В мире

«Мягкая сила» для Кишинёва

Роман Коноплёв о предвыборных настроениях в Молдавии

  
3239
«Мягкая сила» для Кишинёва

В Молдавии вовсю идёт избирательная кампания. Тем не менее, нельзя сказать, что обстановка каким-либо образом накаляется и местная публика готова реализовать свои кухонные революционные настроения. Противостоящие на местном Олимпе друг другу силы вполне знакомы избирателю. С одной стороны свои позиции пытается удержать проевропейский альянс, лидерами которого являются Влад Филат и Юрий Лянкэ, в общем, либерал-демократы. Им робко наступают на пятки националисты. С противоположной стороны — кандидаты с крепкими неформальными связями в России — Игорь Додон и бизнесмен Усатый. При этом Усатый, хоть и позиционирует себя политиком новой волны, выполняет скорее функцию местечкового раздражителя и скандалиста. В свою очередь Додон — эталон респектабельности, умеренности, спокойствия. Такой себе политик «германского типа».

Усатый делает резкие заявления, вбрасывает кое-какой компромат на либералов, зажигает публику бравыми речами. В частности, он весьма категоричен в отношении Приднестровья — дескать, старая элита виновата отсутствием воли и жесткости при решении конфликта. Дескать, надо было вовремя послать пару десятков, как он говорит, «вежливых людей» в Тирасполь, чтобы там арестовать бунтовщиков, и не выдавать арестованных — и сепаратизм был бы подавлен на корню. Напомним, был эпизод, когда молдавские спецслужбы умудрились в Киеве похитить Игоря Смирнова и переправить его под покровом ночи на пароме в Кишинев. Но затем знаменитого приднестровского «Деда» под давлением приднестровцев отпустили восвояси. Усатый даёт понять — пророссийской Молдове сепаратизм не угрожал бы, и Москва наверняка помогла бы Кишинёву затянуть эту незаживающую рану Приднестровья. Молодой российский бизнесмен молдавской национальности, который, по некоторым данным ещё десять лет назад работал проводником в поезде Кишинев-Москва, имеет своих симпатизантов, но до дерзости Жириновского пока явно не дотягивает. То ли ещё будет.

Респектабельный социалист Игорь Додон вышел из рядов коммунистов, вслед ему сыпались обвинения и упреки. Но это дела давно минувшие. Местные коммунисты сегодня представляют весьма жалкое зрелище. Неформальный лидер, их мозг и идеолог Марк Ткачук ушел из ПКРМ, обвинив Воронина в соглашательстве и пассивном поведении. За Ткачуком ушли и многие активисты и идеологи рангом пониже, в том числе комсомольские вожаки. Их претензии к Воронину касаются, в первую очередь, возможной зависимости нынешнего вождя ПКРМ от местных олигархов, чья ориентация отнюдь не пророссийская. Обвиняют Воронина в том, что из-за своих новых обязательств лидер коммунистов отказался вести борьбу за власть, чем поставил в недвусмысленное положение своих радикальных сторонников.

Ещё каких-нибудь пару лет назад коммунисты собирали мощнейшие колонны на проспектах Кишинёва. Краснознамённые колонны опальной Компартии никто не сгонял силой, в отличие от муниципальных служащих, которых чуть ли не за шиворот приволакивали в центр города либералы на свои митинги для поддержки курса европейской интеграции, скорее напоминавшие похоронную процессию. Теперь же ПКРМ уходит в небо вместе с жалкими воспоминаниями о несостоявшемся протесте, о проигранной революции, об упущенных возможностях и Воронине, которого «попутали бесы», когда надо было мириться с Россией и забирать Приднестровье.

Игорь Додон — политик с умеренным европейским лоском, без нарочитого гнева и жажды реванша. Его физиономия не содержит в себе никаких намёков на ностальгию по СССР, и молдавским либералам теперь сложно убеждать молодежь «забрать у бабушки паспорт», как это было в случае с ПКРМ. В отличие от лидеров и спонсоров либералов, Додон не имеет славы контрабандиста и рейдера. При этом Додон вполне в пророссийском духе провозглашает курс на интеграцию в структуры Таможенного союза, обещает федерализацию Молдавии. Ту самую, которой давно добиваются гагаузы и которая, в свою очередь, дает некоторые шансы на разрешение конфликта на Днестре.

Приднестровье формально держится в стороне от процессов в Молдове. На территории анклава выборы проходить не будут. Тем не менее, политическая борьба находит своё отражение и в приднестровских медиа. Это не случайно — почти половина населения Приднестровья имеет молдавские паспорта, а также — многочисленных родственников и знакомых, проживающих в самой Молдове. В Кишиневе учатся многие молодые приднестровцы. В Приднестровье, конечно, на публике не принято рассуждать об объединении с Молдовой. Местные власти продолжают оставаться на прежних позициях, требуя независимости. Однако при этом в локальных медиа поддержкой пользуются те молдавские политики, которые придерживаются пророссийской ориентации, вне зависимости от их публичных выпадов в сторону Тирасполя. «Подружись с Россией и приходи к нам», — примерно такого рода сигналы посылает Приднестровье на другой берег Днестра.

В происходящем на территории бывшей Советской Молдавии можно усмотреть новую линию поведения России на постсоветском пространстве — попытки сконструировать модель «мягкой силы». В ходе реализации этой модели нет смысла воспитывать «с нуля» каких-либо новых политиков, это слишком долго. Следует поискать себе сторонников в рядах уже сложившейся системы власти. Напомним, в прошлом примерно тем же на постсоветском пространстве активно занимались оппоненты России. Элита никогда не бывает однородной — россияне учитывают ошибки прошлого. Когда-то Воронина с его красными флагами восприняли слишком уж близко к сердцу — а он, наоборот, подвёл.

Главный вопрос нынешних молдавских выборов — сможет ли на обломках Компартии закрепиться новая дружественная по отношению к России политическая сила в лице политструктуры Игоря Додона. Сможет ли сам Додон удержать свой рейтинг пророссийского политика, поскольку и в этой сфере имеется некоторая конкуренция.

Определенную роль в судьбе ориентированных на Россию сил на политическом пространстве Молдавии может сыграть и другой известный политик — глава Гагаузии Михаил Формузал. Гагаузский лидер в последний год изрядно подпортил нервов официальному руководству Молдавии, лидерам правящей коалиции проевропейского правления и спецслужбам. На территории Гагаузии спецслужбы даже произвели несколько арестов, якобы кто-то готовил партизанскую войну против Кишинева. Спецслужбы усмотрели в происходящем попытки создания сепаратистского движения. Под лупой рассматривают до сих пор неформальный референдум об ориентации Гагаузии, в ходе которого анклав проголосовал за Таможенный союз.

В истории Гагаузии уже был период своей государственности. Она завершилась печальным и вынужденным вхождением в состав Молдовы, но настроения местного населения и по сей день неоднозначны. В Гагаузии сильны пророссийские настроения, и в свете жесткой линии Кишинева на углубление разрыва в отношениях с Москвой говорить о политической стабильности было бы абсурдом.

Советский патриотизм в прошлом сплачивал молдаван и гагаузов. Но пока на смену идеалам СССР не приходит европейская толерантность, вековые традиции дают о себе знать. В новой реальности, где молдаване порой предпочитают румынскую национальную идентичность, гагаузы чувствуют себя чужеродным элементом и опасаются ассимиляции. Настроения улицы автоматически приходят в политику, и в Гагаузии традиционно силен этнический, семейный фактор. Они держатся обособленно, они слабо владеют румынским языком и вообще достаточно неоднозначно воспринимают сам термин «румынский». В Кишиневе, наоборот, сегодня именно Бухарест рассматривается в качестве стратегического союзника и международного адвоката. На помощь Румынии местное руководство рассчитывает в случае возникновения кризисных ситуаций по газовым поставкам зимой из-за украинских событий.

Гагаузы вызывают раздражение в Кишиневе. Гагаузские политики, в частности Иван Бургуджи, да и Михаил Формузал, периодически оказываются фигурантами уголовных дел и публичных дискуссий о проблематике сепаратизма. Тема на слуху — уже половина дела. Уже резонанс, уже повод собираться людям на площадях. Уже есть о чем поговорить. Уже большая политика. И в такой ситуации голос Гагаузской автономии на общемолдавских выборах может сыграть свою определенную роль. Если поляризация в отношениях между властями Гагаузии и Кишинева будет возрастать, не только эксперты и спецслужбы, но и руководители Молдавии смогут наблюдать аналогию с происходящим в Донбассе. И одними лишь силовыми мерами и принуждением подобные проблемы не обязательно легко решатся. Последствия могут быть самые разные.

В Кишиневе гагаузов упрекают в том числе и в их взаимодействии с Тирасполем. Якобы, гагаузские активисты могут «научиться плохому», использовать опыт сепаратизма, накопленный в Приднестровье. Тем не менее, как фактор общественно-политической жизни сепаратизм и приднестровско-гагаузская тематика не играют весомой роли в настроениях молдавских избирателей. На слуху — скандалы по поводу коррупции, зависимости судей и силовиков от местной олигархии. Упреки по данным темам постоянно звучат из уст европейских чиновников. Молдова находится под международным мониторингом, и озабоченность по поводу влияния олигархов на политику не спадает. В ЕС понимают, что укрепление олигархов размывает общественное согласие и таким образом только подогревает сепаратизм и нестабильность. Несмотря на отдельные позитивные оценки, европейские политики, эмиссары и эксперты жестко критикуют руководство Молдавии. Их надежды на выход беднейшей страны Европы из кризиса пока не оправдываются. А это значит, что со временем, рано или поздно, мяч может оказаться уже на стороне России.

Если так захотят молдавские избиратели, разумеется.

Возможно, в этом случае силам, ориентированным на Россию, удастся добиться более заметных успехов — и в решении социальных проблем, и по теме Гагаузии и Приднестровья. Если говорить о дне сегодняшнем, то отсутствие видимых перспектив, расслоение общества и разочарование — это то, чем живёт нынешняя Молдавия. Регион упущенных шансов и политиков, чьим основным развлечением по-прежнему остаётся хождение по граблям.

Фото: Вадим Денисов/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня