18+
среда, 18 октября
В мире

Ангела Меркель обретет себе вице-канцлера гея

Немцев немного смущает: как он будет посещать страны, где гомосексуализм считают преступлением и за него казнят

  
76

В Германии полным ходом идут коалиционные переговоры между победившими на сентябрьских парламентских выборах консерваторами из блока ХДС/ХСС (Христианско-демократического союза и их давнего союзника Христианско-социального союза Баварии) и либералами из Свободной демократической партии (СвДП). Согласовываются важнейшие вопросы внутренней и внешней политики, формируется федеральное правительство. По традиции, пост вице-канцлера и одновременно главы МИД ФРГ предоставляется лидеру младшего партнера правящей коалиции. При нынешнем раскладе политических сил это значит, что таковым, скорее всего, станет председатель СвДП Гидо Вестервелле, с некоторых пор не скрывающий своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Гидо Вестервелле родился 27 декабря 1961 г. в рейн-вестфальском городке Бад-Хоннеф, что неподалеку от Бонна в семье адвоката. В 1994 г. закончил Боннский университет по специальности «правоведение». С 1991 г. занимался адвокатской практикой, в 1994-м защитил докторскую диссертацию (соответствует российской кандидатской) на тему «Партийное право и молодежные политические организации». С 1980 г. член СвДП. В 1994 г. избран генеральным секретарем партии, а с 2001-го является ее председателем.

О том, что Вестервелле гей, в Германии было известно давно. Но до лета 2004 года в СМИ эта тема практически не муссировалась, да и сам он по этому поводу не распространялся — в отличие от правящего бургомистра Берлина Клауса Воверайта, еще в 2001 году заявившего с трибуны съезда СДПГ: «Я гей, и это нормально, дорогие соратницы и соратники!»

Кстати, в Германии нынешней осенью опубликованы сенсационные воспоминания Воверайта. Один из самых влиятельных политиков Германии впервые поделился подробностями личной жизни в своей автобиографической книге. Ее название — «…und das auch gut so» — напоминает самую знаменитую фразу 53-летнего социал-демократа: «Я — гей, и это тоже хорошо"(«Ich bin schwul, und das ist auch gut so»). По собственному признанию Воверайта, это заявление, сделанное на партийном съезде накануне предвыборной гонки за кресло мэра германской столицы, перевело его из региональной политлиги прямиком в Лигу чемпионов.

Вслед за Воверайтом, через пару лет свою гомосексуальность косвенно признал и Первый бургомистр Гамбурга Оле фон Бойст (косвенно — потому что сей факт обнародовал его отец, а когда на самого Оле насели газетчики, он отослал их к интервью своего родителя).

Но это ничуть не повредило имиджу Воверайта и фон Бойста в глазах избирателей-бюргеров. Скорее даже подобная откровенность прибавила им популярности — с тех времен оба уже дважды переизбирались на свои должности и по сей день возглавляют администрации столицы Германии Берлина и вольного ганзейского города Гамбурга. Так что когда летом 2004 года Вестервелле решился снять покров молчания со своей личной жизни, общественность Федеративной Республики была к этому достаточно подготовлена.

Надо отметить, что сделал это лидер СвДП элегантно, обойдясь без громких заявлений. В июле 2004 года он просто явился на празднование 50-летия Ангелы Меркель (на тот момент еще не канцлера Германии, но уже председателя ХДС) со своим импозантным сексуальным партнером Михаэлем Мронцем. Представив 37-летнего (тогда) спортивного менеджера в качестве личного друга. Как писал в те дни влиятельный журнал Spiegel, «этим шагом лидер либералов хотел внести ясность в свою личную жизнь, втайне рассчитывая на позитивную реакцию общества».

Тогда позитивная реакция общества ему не помогла: на парламентских выборах 2005 года партия Вестервелле едва одолела 5-процентный барьер и в правящую с ХДС/ХСС коалицию не вошла — консерваторы предпочли союз с социал-демократами. Но неудача либералов была вызвана отнюдь не сексуальной ориентацией их лидера, а просчетами партийной политики. Подтверждение тому — их победа на нынешних выборах: за СвДП проголосовало 14,6% избирателей, что стало третьим результатом после ХДС/ХСС (33,8%) и СДПГ (23%).

Как относятся сами немцы к тому, что представлять их страну за рубежом, возможно, станет гей?

Конечно, и сейчас в Федеративной Республике есть люди, протестующие против принятия гомосексуализма как нормального явления. Если верить данным исследования, проведенного еще в 2003 году вашингтонским институтом изучения общественного мнения Pew Research Center, то в Германии таковых 15%, тогда как 83% высказываются за то, что гомосексуализм должен быть принят обществом. Усиленно насаждаемые немецкими СМИ политкорректность и толерантность, как уж их понимают в высших эшелонах власти, дают себя знать и в отношении немецкого населения к нетрадиционной сексориентации.

Со школьной скамьи юным немцам объясняют, что гомосексуалисты такие же жертвы нацизма, как евреи и цыгане. К слову сказать, в Берлине памятник репрессированным во времена Третьего рейха гомосексуалистам и установлен подле Мемориала жертвам Холокоста. Лютеранская церковь — а немцы в большинстве своем лютеране, — давно не считает гомосексуализм грехом (по этой причине из лютеранских общин бегут вступавшие в них с конца 1980-х годов массово переехавшие в Германию российские немцы). С 2001 года в стране узаконены однополые браки, а с 2005 года таким парам предоставлено право усыновления ребенка (сегодня в ФРГ почти 6,6 тыс. детей живут с однополыми приемными родителями). С разрешения властей в том же Берлине ежегодно проходят гей-парады, собирающие десятки тысяч участников.

Ну и удивительно ли, что на таком «радужном» фоне (семицветный флаг «радуга» — символ сексменьшинств) люди, в душе не согласные с официальной линией, направленной на признание гомосексуализма нормой жизни, предпочитают держать свое истинное мнение при себе? Ведь высказать его вслух чревато, как минимум, быть зачисленным в гомофобы-маргиналы, как максимум — потерей рабочего места, а то и привлечением к судебной ответственности…

И, однако же, после победы СвДП на сентябрьских выборах-2009, во многих СМИ зазвучал вопрос: как отразится на имидже Германии тот факт, что страну на международной арене будет представлять открытый гей? Тем паче, что во многих арабских странах, которые, возможно, ему как главе МИД придется посетить, до сих пор не отменена смертная казнь за гомосексуализм?

Сам Вестервелле на этот вопрос журнала Stern ответил так: «Нашу внешнюю политику укрепило бы, если бы немецкая толерантность стала бы примером и для других стран». И развивая свою мысль, предложил урезать помощь тем развивающимся странам, где геев и лесбиянок привлекают к уголовной ответственности за их сексуальную ориентацию.

В России, как известно, за это теперь не то что не казнят — даже не судят. Что радует, поскольку наглядно свидетельствует: страна уверенно идет по пути к торжеству демократии! Конечно, еще сильны былые предрассудки, и кто-то может поморщиться, мысленно представив себе картинку, как первые лица государства Российского жмут руку немецкому гею-министру. Но вспомните 2006 год и встречу Юрия Михайловича Лужкова с его берлинским и парижским коллегами-геями Клаусом Воверайтом и Бертраном Делано! И рукопожатиями с ними обменивался, и по плечу похлопывал — и ничего, рука не отсохла.

Еще не факт, что сам Вестервелле согласится принять портфель главы германского МИДа. Опыта внешнеполитической деятельности у него нет, да и его английский оставляет желать многим лучшего. Поэтому в последние дни заговорили о том, что Вестервелле может стать суперминистром в Кабинете канцлера Меркель, возглавив одновременно Минфин и Минэкономики. Как это отразится на состоянии внутригерманской экономической политики — тема отдельная, но для гомофобов пережить такое его назначение было бы, видимо, легче.

Ганновер

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня