18+
среда, 7 декабря
В мире

Прежде чем грозить войной, Пхеньян посоветовался с Пекином

Эксперты пришли к выводу, что южнокорейский корвет пустила на дно подлодка КНДР

  
16

Доклад официальной комиссии по изучению причин гибели военного корабля Южной Кореи взбудоражил мировое сообщество. Международная группа экспертов пришла к однозначному выводу: корвет «Чхонан» в конце марта 2010 года был уничтожен торпедой, выпущенной северокорейской подводной лодкой. «Никаких других объяснений быть не может», — считают эксперты. Основное доказательство — найденные фрагменты торпеды. Власти КНДР назвали подобные обвинения выдумкой, а доклад экспертов — сфабрикованной фальшивкой, однако им никто не поверил. Южная Корея заявила, что в отношении Пхеньяна будут приняты жесткие меры. Сеул поддержали Соединенные Штаты и Япония, Китай пока воздержался от каких-либо комментариев и занял нейтральную позицию. Между тем, руководство Северной Кореи пригрозило войной, если в отношении КНДР будут приняты новые санкции. Напомним, что корвет «Чхонан» Южной Кореи был затоплен в конце марта в Желтом море. При этом погибли 46 моряков.

Чем закончится разборка между Северной и Южной Кореями, рассуждает заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, профессор МГИМО Сергей Лузянин.

«СП»: — Сергей Геннадьевич, как отразится взрыв корвета на межкорейских отношениях?

— Расследование причин гибели корвета — это дело спецслужб. Я не знаю, кто и как его потопил, и ситуация там может оказаться сложнее, чем ее представляют официальные источники. Гораздо важнее состояние отношений между двумя Кореями и то, куда они двигаются.

Состояние это неустойчивое и нестабильное. Позитивная сторона — то, что после визита Ким Чен Ира в Китай появились некоторые положительные моменты, связанные с оказанием определенного влияния или даже давления Пекина на Пхеньян. Выражается это, прежде всего, в возвращении Северной Кореи в шестисторонние переговоры, вовлечение ее в микрореформы по китайскому опыту, наконец, в частичной нормализации отношений с США, Южной Кореей и Японией.

«СП»: — Китай способен ощутимо давить на Северную Корею?

— Китайский ресурс достаточно большой. Причем, не только экономический — Северная Корея находится на больших дотациях Китая. У Китая большой и политический ресурс. Здесь есть некоторые вещи, которых мы не знаем, но есть и личностные отношения лидеров, и авторитет Ху Цзиньтао…

Китай всегда выступает на мировой арене не то, чтобы адвокатом, но неформальным покровителем Северной Кореи. Впрочем, и формальные: между двумя странами существует практически союзнический договор.

«СП»: — Почему при таком раскладе вы говорите о нестабильности?

— Новый президент Южной Кореи ужесточил позицию, и достаточно жестко заявил, что ничего просто так Северной Кореи даваться не будет, а только в обмен на шаги по нормализации, денуклеаризации, развитию шестисторонних переговоров.

Сегодня межкорейские отношения хуже, чем, допустим, при прежнем президенте Южной Кореи. Зато отношения США и Северной Кореи стали лучше — по крайней мере, были лучше до взрыва корвета, — чем два года назад.

«СП»: — Какая роль в создании такого неравновесного положения Сеула?

— Понятно, что не Сеул определяет в данном случае ситуацию. Она решается в Пекине и Вашингтоне, отчасти в России. Поэтому сегодня, если оценивать по школьной пятибалльной системе, ситуация на тройку, может, даже на три с минусом. Но она не взрывоопасна, не означает, что стороны — накануне военного конфликта, локальной войны.

«СП»: — То есть, войны не будет?

— Я бы не стал говорить о войне, потому что вряд ли до этого дойдет. Все-таки внешние силы стабилизируют ситуацию, и держат ее под контролем.

«СП»: — Штаты и Япония сказали, что поддерживают заявление Южной Кореи о том, что в отношении Пхеньяна будут приняты жесткие меры. А какие меры могут быть приняты?

— Самые разные: и в плане инициатив по резолюции Совета безопасности, на двухсторонних уровнях, в плане экономического воздействия — для ограничения и полной ликвидации небольших объемов помощи. В целом, Сеул здесь инициирует и разогревает обстановку. Его, конечно, можно понять. Но меры — это не новая резолюция Совета безопасности, не более жесткие меры. Речь идет, скорее, о мерах на двустороннем уровне, возможно, морально-психологического характера. Но это не военные меры.

«СП»: — К чему тогда заявление Северной Кореи о том, что возможен военный ответ?

— Эти заявления постоянно публикуются, озвучиваются и интерпретируются. Думаю, Ким Чен Ир не просто так недавно ездил в Китай. Думаю, эти заявления частично согласованы, частично Китай дал понять, что можно, где предел, что уже нельзя. Я могу ошибиться, но все же есть некие неформальные консультации между Пекином и Пхеньяном.

Китай кровно заинтересован в стабильности, для него какой-то конфликт у себя на границе, на Корейском полуострове, просто смерти подобен. Поэтому Китай никогда не допустит конфликта между корейскими государствами в любом формате, он все сделает, чтобы потушить его и как-то законсервировать.

В этом смысле заявления Пхеньяна традиционны. После выхода Северной Кореи из договора по нераспространению ядерного оружия, и даже раньше, подобные заявления периодически делаются в разных формах. Два года назад, когда обострились отношения с США после пуска северокорейских ракет, были заявления, что Северная Корея ответит морем огня на любые попытки Америки давить, сметем все в прах, и так далее. Такие заявления — традиционная и отработанная форма позиционирования официальной Северной Кореи. Для них, можно сказать, это нормальная форма ответа. Но это не значит, что завтра Северная Корея начнет реальные боевые действия.

«СП»: — Вернемся к корвету. Если Пекин так успешно контролирует Пхеньян, почему же он допустил такую акцию?

— Китай стопроцентно не контролирует ситуацию. Он оказывает помощь, поддерживает северокорейский режим. Но КНДР абсолютно независимое государство, у нее есть свой маневр, своя самостоятельность.

Как потопили «Чхонан»

Корвет «Чхонан» был уничтожен тяжелой акустической торпедой CHT-02D с боевой частью мощностью 250 кг, говорится в распространенном в Сеуле докладе комиссии по изучению причин гибели корабля. В ее работе принимали участие военные и гражданские эксперты, в том числе из США, Британии, Австралии и Швеции.

Они провели, в частности, компьютерную симуляцию инцидента, которая показала, что торпеда взорвалась на расстоянии 3 метров от турбины по левому борту корабля на глубине 6−9 метров. Мощность заряда составляла примерно 250 кг. Взрыв вызвал ударную волну и столб воды, который разломил корабль надвое.

15 мая, указывается в докладе, в районе гибели корвета были найдены фрагменты винта и двигателя торпеды. Как утверждается в докладе, на найденном фрагменте двигателя имеется надпись «номер один» с использованием корейского алфавита. И она соответствует стилю и шрифтам маркировки на северокорейской торпеде, которую несколько лет назад удалось выловить южнокорейской разведке.

Было также зафиксировано, говорится в докладе, что малая подлодка и её корабль-база за 2−3 дня до инцидента вышли с территории КНДР. Через 2−3 дня после уничтожения корвета они туда же вернулись. В это время в районе инцидента не было зафиксировано подводных лодок других стран.

Корвет «Чхонан» водоизмещением 1200 тонн раскололся надвое и затонул в Желтом море неподалеку от линии разграничения с зоной контроля КНДР. Погибли 46 из 104 членов его команды. Это стало самой большой катастрофой в ВМС Южной Кореи после окончания Корейской войны 1950−53 гг. Пхеньян не признает линию разграничения в Жёлтом море, которая была в одностороннем порядке установлена американскими вооруженными силами. С конца 1990-х годов там периодически происходят стычки между кораблями двух стран.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня