18+
среда, 29 июня
В мире

Не уйти от украинского вопроса

Виталий Третьяков о Крыме, Новороссии и нынешней киевской власти

  
23432
Не уйти от украинского вопроса

Украинский вопрос стал сегодня главным для России. Как минимум, по двум причинам. Во-первых, он по сути своей является русским вопросом. Во-вторых, потому что именно Украина образца 2014 года создала глубочайший кризис и даже крупномасштабный конфликт между Россией и странами Запада.

Крым одно, Новороссия — другое

Есть дела, которые нельзя отложить на завтра. Завтра будет поздно.

Есть решения, которые нужно принимать сегодня. Просто потому, что если ты не примешь решение сам и сейчас, то завтра его за тебя примут другие. Как минимум, в ущерб тебе. Но не исключено, что и против тебя.

Явно руководствуясь этим императивом, Путин не стал в начале этого года откладывать вопрос о Крыме на завтра, а принял единственно верное, хоть и рискованное решение «сам и сейчас». По результату видно, что правильной оказалась и засекреченность этого решения, которая до поры сохранялась.

Но есть столь же важные и рискованные решения, которые нужно оглашать, предавать гласности, выходя из той естественной части политики, которая должна быть скрыта не только от чужих, но и своих глаз. Тем более что затянувшаяся интрига вокруг Новороссии и отношений России с Украиной формата 2014 года уже вышла из стадии секретности, и теперь эвфемизмы делу не помогут. Более того, теперь они делу вредят.

О Крыме

Политическая операция «Крым наш», бесспорно, войдёт во все учебники истории, политики, дипломатии. В том, что рано или поздно Путину будут поставлены памятники в центре Симферополя и Севастополя, сомнений у меня нет.

Операцией «Крым наш» Путин решил, как минимум, пять общенациональных стратегических задач.

Первая: укрепил военную безопасность России, отодвинув наши стратегические рубежи на юге и юго-западе не на сотни, а фактически на тысячи километров.

Вторая: возродил Черноморский флот России, причём как флот Средиземноморский и Атлантический.

Третья: снял опасность превращения Черного моря во внутреннее море НАТО.

Четвёртая: спас здоровье, жизни и благополучие 2,5 миллионов жителей Крыма, в первую очередь — русских, ибо именно им пришлось бы хуже всего, если бы над ними сохранилась власть нынешнего киевского режима.

Пятая: восстановил историческую справедливость и отчасти искупил вину России и всех нас, её граждан, за то, что мы 1991 году бросили 30 миллионов наших соотечественников, а часто и прямых родственников, за границами РФ.

«Русские своих не бросают!» — сейчас этот лозунг популярен и даже моден. Я никогда его не декларирую и тем более не декламирую. Ибо в 1991 году мы сделали именно это — бросили своих.

Раз Украина не Россия, то и Новороссия не Украина

Но брошенными до сих пор остаются 20 миллионов (минимум) русских, проживающих на остальной, теперь уже без Крыма, территории Украины.

Вдохновлённые примером Крыма, жители Новороссии восстали против режима майдановской Украины. Почему? Потому что не просто увидели, а кожей почувствовали: всё, теперь им, как русским, конец. Мягкая и полужёсткая украинизация по Кравчуку-Кучме-Ющенко-Януковичу, длившаяся 23 года, в феврале 2014-го закончилась. Теперь украинизация будет не просто жёсткой, а экзистенциально жёстокой: либо ты украинец, либо тебе смерть!

Кучма написал опус под названием «Украина не Россия», в котором ясно прописано, что и русский это не украинец, но обязан им стать.

Турчинов-Яценюк-Порошенко начали реализовывать «доктрину Кучмы» в самом брутальном варианте — варианте Бандеры-Шухевича. Политическим, психологическим и физическим террором! Оружием! Кровью!

Инстинкт выживания русских и малороссов, жителей исторической Новороссии, подсказал им: если сегодня они не встанут с оружием в руках, чтобы защитить себя, свои семьи и свою землю, завтра не будет либо их на этой земле, либо этой земли у них. И точно их как русских и малороссов.

Раз Украина не Россия, значит, и Новороссия не Украина. Никакого иного логического и спасительного для них самих, их семей и детей, их будущего вывода они сделать не могли.

А Россия не могла (желала она того, или нет) не помочь им спасти их физическое или этническое выживание.

Россия делала это явно — политически, дипломатически, информационно. Неявно, но всё равно справедливо, военной поддержкой. Насколько масштабной и легальной — с точки зрения истории, справедливости и задачи сохранения русской нации неважно. Для тех, кто спасает жизнь своей семьи от убийц, нет пределов необходимой обороны. Подумайте о своей семье — и вы поймёте, что это так.

«Цивилизованному Западу» и московским коллаборационистам на жизни и судьбу русских на Украине (впрочем, как и во всех других странах и землях) наплевать. И России 23 года было наплевать. В 2014 году со стороны России это наплевательство закончилось. Потому что февральский госпереворот привёл к власти на Украине нацистов.

Ещё раз о Крыме

Понятно, что политика — это искусство возможного. Понятно, что решившись, наконец-то, на помощь в воплощении 23-летней (в реальности даже 60-летней) мечты абсолютного большинства жителей Крыма — вернуться в Россию, Москва теперь должна гарантированно сохранить это воссоединение и сделать его безвозвратным.

Это — стратегическая задача номер раз, ради которой приходится жертвовать чем-то другим. Иногда почти столь же существенным. В частности, судьбой Новороссии.

Безответственно, не закрепив достигнутого, рискнуть ещё раз - даже ради благородной и справедливой цели — и в результате потерять Крым. В этом смысле все манёвры, отступления, всё лавирование Москвы мне понятны.

Кроме того, взять полную ответственность за Новороссию (границы которой, вообще-то, шире Донецкой и Луганских республик) означало ещё и взвалить на Россию и её население дополнительное, куда большее, чем крымское, финансовое бремя. И при этом опять быть «не понятыми» Западом.

Ну, и ряд других очевидных негативных последствий.

Словом, проигрыш в справедливой борьбе за спасение Новоросии и её жителей от буквально обезумевшего на почве русофобии киевского режима, получившего полную поддержку Запада и его же карт-бланш на любые, вплоть до прямо преступных, действия, мог бы обернуться, помимо прочего, и потерей Крыма, чего, конечно, допустить было нельзя.

Но развитие событий на Украине и в Новороссии с мая по октябрь со всей остротой поставило следующий вопрос, на который тоже нужно ответить предельно честно и, конечно, публично.

А что будет с Новороссией, если она сдастся на милость киевского режима?

И тут ответ очевиден: геноцид русских. Полномасштабный, откровенный, не замечаемый Западом и даже отчасти им приветствуемый.

Террор будет установлен такой, что либо власть Россия будет вынуждена вмешаться прямой спасительной военной операцией, либо она должна будет сама выстроить железобетонную стену на границе с Украиной — с тем, чтобы не позволить уже не тысячам, а десяткам или сотням тысяч добровольцев из России броситься спасать жизни своих родных, близких, друзей, соотечественников, просто русских.

Второй вариант реален?

Порошенко — меньшее из зол?

Я не буду спорить с бессовестными, лживыми или бессмысленными аргументами тех, кто даже в Москве, искренне заблуждаясь или в предательском раже, утверждает, что «народ Украины сделал европейский выбор», и прочей белибердой.

К разряду такой белиберды я отношу и представление о том, что Порошенко является единственной приемлемой для России и русских на Украине фигурой, а потому с ним нужно «вести дела и переговоры», иначе будет только хуже.

«Хуже» русским на Украине будет в любом случае, так как генетика и способ рождения нынешнего киевского режима делают его антирусским и антироссийским злом в принципе и без каких-либо оттенков. Абсолютным злом. Повторяю: экзистенциальным. А государство Украина генетика и способ рождения нынешнего киевского режима делают злом для России при любом персональном составе его правящего класса.

Меня не интересуюсь личные качества и потаённые думы Порошенко. Он есть производное данного режима, следовательно, он полностью отвечает его целям. Он теперь — лидер украинизма как антирусской и антироссийской стратегии, политики и тактики. Доказательств сотни. Причём их список расширяется буквально каждый день.

Если бы Порошенко таким не был, его бы уже свергли. Украинизм не терпит предательства и даже сомнений по отношению к самому себе. Только по отношению к другим.

Украинизм враждебен России и русским по сути, по форме и по человеческому наполнению. И вариантов здесь нет.

Константы украинизма

Прежде чем ответить на главный вопрос, ради чего я и пишу эту статью, — на вопрос «Что делать России в данных обстоятельствах?», необходимо назвать своими именами и перечислить константы украинизма, вполне расцветшего на сегодняшней Украине, но отчётливо проявившихся и за все последние 23 года его, украинизма, легального, но несколько стыдливого и вполне лицемерного существования.

Константы эти таковы.

Украинизм есть концепция построения антироссийского и антирусского государства.

Украинизм есть расизм по отношению к русским. Он в принципе не предусматривает наличие русских в украинском государстве. Самое малое, что им предлагается — переписаться в украинцы.

Украинизм крайне жесток. Того, кого он считает своим врагом, он готов (и продемонстрировал это в 40−50-е годы, а теперь демонстрирует, не стесняясь и даже не очень скрывая, вновь) не просто уничтожить, а уничтожить изуверски.

Украинизм рассматривает (уже за пределами своей территории) Россию как абсолютное зло, русских — как абсолютное зло, Русскую православную церковь — как абсолютное зло, русский язык — как абсолютное зло… Далее можете продолжать до бесконечности.

Украинизм как политика предполагает, что Украине должны все и всё. Другое дело, что не со всех получишь, но с России должно получать всё и по возможности бесплатно.

Украинский политик — это тот, кто говорит одно, делает другое, а думает третье. Наряду с предательством, ложь и обман — две главных составляющих украинизма как политики. Именно поэтому украинские политики (в президентском регистре — от Кравчука до Порошенко, а равно и все, кто рангом ниже) обманывают с лёгкостью, а лгут, как дышат. И даже не ощущают от этого неудобства, а тем более стыда. Ибо они такими рождены. Иначе они бы не стали украинскими политиками.

Любая политика любой страны, включая, разумеется, Россию и не исключая, естественно, какую-нибудь сверхдемократическую Францию, имеет в своём арсенале ложь и обман. Так было всегда и всегда будет. Отличие украинской политики от политики всех остальных стран в том, что она вся состоит из лжи и обмана. За последние 10 месяцев мы могли убедиться в этом сотни раз. За последние 23 года — тысячи.

Я вообще не понимаю, как наш «Газпром» (при всех претензиях к нему) ведёт переговоры с Украиной. Просто представьте себе, что вы должны постоянно договариваться с тем, кто постоянно же ворует у вас часть того, о чём вы договариваетесь, при этом обвиняя вас во всех грехах. Долго ли вы бы такие переговоры, не оказавшись в сумасшедшем доме, выдержали?

Кстати, это ещё одна константа украинизма как политики: он приписывает партнёру именно то, в чём виновен сам. Всё, вплоть до преступлений.

Украинизм как политика всегда исходит из того, что партнёр виноват всегда и во всём, а Украина — никогда и ни в чём.

Украинизм лжив, беспринципен, лицемерен, тоталитарен и террористичен в абсолютной степени. Именно поэтому он сумел за 23 года создать условия для того, чтобы в течение нескольких месяцев 2014 года даже многих русских, живущих на Украине, превратить в тех, кто искренне ненавидит Россию и русских. По-моему, иного подобного примера в обозримой истории человечества нет. Одно это показывает, насколько опасен и насколько неисправим украинизм.

А поскольку, вернусь к началу, украинизм есть антирусский расизм и концепция построения антирусского и антироссийского государства, постольку понятно, что Россия в принципе никогда не сможет с ним договориться, если, конечно, исключить из условий договорённости полную капитуляцию России.

Наконец, украинизм недоговороспособен по отношению к России ещё и потому, что его тактика, политика и стратегия на обозримое будущее состоит в том, чтобы натравливать Запад на Россию — и из идейных, и из меркантильных соображений.

Кто нам нужен во главе Украины и, в частности, в Верховной Раде?

Поскольку Украина как государство, если это государство основано на украинизме, и Россия несовместимы, то между ними никогда не могут существовать невраждебные отношения, а тем более нормальные отношения. Дружеские исключены по определению.

Но так как Россия не собирается уничтожать государство Украина, даже созданное на основе антирусского украинизма, единственное, что мы должны желать — это дать украинизму проявить себя в полной мере. С тем, чтобы он был сметён самим терроризированным им населением Украины, и с тем, чтобы даже самый последний лицемер на Западе не смог сказать, что это государство, которое имеет право на существование.

Посему ответ на вопрос, а кто нам нужен во главе Украины и в её парламенте, прост и однозначен: наиболее отъявленные украинские националисты.

Тут (не нужно этого стесняться, как и всякой неприятной правды) действует принцип «чем хуже, тем лучше». Ибо чем больше украинских националистов, вплоть до прямых нацистов и расистов, будет в руководстве Украины и в её оптом и на вынос закупленном так называемыми украинскими (в реальности — лишь теми, кто использует украинских наци-национализм в своих интересах) олигархами, тем быстрее окончательно рухнет Украина как антирусское и антироссийское государство (не путать со страной Украиной).

Просто смешны заверения некоторых что московских, что западных, что киевских «экспертов» в том, что в Верховной Раде нам нужна сильная «партия мира» и она там может появиться. Нет такой партии на Украине-2014. Если бы она была, Украина не была бы тем, чем она ныне является.

Поэтому безответственны или лукавы утверждения некоторых наших политиков, которые говорят, что после выборов Рада, или Порошенко, или украинская власть в целом станут иными. И тогда России удастся с ними договориться.

Единственное, о чём можно в данном случае рассуждать, какого размера и какой степени топорности будет украинский троянский конь. Но то, что жовто-блакитного украинского троянского коня, что в Раде, что в президентском кабинете, не отмоешь добела, сомнений быть не может. Ибо этого не может быть никогда.

Что делать России?

Так что же в этих условиях (когда лучше не будет точно и вопрос лишь в том, насколько будет хуже) России делать?

Ведь, с одной стороны, рушить государство Украина мы не должны, а с другой, оно будет оставаться таким, что русские в этом государстве будут изведены под корень, а смысл его внешней политики будет состоять в том, чтобы натравливать Запад и прежде всего США на Россию.

Вернув себе Крым, Россия решила тот набор стратегических задач, которые я уже описал.

Но задачу защиты от уничтожения части русского народа, живущего на территории нынешней Украины, а это, напомню, не менее 20 миллионов человек (несмотря на фальсификации киевских статистиков-переписчиков), мы не решили. И при победе нынешнего киевского режима (а иного режима на Украине в ближайшие месяцы, а, возможно, и два-три года не предвидится) над Новороссией, будем иметь возможность решить её только путём военной операции. Но не захватывать же всю Украину для того, чтобы спасти все 20 миллионов русских, ибо живут они не только в Новороссии, но и, например, в Киеве. Да ещё миллионов 10 малороссов. И потом ещё подавлять сопротивление тех украинских расистов, которые захватили в 2014 году власть на Украине и пока безнаказанно терроризируют всё остальное её население?

Возможно, этого ждёт от нас и к этому подталкивает нас Запад (и отнюдь не из любви к русским на Украине или к России, а по иным, увы, циничным соображениям), но для самой России было бы верхом безответственности доводить до этого. Точнее — позволить довести нас до этого украинизму.

Посему мы должны сделать то, что остановит нынешний киевский режим на его стремительном движении к полномасштабному геноциду русских на Украине.

А именно, гласно и официально объявить:

— что русский народ является крупнейшим разделённым народом Европы;

— что, по мнению России, нынешний политический режим Украины является расистским, а конкретно — антирусским;

— что политическая эволюция нынешней украинской власти неизбежно приведёт к полномасштабному геноциду русских и малороссов на Украине, чего Россия, конечно, не может допустить;

— что во избежание этой опасности Россия требует от мирового сообщества и прежде всего от Совета безопасности ООН принятия решений, которые бы обязали Украину отказаться от такой политики и создать систему соответствующих внутриполитических гарантий (федерализация, восстановление образования на русском языке там, где того пожелают региональные парламенты, и пр.);

— что если Совет безопасности ООН проигнорирует это требование России, наша страна вынуждена будет сама принять любые необходимые меры, вплоть до военной операции в Новоросии и на левобережной Украине;

— что Россия моментально признает независимость ДНР и ЛНР, как только получит достоверную информацию о любых репрессивных действиях киевского режима на территории ДНР и ЛНР, и заключит с этими республиками, если они об этом попросят, военный союз.

И «детали» тоже важны

Конечно, сказанное не исчерпывает всех проблем, которые существуют между Россией и Украиной, однако описывает главную из них.

Понятно, что, исходя из описанных мною констант украинизма, я не вижу возможности «продавать» газ Украине без оплаты всех долгов и предоплаты за вновь получаемый газ. Помогать ворам воровать — это только стимулировать их продолжать воровство. Ведь этот так понятно. А кому не понятно, пусть прикинет это на своё собственное имущество.

Я осознаю, как прочитают мою статью и что из неё вычитают украинские, западные и московские украинисты. Их оценки меня не волнуют.

Но для людей разумных и честных скажу, что в данной статье я описал своё представление о государстве Украина, построенном на украинизме, то есть Украину образца 2014 года.

К сожалению, украинизмом заражена и значительная часть украинцев. Украинский бог им судья, но пора перестать, вызывая раздражение и насмешки русских в России, именовать Украину «братской страной», а украинцев «братским народом».

Сами украинцы теперь должны доказать, если захотят, являются ли они для русских братским народом. А для этого им, как минимум, нужно отказаться от украинизма и поменять соответствующий политический режим.

Кроме того, я остаюсь при своём мнении, что именно захвативший власть на Украине украинизм и использовавшие его так называемые украинские олигархи погубили проект создания из УССР независимого украинского государства в границах 1991 года.

Посему я считаю, что государство Украина (но в других, гораздо меньших, границах) сохранится — где-то с западной стороны независимого государства Новороссия, возникновение которого после событий февраля 2014 года стало возможным, а после событий весны-осени 2014 года (2 мая в Одессе и пр.) и карательной операции киевского режима - неизбежным. Если, конечно, мир вообще и Россия в частности не захотят безучастно смотреть на физическое и этническое уничтожение 20 миллионов русских на Украине.

Фото: Михаил Климентьев/ ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Константин Сивков

Военный эксперт

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье