В мире / Война в Сирии

Что будет после Парижа

Редакция The New York Times считает, что позиции России и США сблизились

  
2818
Полицейские на месте происшествия в пятницу, 13 ноября 2015
Полицейские на месте происшествия в пятницу, 13 ноября 2015 (Фото: AP/ ТАСС)

Редакционная статья The New York Times

Террористические атаки, прогремевшие в минувшую пятницу в Париже, совершенный накануне двойной теракт в Бейруте и крушение российского пассажирского лайнера на Синайском полуострове 31 октября открыли новую фазу войны Исламского Государства* против Запада. Эти теракты говорят о готовности Исламского Государства наносить удары далеко за пределами контролируемых им территорий в Ираке, Сирии и расширяющейся зоны влияния в Ливии. Вызов странам, в адрес которых звучат угрозы, огромен.

Атаки Исламского Государства трудно предсказать и предотвратить. В Европе каждая из них усиливает позиции крайних националистов, готовых воспользоваться случаем, чтобы демонизировать сограждан-мусульман, иммигрантов и беженцев, а также потребовать закрытия внутренних границ Европы.

Исламское Государство должно быть повержено. Однако эта задача требует терпения, решимости, координации стратегии и целей, чего драматически не хватает странам, ведущим войну против ИГИЛа, в особенности Соединенным Штатам Америки и России.

Президент Франции Франсуа Олланд прямо назвал теракты в Париже «актом войны» и поклялся ответить на них «безжалостно». В воскресенье французские военные самолеты бомбили сирийский город Ракка — укрепленный район Исламского Государства. От Олланда ожидаются дальнейшие инициативы, мы о них услышим в обращении к парламенту, которое прозвучит в Версале на экстренном заседании в понедельник. На вооружение Францией сегодня уже и так взяты самые жесткие полицейские методы антитеррористической борьбы, включая драконовские меры, к которым призывают крайне правые националисты, такие, как лидер Национального Фронта Марин Ле Пен. Эти меры способны привести к еще большему отчуждению 5-миллионной мусульманской общины Франции без создания каких-либо гарантий от новых терактов.

Читайте по теме

Сирийский паспорт, обнаруженный рядом с трупом одного из парижских террористов, оказался принадлежащим соискателю политического убежища, въехавшему в Европу через Грецию. Этот паспорт вызвал подъем антииммигрантских настроений и радикализацию требований о закрытии внутренних европейских границ. Доказательств, что паспорт принадлежал убитому террористу, нет. Но даже если один из атаковавших прибыл в Европу в потоке беженцев, то первый из террористов, Омар Исмаил Мостефай, был не беженцем, а французским гражданином, родившимся и выросшим в городке к югу от Парижа.

Плеснуть горючего в костер страстей, бушующих вокруг беженцев и мусульман в Европе, безо всякого сомнения было главной целью атак, предпринятых Исламским Государством в Париже. Территория, на которой прогремело большинство террористических актов, представляет собой многонациональные районы на востоке Парижа, существенную часть населения которых составляют молодые профессионалы. Выбор этих территорий мог быть продиктован стремлением дать понять: толерантность не является защитой от «надвигающегося шторма», о котором говорится в коммюнике Исламского Государства.

Франция обязана принять все необходимые меры для защиты своих граждан, как обязаны это сделать и другие западные и ближневосточные страны, мирному существованию которых угрожает кровавая мечта Исламского Государства о новом халифате. В то же время становится ясно, что предотвращение дальнейших атак потребует от находящихся под угрозой государств поиска пути прекращения гражданской войны в Сирии, позволившей террористической группировке получить финансирование, завоевать территорию и установить на ней свою власть. Участвующим в войне странам необходимо тесное взаимодействие, в особенности это касается Соединенных Штатов Америки и России. Необходимо также убедить как можно больше европейских и ближневосточных стран принять участие в миссии.

Вплоть до нынешней волны террористических актов уверенность Америки в том, что эта организация является главным противником, не до конца разделялась Россией, чьи боевые операции в большей степени преследовали цель защиты своего союзника, президента Сирии Башара Асада. Однако в последнее время Россия предприняла несколько многообещающих шагов в сторону более тесной кооперации.

На встрече в Вене в субботу представители более десятка стран, заинтересованных в скорейшем прекращении сирийской войны, включая государственного секретаря США Джона Керри и российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, разработали пробный план поэтапного перехода власти к временному правительству и проведению выборов в Сирии. На встрече G20, проходящей в Турции, Сирия и ИГИЛ стали темами для не терпящей отлагательства дискуссии, которую, по всей вероятности, отдельно вели между собой американский президент Барак Обама и российский президент Владимир Путин.

Читайте по теме

Террористические атаки в Париже породили волну паники во всем мире, взрывы в Бейруте и гибель российского гражданского самолета являются не менее жуткими преступлениями. ИГИЛ дает понять, что от него негде спрятаться, и ни одна страна мира не может чувствовать себя в безопасности, пока народы не выступят единым фронтом и не положат конец этому бедствию.

Перевод Станислава Варыханова

Оригинал статьи.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня