируют попадания, что позволяет сэкономить боеприпасы и ресурс техники. Кроме того, можно отрабатывать полноценные боевые операции. Как рассказал бывший начальник Главного управления Сухопутных войск ВС России, генерал-полковник Юрий Букреев в материале «Свободной прессы» «НАТО нам в помощь», «это действительно эффективная и очень перспективная система. Она рассчитана на проведение учебных занятий в масштабе батальона. Если мы на стрельбищах и полигонах учим одиночной стрельбе, то здесь солдаты обучаются выполнять боевые действия в составе подразделения. Все размещаются в специальных отсеках, видят перед собой поле боя и таким образом отрабатывается взаимодействие всех родов войск. У нас же, к сожалению, нет управления в армии, которое бы занималось учебным оборудованием».

Возможно, расторжение контракта с Rheinmetall станет тем несчастьем, без которого счастье невозможно. То есть приведет к восстановлению нашего собственного комплекса производства полигонного оборудования и росту профессионализма инструкторов. Замначальника главного управления боевой подготовки ВС РФ генерал-лейтенант Юрий Петров уже заявил, что все недостающие комплектующие заменены российскими аналогами. Немцы, правда, утверждают, что не поставили самое главное — программное обеспечение, без которого вся техника бесполезна. Военный политолог, заведующий кафедрой политологии и социологии Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Андрей Кошкин убежден, что отечественные специалисты сумеют разработать технологии не хуже западных аналогов и центр подготовки заработает на полную мощность.

— Эта история тянется еще с февраля. Мулино — довольно серьезный полигон, рассчитанный на большой объем работы, там можно готовить до 30 тысяч военнослужащих на разных военных тренажерах. Но нужно помнить, что соглашение на строительство полигона было подписано при бывшем министре обороны Анатолии Сердюкове. А он всегда был склонен заключать контракты с зарубежными фирмами, хотя представители нашего ВПК говорили о том, что могут подготовить продукцию, которая не будет уступать западным аналогам. Но Сердюков тогда отдал предпочтение немцам.

Когда начались разночтения, встал вопрос о том, можем ли мы заместить эти оставшиеся 5%. В них входит программное оборудование, очень важное для работы комплекса. Наши специалисты готовы разработать аналогичную систему, уже прошли совещания по этому вопросу. Насколько я знаю, министр обороны Сергей Шойгу с вице-премьером Дмитрием Рогозиным обсуждали будущее полигона и сообщили, что у нас есть аналоги замещения. Но из-за этого сроки введения полигона в эксплуатацию будут оттянуты. По контракту он должен был начать работу в 2014, но, скорее всего, это произойдет в следующем году. Думаю, специалисты ВПК, которые берут на себя обязательства поставить продукцию, не уступающую немецкой, смогут это сделать. Поэтому программа будет выполнена и полигон позволит проводить подготовку военнослужащих.

«СП»: — Заместитель министра обороны Юрий Борисов заявил, что открытие полигона в Мулино состоится уже в сентябре, как и было запланировано. Успеют ли наши специалисты так быстро справиться со своей задачей?

—  И это заявление, и сентябрьское открытие — больше политические мероприятия. Они должны показать, что мы в состоянии жить и работать в условиях санкций. Задержка в данном случае не критична. Может, сначала мы будем обучать там не 30 тысяч военнослужащих, а 25. Но будет возможность еще развиваться в плане подготовки. В любом случае для нашей оборонной промышленности в этом только позитив, вы знаете, что когда мы сами начинаем работать, мы достигаем большего результата, чем когда покупаем все готовое.

«СП»: — По слухам, именно отделения, которые готовили Rheinmetall, участвовали в операции в Крыму. Сможем ли мы создавать «солдат XXI века» без западных инструкторов?

— Без пафоса, русский солдат — лучший солдат в мире, это факт, так было и будет. Об этом свидетельствует, в том числе, успешное проведение операции в Крыму. Конечно, нельзя отрицать, что у Германии тоже хорошие солдаты и совершенные технологии, мы с ними воевали весь ХХ век, но каждый раз мы их били. Лучшие западные наработки, безусловно, нужно брать на вооружение.

Но что касается Крыма, операцию там проводили наши военные, а не немецкие. Уверен, что и подготовкой занимались преимущественно наши специалисты. При этом мы могли использовать и некие современные западные технологии, например, выбор точки прицеливания предложили немцы на своих тренажерах. На них тренировались наши солдаты, и хорошо, но это не решает главного — подготовки и проведения боевых операций, а в этом мы лучшие.

«СП»: — Нет ли опасности, что «Мистрали» повторят судьбу полигона в Мулино?

— Вопрос по «Мистралям» дискуссионный уже давно. Нужно ответить, нужны ли они нам вообще или нет? Опять-таки, за этот контракт несет ответственность Министерство Сердюкова, сторонника закупки военной техники за рубежом. Вспомните историю с итальянскими броневиками, которые провозили через границу под видом медицинских автомобилей. Нужно учитывать специфику, отвечают ли «Мистрали» стратегическим и тактическим задачам наших Вооруженным сил. Как сказал Дмитрий Рогозин: «Не даете „Мистрали“, верните деньги, мы сами куда надо их запустим». Большой трагедии для нас в этом нет, больше пострадают французы, которые сами себя кусают за хвост.

Доктор военных наук, военный аналитик, президент Академии геополитических проблем Константин Сивков также считает, что не стоит переоценивать вклад западных специалистов в подготовку наших бойцов, а отказ от сотрудничества может стать позитивом для нашей «оборонки».

— Если нам не будут поставлять «Мистрали», это большая удача для нашего флота. Потому что этот плавучий хлам будет лишь обузой и эффективности флоту не прибавит. Это наследие «сердюковщины», и если санкции разорвут этот контракт, можно только порадоваться. На деньги, которые мы получим в качестве компенсации, а это не только вложенные средства, но и неустойка, мы сможем построить либо четыре атомные подводные лодки, либо четыре-пять корветов и фрегатов. Поэтому было бы удачей, если бы нам «Мистрали» не отдали.

«СП»: — Не станет ли расторжение контракта с Rheinmetall ударом по подготовке наших военнослужащих? Ведь по слухам, именно этот концерн готовил специалистов для операции в Крыму…

— Это полнейшая, абсолютная глупость, которую я могу прокомментировать однозначно. Когда нашим военным довелось участвовать в соревнованиях с американскими и немецкими коллегами в условиях, приближенных к реальности, когда вырубается связь и все прочее, наши их безоговорочно переиграли. У нас более полноценная подготовка, ориентированная на экстремальные условия. Оставшись без глобальных систем связи и тактической поддержки, наши военные смогут действовать, в отличие от американцев. Поэтому нам ориентироваться на западную систему подготовки нельзя. Она показала себя во всей красе в Грузии в 2008 году, когда армия, построенная по этим клише, была полностью разгромлена. Единственное, чем занимаются наши бойцы, которые проходят подготовку в Германии и других странах НАТО — это изучение основ их подготовки, философии, психологии. Это ключ к тому, чтобы уничтожать противника.

Если полностью прекратится сотрудничество, мы потеряем определенный пласт знаний о подготовке и технологиях противника. Но мы ничего не потеряем в плане личной подготовки бойцов спецназа Российской армии, поскольку она основана на наших собственных технологиях и принципах.

Заместитель директора Института США и Канады, генерал-майор Павел Золотарев считает, что не стоит переоценивать значение центра боевой подготовки в Мулино, ведь морально-волевых качеств и профессионализма военнослужащих он не заменит.

— Это преувеличение роли тренировочных комплексов. Не только ими определяется уровень военной подготовки. Да, определенная зависимость есть, но скорее в скорости подготовки, а не в самой ее сути. «Суперсолдаты» создаются, прежде всего, с моральным духом и современным комплексом вооружений, оснащением техникой связи и управления. И, конечно, нужна способность владеть этими средствами. Если солдату дать новейшие технологии, но не обучить ими пользоваться, толку тоже не будет. Поэтому нельзя ни переоценивать, ни недооценивать эти полигоны.

«СП»: — Как вы считаете, сумеем ли мы заменить немецкие комплектующие, в частности, программное обеспечение, которое не поставила немецкая компания?

— Когда «мозги» не вставлены в железо, эти железяки вообще не работают. Все, конечно, можно самим сделать, но лучше не доводить до ситуации, которая сейчас складывается. Все можно разработать, просто на это нужно бросить большие деньги. А откуда их взять? Как всегда — из системы образования, здравоохранения, социальных сфер. А так, смастерить можно все…

«СП»: — Не повторят ли «Мистрали» судьбу полигона в Мулино?

— Если американцы их купят и заплатят столько, чтобы компенсировать неустойку, такая ситуация вполне возможна. При том давлении, которое сейчас оказывают на Францию, все упирается только в деньги, и если они найдутся, Париж наверняка откажется от выполнения контракта.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Николай Мошков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня