Китай готовит демографический взрыв

Поднебесная стимулирует бэби-бум из-за нехватки рабочих рук

  
8500
Китай готовит демографический взрыв
Фото: Zuma/ТАСС

В Китае разрешение иметь двоих детей привело к буму рождаемости в 2016 году. Об этом в понедельник, 23 января, заявил представитель Государственного комитета КНР по делам здравоохранения и планового деторождения Ян Вэньчжуан. В прошлом году в Поднебесной родились 17,86 млн. детей — на 7,9% больше (1,31 млн.), чем годом ранее. Причем, таких показателей удалось достичь несмотря на то, что число женщин детородного возраста снизилось на 5 млн. человек.

По сути, это следствие решения Пятого пленума Компартии Китая, который в октябре 2015 года подвел черту под политикой «одна семья — один ребенок», и позволил китайским семьям иметь по двое детей с 1 января 2016 года. В коммюнике по итогам пленума говорилось, что «изменения направлены на улучшение баланса населения и решение проблемы старения населения».

Правило, по которому одна китайская семья могла иметь только одного ребенка, было введено в 1979 году. Резкий рост населения КНР подрывал эффект экономических реформ, начатых Дэн Сяопином в 1978-м. Благодаря политике «одна семья — один ребенок» среднее число детей в китайской семье удалось снизить с 5,9 в 1970 году до 1,8 на сегодня.

Политика помогла остановить рост населения Поднебесной, но цена оказалась высока. Молодые родители часто принимали решение прервать беременность, если ребенком оказывалась девочка. В результате к 2014 году, по данным китайской статистики, молодых мужчин фертильного возраста в стране было на 25 млн. больше, чем женщин аналогичного возраста.

Одновременно численность людей старше 65-и в Китае увеличилось за 20 лет с 4% до 9%, а к 2050 должна достичь 30%. Это выше, чем показатель нынешней Японии, считающейся одним из самых старых обществ планеты. Быстрый рост численности пенсионеров грозит замедлением экономике КНР, традиционно опиравшейся на дешевую и молодую рабочую силу.

Словом, отказ от политики «одна семья — один ребенок» — назревшее решение. Но далеко не факт, что оно способно стабилизировать демографическую ситуацию. Как отмечают эксперты, большинство населения Китая не спешит воспользоваться новыми возможностями. О нежелании иметь второго ребенка заявили 53% участников опроса, проведенного Всекитайским объединением женщин среди 10 тысяч семей с одним ребенком до 15 лет.

Справится ли Китай с демографической проблемой, какие последствия будет иметь рост рождаемости для Поднебесной и мира?

— Рождаемость в Китае ощутимо не вырастет, — считает заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский. — Прежде всего потому, что семьи в Китае уже привыкли иметь только одного ребенка. Этому способствуют огромные затраты, которые несет семья на здравоохранение, образование, приобретение жилья и — как ни странно — на свадьбу. В результате, одного ребенка китайской семье предостаточно даже в деревне. И хотя в Китае традиционной считается именно большая семья, средняя семья в КНР сейчас составляет 2,6−2,7 человека.

Естественно, это следствие программы «одна семья — один ребенок», которая привела к дисбалансу на рынке труда. Китай преодолел так называемую «поворотную точку Льюиса» еще в 2010 году. Нобелевский лауреат, экономист Артур Льюис в 1950-е доказал, что страна, в которой большая часть населения живет в сельской местности, может долгие годы быстро развивать экономику за счет крестьян и низких зарплат. Но рано или поздно наступает момент — «точка Льюиса», — когда этот источник рабочей силы начинает иссякать, а зарплаты быстро расти.

Единственное спасение из такой ситуации — резко увеличить производительность труда оставшихся работающих. Для этого Китаю нужно развивать науку и технику, внедрять инновации в экономику.

«СП»: — Почему спасением не может стать простое повышение рождаемости?

— Потому что Китай движется по тому же пути, что Европа, Южная Корея или Япония. Высокая рождаемость сегодня осталась разве что в странах Африки и Южной Азии. Даже в Юго-Восточной Азии она снижается. А в Южной Корее, Гонконге, Тайване и Японии показатели рождаемости вполне европейские — другими словами, крайне низкие, — еще с 1980-х годов.

Ситуация, когда ежегодно в Китае на пенсию выходит больше людей, чем вступает в трудоспособный возраст, будет длиться еще как минимум 20 лет, какой бы высокой ни была нынешняя рождаемость. Просто потому, что новорожденного к станку не поставишь — требуется время, чтобы ребенок вырос и овладел профессией.

«СП»: — Насколько эта ситуация губительна для экономики Поднебесной?

— Если китайцы резко увеличат производительность труда на каждом рабочем месте — поставят новые станки, будут выпускать продукцию с учетом последних достижений науки и техники, — ничего страшного с экономикой не случится.

Да, конечно, если всю рабочую силу занимать неквалифицированным физическим трудом — ситуация может развиваться фатально. Но Китаю такой сценарий явно не грозит. Достаточно сказать, что средняя зарплата в КНР выше, чем в России, — более 40 тысяч рублей в месяц, в переводе на наши деньги. Если же брать среднюю зарплату в китайских городах, она еще выше — 60 тысяч в месяц.

«СП»: — Насколько обещание президента США Дональда Трампа развязать с Китаем торговую войну осложняет планы Пекина по повышению производительности труда?

— Китай — вполне самодостаточная страна. Кроме того, от таких действий США пострадают, прежде всего, сами американцы. Американо-китайская торговля — это $ 600 млрд. в год, причем на американский рынок поступает, в основном, китайский ширпотреб. Американцы привыкли его покупать, благо стоит он недорого, а сама Америка давно ничего подобного не производит. США, напомню, сегодня производят либо высокотехнологичные ноу-хау, либо нарезанную бумагу под названием «доллары». В такой ситуации затевать торговую войну с Пекином — себе дороже.

«СП»: — Население Китая в перспективе будет уменьшаться?

— Будет, но не скоро — примерно с 2030—2035 года. Причем, еще неясно, по какому из трех сценариев — нормальному, ускоренному или замедленному — пойдет этот процесс.

«СП»: — Что значит для КНР такое сокращение с точки зрения геополитических последствий?

— Ничего не значит. Китай давно подсчитал, что общая численность его населения не должна превышать 1,5 млрд. человек — в этом случае они не будут испытывать недостатка в природных ресурсах. Сейчас, замечу, численность населения Китая до этой планки не дотягивает — составляет 1,382 млрд.

При этом надо понимать: китайцы не планируют экспансии населения — они осуществляют экспансию экономическую. А экономическая экспансия на численность населения никак не замкнута.

Сейчас китайский капитал входит в Америку, и скупает предприятия в США. Трампу именно это, кстати, не нравится, и американцы в этом его поддерживают. Но американцы будут точно возражать, если Белый дом обложит китайские товары ввозными пошлинами. В этом случае на улицы Америки выйдет протестовать примерно такая же толпа, которая протестовала на инаугурации Трампа.

«СП»: — То есть, Китаю ничего не грозит?

— Почему же — грозит: проблемы народонаселения, экологии, нехватки энергоресурсов. Но это угрозы далеко не той серьезной степени, как часто представляют в России. Думаю, Китай с этими вызовами успешно справится.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня