18+
четверг, 28 июля

С Восточного фронта не вернулись

Какие в реальности потери несёт украинская армия в Донбассе?

  
65664
С Восточного фронта не вернулись

Вопреки информации, распространяемой украинскими СМИ, положение на Юго-Востоке для украинской армии становится все тяжелее, а ее потери растут многократно. Так, согласно сведениям, полученным от сопредседателя Народного Фронта «Новороссия» Владимира Рогова, по состоянию на 15 августа общие потери среди украинских военных составили 23 498 человек. В их числе убитые и раненые (14 378 человек), пленные (158 человек). Около 9 тысяч дезертиров. Последняя категория вызывает больше всего вопросов: в нее могут попасть не только военнослужащие, перешедшие на сторону Новороссии, но и погибшие, которых по неизвестным причинам не попали в список потерь.

По словам Рогова, «общее количество потерь карателей ужасает, но нацисты не собираются останавливаться и снова отсылают в Новороссию на убой живое мясо». Пик потерь пришелся на 13−14 августа, когда украинская армия потеряла более тысячи человек убитыми и ранеными, а также более ста единиц бронетехники. Разумеется, эти цифры остаются без огласки, украинские СМИ постоянно искажают реальные факты.

Между тем, украинские военные, стремясь защитить себя и своих подчиненных от бессмысленной гибели в братоубийственной войне, не только массово уходят в Россию, побросав оружие, но и переходят на сторону ополченцев. На днях стало известно, что на сторону ДНР перешел один из командиров 25-й аэромобильной бригады, прибыв к ополченцам на своей БМП. В настоящее время он уже принял командование ротой.

По словам премьер-министра ДНР Захарченко, этот случай далеко не первый и не последний. Руководство ополчения в ближайшее время ожидает массовой сдачи в плен или перехода границы с Россией украинских военнослужащих, попавших в окружение у населенных пунктов Дмитровка и Кожевня. По словам Захарченко, причина в том, что силовики просто не понимают «за что они воюют и за что они умирают».

Стоит отметить, что вооруженным силам Донецкой и Луганской республик в последние дни удалось добиться серьезных военных успехов. В частности, ополченцы остановив наступление Нацгвардии на Луганском направлении, полностью уничтожили батальон «Горынь», значительные потери были нанесены батальонам «Айдар», «Донбасс» и «Киевская Русь».

Директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов не доверяет точной цифре потерь, озвученной Роговым, но не сомневается в их значительности:

— Я не знаю источников этой цифры. В ней, если честно, смущает такая точность. В условиях, когда в украинской армии полный бардак, когда в карательную операцию включаются подразделения боевиков, никем не контролируемых и не учитываемых, когда ежедневно солдаты гибнут, бегут, дезертируют, вряд ли возможно оценить с точностью до одного человека все потери. Но в том, что официальный Киев постоянно и значительно занижает ущерб украинской армии, сомневаться не приходится. Конечно же, эти потери исчисляются уже тысячами — достаточно оценить кадры с разгромленной украинской бронетехникой, чтобы понять: при таких разрушениях гибнет не один-два человека, как сообщают официозные сводки.

«СП»: — А каковы перспективы на Украине у антивоенного движения, и какие можно провести исторические параллели?

— Вспомним США времен вьетнамской войны. Американцы фактически вступили в нее в 1961 году, а антивоенное движение оформилось лишь где-то к 1964 году, когда общество осознало масштаб вовлечения американских военных в этот конфликт. Так почти всегда бывает: первые месяцы любой войны встречаются волной ура-патриотизма, все хотят быстрой победы и полного разгрома противника, и лишь потом, когда общество осознает масштабы трагедии, резко усиливаются антивоенные настроения. Так, кстати, было и в России ровно сто лет тому назад. И дело не только в количестве жертв, дело — в резком ухудшении социальных стандартов, в разрушении экономики, в лишениях, которыми сопровождается война. Все это уже начали на себе ощущать не только жители Донбасса, но и Украины в целом. Соответственно, можно не сомневаться, что антивоенное движение будет крепнуть практически во всех слоях общества.

«СП»: — Сообщалось, что один из командиров украинской 25-й аэромобильной бригады перешел на сторону ДНР, прибыв к ополченцам на своей БМП. Можно ли ожидать еще подобных случаев и насколько массовыми они будут?

— И в первые дни войны в Донбассе мы видели, как украинские солдаты просто отдавали свою бронетехнику ополченцам. По мере расширения конфликта и осознания того, в какое дикое преступление армию втянули, будет расти и количество перебежчиков, и количество дезертиров. Если кто-то в Киеве надеялся на быстрое и легкое «сафари», то жестоко ошибся. Война, если ее не остановить сейчас, примет затяжной характер. А значит, будет больше крови, бессмысленных жертв, разочарования общества и армии, случаев массового дезертирства. Я не исключаю и того, что в один прекрасный момент украинская армия развернет свое оружие в сторону тех, кто послал ее на эту кровавую войну с собственным народом.

Координатор объединения «Боротьба» в Одесской области Алексей Албу считает, что потери действительно велики, но менее 23 тысяч:

— На самом деле потери меньше, хотя они достаточно серьезные. Просто люди не хотят протестовать до тех пор, пока у их ребенка все в порядке, когда же его убивают — протестовать уже поздно. Также это обусловлено тем, что нет структур и общественных институтов, которые могли бы организовать сопротивление и антивоенное движение. Люди разобщены и разрознены. Любая попытка создать комитет солдатских матерей или организацию «Женщины против войны» наталкивается на сильнейшее противодействие со стороны спецслужб, украинской прессы и сформированного ею общественного мнения.

«СП»: — Недавно на сторону ополчения перешел один из командиров 25-й аэромобильной бригады…

— Думаю, что такие случаи будут учащаться, но рассчитывать на массовый характер перехода украинских военных на сторону народа нельзя. Скорее, участятся случаи сдачи в плен, потому что переход на сторону ополчения подразумевает продолжение вооруженной борьбы, а в украинской армии настроения совершенно противоположные — люди не хотят воевать.

«СП»: — А есть ли у нынешней власти возможность остановить развал армии?

— Шансов нет. Из-за неминуемого краха украинской экономики. Но проблема состоит в другом: говоря о слабости хунты, мы забываем сказать о слабости «военной машины» народных республик. Потому вопрос, продержится ли Донбасс до полного краха экономики Украины — сегодня является очень актуальным.

Украинский политолог Алексей Блюминов также подвергает критике конкретные цифры, не сомневаясь в их масштабности:

— Данные о потерях правительственных войск засекречены. Официально признается чуть больше пятисот убитых. Остальные оценки, в том числе от ополченцев, носят характер оценочных суждений. Оценки колеблются от 7 тысяч убитыми и ранеными до названной Роговым цифры. Истина где-то посередине. Вы же понимаете, что поименного учета погибших никто не ведет.

«СП»: — А способны ли масштабные антивоенные протесты повлиять на политиков? Как это произошло в США во время войны во Вьетнаме?

— Протесты идут, и с каждым месяцем их все больше, однако есть одно «но». Сколько времени длилась вьетнамская война и сколько длится т. н «АТО»? Расслоение в обществе по отношению к войне идет, но не так быстро. В первую очередь бунтуют родственники призывников и бойцов. Но их протесты в основном не против войны как таковой (такие голоса есть, но они пока что не преобладают), а против личного участия детей и родственников протестующих. Лейтмотив — «Почему мой сын, а не чужой?» или «Пусть воюет кто-то другой, тот, кто стоял на Майдане». Я уже не говорю о таком мотиве протестов, как скверная оснащенность мобилизованных новобранцев, отсутствие касок и бронежилетов.

Идея необходимости прекращения войны как таковой еще не овладела большинством. Кто-то надеется, что война скоро закончится победой Киева. Думаю, ожидать изоляции «партии войны» стоит не раньше того времени, когда война затянется настолько, что люди перестанут верить в возможность скорой победы. В такой ситуации на первый план выйдет понимание бессмысленности жертв и самого продолжения войны.

«СП»: — А можно ли ожидать массового перехода украинских военных на сторону ополчения?

— Если повстанцы и симпатизирующая им часть общества в «большой Украине» сумеют наладить эффективную, аргументированную и доходчивую пропаганду дезертирства, то случаев перехода на их сторону может стать больше. Ключевой вопрос тут — смена повестки восстания. Идея ДНР и ЛНР не сможет воодушевить население «большой Украины» и тем более не сможет сделать массы украинцев союзниками повстанцев. Если на первый план выйдет не отрыв от Украины Донбасса, если восстание будет вестись не под нынешними лозунгами, а под лозунгами освобождения всей Украины от сегодняшнего режима, тогда у повстанцев появится шанс победить в борьбе за умы.

Иначе говоря, повестка восстания должна выйти за узкие рамки не только ДНР и ЛНР, но и за рамки «новороссийского» дискурса.

Фото: EPA/ ИТАР-ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье