Запад добивается бунта элит против Кремля

Что ждет нашу страну за невыполнение выдвинутых ультиматумов

  
31608
На фото: премьер-министр Великобритании Тереза Мэй
На фото: премьер-министр Великобритании Тереза Мэй (Фото: Zuma/TASS)

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выдвинула ультиматум России: до вечера вторника, 13 марта, Москва должна «правдоподобно объясниться» по поводу отравления бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. В противном случае, Лондон будет рассматривать инцидент в Солсбери как военную агрессию России против Великобритании.

«Дэдлайн до истечения вторника, то есть до 00.00 среды. Затем, в среду, состоится заседание национального комитета по безопасности, на котором и будут определены ответные меры… Да, меры будет определять комитет», — рассказал РИА Новости источник, близкий к канцелярии правительства Соединенного Королевства. При этом он не исключил, что британский совбез может собраться и в четверг, точная дата зависит от графика премьера. После заседания комитета Мэй выступит в парламенте, где объявит об ответных мерах.

По словам Мэй, Скрипаль был отравлен нервно-паралитическим веществом, которое было разработано в России. Премьер-министр убеждена, что Кремль в любом случае несет ответственность, так как он «либо организовал покушение на Скрипаля», либо же «утратил контроль над нервно-паралитическим боевым отравляющим веществом».

«У российских властей есть опыт устранения людей при помощи отравляющих веществ», —добавила Мэй. «Москва «считает перебежчиков законной мишенью», а это «косвенно доказывает причастность Кремля к покушению».

Читайте также

Отметим, что Мэй не стала конкретизировать возможные меры, зато это сделала Британская газета The Guradian, по версии которой Лондон может пойти на высылку российских дипломатов, объявить бойкот Чемпионату мира по футболу-2018, отозвать лицензию на телевещание у телеканал RT, опубликовать информацию о банковских счетах и активах российских политиков и олигархов, арестовать эти средства, отключить Россию от системы обмена банковской информацией SWIFT и, наконец, потребовать от стран-участников НАТО нарастить свое военное присутствие у границ России и включить РФ в список «стран-пособников терроризма», апеллируя к 5-й статье устава альянса.

— Как и предполагалось, чем ближе день президентских выборов, тем более сильное давление на Россию оказывает Запад, — уверен замдиректора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

— Придумываются новые направления для удара. Судя по всему, мы являемся свидетелями апогея этого давления на последней неделе перед выборами. Почему именно Великобритания? Великобритания — не только «отстойник» для разного рода политэмигрантов из России. Многие крупные российские бизнесмены, действительно, хранят свои деньги в британских банках и имеют контакты с британским бизнесом. На мой взгляд, мы наблюдаем истеричную попытку вызвать бунт элит в России, через крупный бизнес воздействовать на Путина и его политику. Великобритания, похоже, всерьез вознамерилась испортит имидж России на международной арене. Иными словами, наши оппоненты задались целью сделать всё для того, чтобы Путин увяз в решении навязанных проблем вместо того, чтобы реализовывать амбициозные планы.

«СП»: — Не слишком ли часто российские перебежчики загадочно мрут в Лондоне? Почему нельзя придумать что-то пооригинальнее?

— А зачем, если это сходит с рук? На самом деле, в Лондоне так много политэмигрантов всех мастей, что кажется, будто они там постоянно умирают. Просто это пример перехода количества в качество. Если серьезно, то предатели вскоре после передачи информации перестают кого бы то ни было интересовать. Они легко могут стать случайной жертвой в обычном бытовом конфликте, который сами и спровоцируют. К этому побуждает новая среда, в которой они с некоторых пор живут. По причине специфики их прежней деятельности и произошедшего затем душевного надлома окружение еще долгое время остается для них чужим и агрессивным. Но порой спецслужбы новой родины используют перебежчиков и для провокаций вроде истории со Скрипалем.

«СП»: — О причастности России к инциденту также заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Он также рассказал, что выступление Мэй было скоординировано с Соединенными Штатами. Кроме того, Мэй и Макрон договорились о совместном ответе на «российскую агрессию». Это глобальный заговор? Кто еще может к нему подключиться, и какими будут последствия?

— Это скоординированная атака коллективного Запада. Следует ожидать реакции других натовских стран. Это удобный момент, чтобы заявить о натовском единстве и оправдать необходимость НАТО как такового. Абсурд, но о происшествии со Скрипалем Мэй уже говорит как об акте военной агрессии со стороны России против страны НАТО. Такой бредовой реакции невозможно было представить еще некоторое время назад. Даже в лихо раскрученном деле Литвиненко не доходили до таких нелепых обвинений.

«СП»: — Как России реагировать на все это?

— Спокойно, без истерики. Провести выборы президента. А после выборов продолжать последовательно отстаивать наши интересы на международной арене. Собака лает, а караван идет.

— Лондон является местом сосредоточения деловой активности, мировых финансовых потоков, различных сделок и т. п. активности, что не может ни привлекать определенные типы личностей, — напоминает доцент НИУ ВШЭ, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Павел Родькин.

— Для многих это связано с возможностью сохранить свою значимость или финансовое состояние. Однако, как показывает история самых разных беглых олигархов или шпионов, все они быстро оказываются на периферии серьезного и респектабельного бизнеса и становятся разменными фигурами в большой политике.

«СП»: — Никаких доказательств не предоставлено, но они ждут каких-то объяснений. Презумпция невиновности в Британии уже не работает или она не работает по отношению к России?

— Ключевым в этой истории являются даже не антироссийская информационная кампания (развивающиеся вполне предсказуемо и стандартно), а сама форма ультиматума. При этом британская сторона не оглашает даже критериев, по которым она собирается оценивать правдивость оправданий, которых она требует от России. То есть речь идет об ультимативном требовании признания вины с заранее известным обвинителю вердиктом. Такая исключительная риторика и политическая форма свидетельствует о начале существенно и качественно нового обострения отношений России с Западом.

«СП»: — О поддержке требований Лондона уже заявил госсекретарь США. Это скоординированная атака?

— Ультиматумы подобного рода всегда имеют подготовленный и скоординированный характер. Очередные обвинения России являются частью системной и долгосрочной кампании, которая демонстрирует тенденцию к эскалации. Образ России, формируемой в рамках этой кампании (например, как страны-террориста), создает политические возможности для серьезного конфликта и открывает весьма опасный коридор действий для коллективного Запада. Этот образ имеет «накопительный» характер, но каждый эпизод антироссийской кампании все больше и больше развязывает руки для антироссийски настроенной части западной элиты.

«СП»: — Какие конкретно «ответные меры» может предпринять Лондон? Не поедут на ЧМ? Придумают новые санкции? Потребуют нарастить группировку НАТО у границ России?

— Символические действия вроде байкота ЧМ по футболу со стороны западных делегаций, на самом деле, являются только внешней, медийной оболочкой конфронтации, своеобразным «прощупыванием» позиции России. Гораздо опаснее новый виток хаотизации постсоветского пространства, который и является частью давления на России.

«СП»: — На что рассчитывают авторы ультиматумов? И какой в реальности должна быть реакция России?

— Россия демонстрирует сдержанную и выжидательную позицию, эта политика, скорее всего, будет сохраняться и дальше. Однако принципиальная позиция будет артикулироваться все более отчетливее, что уже одно это вызывает крайнее раздражение у западных партнеров.

— Тереза Мэй давно и активно работает одним из основных спикеров в западной антироссийской кампании, — говорит член Бюро президиума партии «Родина», директор Института свободы Федор Бирюков.

— Она стала настоящим рупором агрессивной политической русофобии. Основной метод британского премьера в этой игре — голословные нахрапистые обвинения, содержащиеся в любом тезисе. Наподобие известной смысловой ловушки Карлсона: «Ты перестала пить коньяк по утрам, отвечай — да или нет?» В этом случае любой ответ будет истолкован против заранее обвиненной стороны. Ее новое заявление, так называемый ультиматум по инциденту в Солсбери, выдержано в абсолютно безапелляционном духе. Сама формулировка: «правдоподобные объяснения» подразумевает возможность отвергнуть любые доводы Москвы как неправдоподобные.

Читайте также

При этом, разумеется, Москва вообще не должна вступать в подобную дискуссию, поскольку никому на Западе не нужны ответы. Это прямое обвинение Москвы в «военной агрессии», и попытка оправдаться будет использована западными политиками и СМИ также непосредственно против Кремля. Поэтому в данном случае ответ пресс-секретаря президента РФ, что «дело Скрипаля», который работал на одну из британских спецслужб, «не является вопросом Кремля», абсолютно адекватен.

«СП»: — Так что, нам никак не реагировать?

— Разумеется, совсем проигнорировать ситуацию не получится. Поэтому Москве следует ответить не на конкретные фейковые обвинения Мэй, а на открытую попытку вмешательства Великобритании в выборы президента России. А это именно тот случай. Очевидно, что главной целью британской информационно-политической атаки является лично глава государства. Именно по его репутации пытается ударить Мэй и ее спецслужбы. Впрочем, работают они весьма топорно. Даже беглое знакомство с практикой расследования такого рода преступлений позволяет утверждать, что для определения характера отравляющих веществ, тем более редких или секретных, нужны дни. А тут вещество было названо практически моментально, да еще и чуть ли не с адресом производителя. Да и безумная скорость постановки диагноза также совершенно противоречит реальной практике. В общем, эпизод отработан британскими спецами в духе «бондианы»: динамично, эффектно и совершенно фантастично. Эффект рассчитан прежде всего на обывателей, которых легко впечатлить и напугать, а также на западный политический класс, охотно использующий подобные «спецэффекты» в дежурной антироссийской риторике.

Российским властям сегодня необходимо сосредоточиться на обеспечении безопасности проведения президентских выборов 18 марта. Есть вероятность не только кибератак, но и вполне реальных и отнюдь не безвредных для людей провокаций. В дальнейшем же стиль отношений между Москвой и западными политическими центрами неизбежно еще более ужесточится. В этой глобальной игре без правил Россия не станет подчиняться чужим стандартам поведения. Тем более, что это двойные и даже тройные стандарты, в принципе не предназначенные для ведения более-менее честных переговоров. Будет продолжаться тактика «войны нервов», шантажа и самых нелепых угроз, в чем Запад весьма опытен. Москве следует действовать соответственно, раз вежливые формы диалога сегодня не работают.

Покушение на Скрипаля: Захарова ответила британскому министру, предложившему России «заткнуться»

Новости политики: Песков назвал непростительным упоминание Путина по делу Скрипаля

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Александр Ющенко

Руководитель пресс-службы ЦК КПРФ, депутат Госдумы РФ

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня