18+
пятница, 9 декабря
В мире

Литву с Польшей не объединит даже неприязнь к России

Членство в НАТО и ЕС не может устранить разногласий между двумя странами

  
109

Британский еженедельник «The Economist» рекомендовал Литве наладить отношения с Польшей, потому что, по мнению влиятельного издания, сильный польско-литовский альянс пошел бы на благо Европе. И напомнил: такой альянс уже был.

Однако вероятность желанного для Лондона единения усилий с антироссийской направленностью маловероятна. Правда, обе страны едины идеологически — ориентируются на США (хотя в Литве после прихода нового президента, бывшего еврокомиссара Дали Грибаускайте эта позиция пошатнулась), критически настроены против России, из-за экономического кризиса в последнее время пытаются вести с нашей страной прагматический диалог. Но между ними столько противоречий, что об альянсе говорить не приходится, и если бы обе страны не были в НАТО и ЕС, то возможно, происходили бы серьезные дипломатические конфликты. Тем более, что политические случаются на регулярной основе.

Причина — как раз в том самом «альянсе», который когда-то существовал. Речь о мощном государстве Речь Посполитая, существовавшем в 1569—1795 годах и являвшемся федеративным польско-литовским государством, образованным Польским королевством и Великим княжеством Литовским. Когда оно распалось, его территории поделили Россия, которой достались литовские, белорусские и украинские земли, а также Пруссия и Австрия. Но память о том времени осталась в сердцах польских националистов, и многие из них живут мечтой о восстановлении былой мощи.

Взгляд на общую историю в Варшаве и Вильнюсе различается. Если для Польши взлетом ее государственности считается Речь Пополитая, то для Литвы — Великое Княжество Литовское.

Общая история привела и к разногласиям относительно судьбы Вильнюса и Вильнюсского края. Польские националисты считают эти территории исторически польскими. Кстати, если заглянуть на старые вильнюсские кладбища, то действительно увидишь — подавляющее большинство могил — польские.

Знаменитый польский маршал Юзеф Пилсудский вынашивал планы воссоздания легендарного государства. В 1920 году по его негласному распоряжению войска под командованием генерала Люциана Желиговского, имитируя неподчинение Варшаве, заняли Вильну (так тогда назывался Вильнюс) и Виленский край. В 1922 году край вошел в состав Польши. С тех пор Литва считает, что Польша оккупировала эту территорию. Такая трактовка и в нынешней исторической науке независимой Литвы.

Лишь в 1938 году Литва восстановила с Польшей дипломатические отношения. Однако в 1939 году в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа советские войска заняли Виленский край и передали его Литве. Такова была воля Сталина.

В июле 1944 года поляки попытались опередить советские войска, и Армия Крайова, подчинявшаяся польскому правительству в изгнании (находившемуся в Лондоне), стремилась стать освободительницей Вильнюса. В начале лета 1944-го руководство Армии Крайовой начало операцию под кодовым названием «Остра брама», но освободить Вильнюс не удалось, это сделали советские войска 2 Белорусского фронта. Армию Крайову разоружили, а командиров арестовали.

Те перипетии постоянно отзываются в нынешней жизни. Не так давно между Варшавой и Вильнюсом разразился политический скандал, потому что министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский заявил, что его страна в 1920 году не оккупировала Вильнюсский край. То есть, надо понимать, — освободила от литовцев. Это заявление вызвало ряд выпадов со стороны литовских политиков.

Но главным камнем преткновения является даже не различная трактовка исторических перипетий, а связанная с ними судьба польского национального меньшинства в Литве. Оно сосредоточено, естественно, в Вильнюсском крае. Например, среди жителей Шальчининкайского района число поляков превышает 80 процентов. В целом же поляки составляют около 7% населения Литвы. При этом надо заметить — все они — коренные жители, а не приезжие. Это их исконные земли.

В период после объявления независимости Литвы, в 1990 году, перед распадом СССР, местные жители, видимо, предполагали, что будет оказано давление на польское нацменьшинство, часто занимали просоветскую позицию, чем пользовался Кремль в своей пропагандистской борьбе. Вильнюсский край посещал секретарь ЦК КПСС, будущий член ГКЧП Олег Шенин. После августовских событий 1991 года власти независимой Литвы ввели в районах Вильнюсского края прямое правление, а бывших советских лидеров польского населения преследовали в судебном порядке. Это вызывало протесты Варшавы.

Но в итоге поляки Литвы в своих тревогах оказались правы. Ныне польский язык даже в местах компактного проживания поляков не обладает каким-то особым статусом. Власти Литвы требуют ликвидировать, например, таблички с названиями улиц на польском языке, сохранившиеся еще с советских времен. Кое-где они еще и на русском. Это вызывает протесты, однако власти опираются на закон о государственном языке и не обращают внимания на конвенцию о защите национальных меньшинств, которую Литва ратифицировала. Попытки ввести двуязычие в районах проживания поляков объявлялись антиконституционными.

Любопытно, что на днях премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс сказал, что Литва «толерантная страна», как страны Скандинавии. Однако в Финляндии два государственных языка — финский и шведский, на котором говорит лишь 5,5% населения, а в Швеции ряд языков нацменьшинств обладает официальным статусом.

Одним из камней преткновения стал вопрос о написании фамилий поляков в паспортах на их родном языке. Дело в том, что хотя польский язык на основе латиницы, в нем есть некоторые буквы, которых нет в литовском языке, из-за чего польские фамилии в паспортах часто искажаются. Этот вопрос тоже вызывал раздоры между политиками Литвы и Польши. Вильнюс, кажется, готов наконец разрешить полякам написание фамилий на родном языке, но литовские националисты критикуют власть за такое намерение.

Однако важнейший вопрос, по которому польское национальное меньшинство не может найти общий язык с властями Литвы — сугубо экономический. По словам лидера партии «Избирательная акция поляков Литвы» Вальдемара Томашевского, если во всей Литве во многих районах бывшим владельцам и их потомкам вернули уже 100% земли, то в Вильнюсском крае — Вильнюсском, Тракайском и Шальчининкайском районах — только 60. А в самом Вильнюсе — лишь 10 процентов.

— Да, здесь когда-то была Польша, нравится это кому-либо или нет, — говорит Томашевский. — И естественно, что в Вильнюсском крае большинство населения составляют поляки.

«Избирательная акция» ведет борьбу за права поляков Литвы, а власть ведет борьбу с ее лидером. Когда минувшим летом Томашевский решил баллотироваться в президенты республики, его пытались не зарегистрировать.

— Мне препятствовали на разных этапах, вплоть до стремления не дать документы для сбора подписей, — рассказал он. — А уже когда собрал больше всех — 37 тысяч подписей — придирались к каждой букве, много забраковали, но все оказалось бесполезно. Были и другие неожиданные трудности. Стали искать преграды для моего участия в выборах в моем происхождении. Я предоставил документы о родителях. Тогда затребовали документы о дедушках и бабушках. Выяснилось, что все они родились в Вильнюсском крае в период 1900—1907 годов.

Томашевский не выиграл президентские выборы, но легко прошел в Европарламент, где также ставит вопросы о нарушении прав польского национального меньшинства в Литве. Это вызывает сильное раздражение в Вильнюсе и одобрение в Варшаве. Так что об альянсе между Литвой и Польшей говорить рано.

Вильнюс

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня