18+
суббота, 10 декабря
В мире

Литва — самое слабое звено НАТО

Спор президента республики с военным министром обозначил борьбу политических концепций

  
28

Необычная заочная полемика развернулась между министром обороны Литвы Расой Юкнявичене и президентом Далей Грибаускайте. Юкнявичене посетовала, что расходы на оборону упали до критического уровня, потребовав их увеличить. Президент ответила: в условиях кризиса такие претензии некорректны.

Вышло так, будто министр заботится об обороне государства, а президент, она же верховный главнокомандующий, как бы и нет. Но Грибаускайте объяснила свою позицию так: «Если мы не можем выполнять наши обязательства, не можем платить людям целиком социальные пособия, заморозили или сократили пенсии и намереваемся снова платить их в прежнем объеме только с 2014 года, то такие претензии на повышение финансирования какой-либо другой области некорректны». «Не может быть более привилегированных», — жестко сказала президент.

Таким был ее ответ на специально созванную министром обороны пресс-конференцию, где та и объявила о финансовой беде, обрушившейся на вооруженные силы Литвы. «В настоящее время мы не получаем и 1 процента от ВВП — всего 0,9 процента, это значительно усложняет нашу жизнь, — пожаловалась Юкнявичене. — По сути мы уже не сможем выполнять те функции, которые предусмотрены Конституцией и законом». И пояснила: «Я говорю о том, что мы уже не можем выполнять функции государства НАТО — участвовать в международных миссиях и быть готовыми к обороне края настолько, чтобы принять помощь партнеров, если это понадобится».

По словам министра, если вооруженные силы республики будут также финансироваться и впредь, Литва станет самым слабым звеном в структуре НАТО.

В этом году на оборону Литвы выделено 850 миллионов литов, но министр требует в следующем году увеличить финансирование еще на 130 миллионов и таким образом довести его хотя бы до 1% от ВВП. Но и этого, по ее словам, хватит лишь на выполнение минимальных функций.

Требуя увеличить финансирование, Юкнявичене сказала, что иначе у Литвы не будет морального права требовать от стран-членов НАТО помощи для защиты. Защиты от кого? Министр не назвала вероятного противника, но всем в Литве известно, что консерваторы, одним из видных представителей которых является Юкнявичене, считают, будто опасность исходит от России.

Еще она заявила, что если не будет нужного финансирования, то Литва откажется от участия в миссии в Афганистане, а это, по мнению Юкнявичене, станет политической катастрофой. На миссию требуется 60 миллионов литов в год.

С вопросом о том, почему разошлись мнения президента Литвы и министра обороны корреспондент «Свободной прессы» обратился к вильнюсскому политологу, обозревателю популярного еженедельника «Экспресс-неделя» Юрию Долинскому.

— Собственно, президент и назвала причины своего отказа. Хотя претензии министра обороны понятны — ведь по критериям НАТО расходы на оборону страны — члена альянса — должны составлять 2% от ВВП. А они вместо того, чтобы расти, уменьшаются. Не так давно их удалось довести до 1,2%, и вот — обратный ход. Но не думаю, что президент — меньший патриот, чем министр. По большому счету спад финансирования приведет лишь к осложнению выполнения военных функций в мирное время, но не к росту внешних опасностей, на которые намекает Юкнявичене. Нет абсолютно никаких оснований думать о том, будто кто-то намерен осуществить военную агрессию против республики.

«СП»: — Но Юкнявичене не раз напоминала о войне в Грузии, требуя в этой связи укреплять обороноспособность Литвы.

— Экстраполировать ту ситуацию на наш регион невозможно. Геополитическое положение Литвы и Грузии, ситуации в балтийском и закавказском регионах настолько разные, что их просто нельзя сравнивать. Не говоря уже о том, что Грузия — не член НАТО. А что касается членов альянса, то вспомним: в НАТО существует 5-й пункт договора о коллективной обороне, предусматривающий, как заметил однажды президент США Джордж Буш-младший: «Нападение на одного из нас есть нападение на всех». Поэтому невозможно допустить в прогнозе об агрессии даже невозможное, извините за вынужденную тавтологию.

«СП»: — То есть, Грибаускайте не видит реальной опасности, а Юкнявичене спекулирует на этой теме?

— Отчасти. Думаю, Юкнявичене в силу характера и политического мышления все-таки искренне верит в то, что Литве нужна сильная армия, которая могла бы противостоять неким внешним силам, но при этом и она не может не осознавать, как серьезный политик, что реальной опасности нет.

«СП»: — Можно ли делать такие недружественные в отношении России политические намеки лишь для того, что выбить финансирование? Тем более, что в последнее время обозначились признаки перезагрузки и в отношениях Прибалтики с Россией…

— Ваш вопрос риторический. Но если уточнять, то намеки министра — не только для того, чтобы получить деньги на оборону. Юкнявичене — больше политик, чем военный министр. А один из эффективных политических приемов консерваторов, не раз приносивший им успех, — поиск внешнего да и внутреннего врага, попытка сплотить нацию в борьбе с ними. Литва в преддверии большой предвыборной кампании. В следующем году — муниципальные выборы, в 2012-м — парламентские. А экономический кризис так повлиял на умы, что рейтинг консерваторов, которые пока являются правящей партией, катастрофически упал, зато резко возросли шансы оппозиционных партий.

«СП»: — Требования министра обороны Литвы можно рассматривать и в рамках предвыборного пиара?

— Да, и не только. Полагаю, есть еще более важная составляющая: борьба концепций. В прошлом году на президентских выборах победила политик-прагматик, еврокомиссар Даля Грибаускайте. Она трезво смотрит на сотрудничество Литвы с соседями, является прагматиком, и по сути это как символ перемен, предстоящих в балтийском регионе. Несуществующими угрозами ее не напугаешь, и они не нужны ей для политтехнологий, тем более устаревших и потерявших выгоду. В республике есть серьезные силы, занимающие такую же позицию.

А правые, в основном представленные консерваторами, придерживаются эмоциональной политики, занимают достаточно выраженную антироссийскую позицию, пугают избирателей так называемой «финляндизацией», хотя именно прагматичное сотрудничество Финляндии с Советским Союзом, а потом с Россией стало одной из причин процветания этого государства, то есть его укрепления, к чему на словах и призывают правые Литвы. Кризис вынудил их снизить накал критики в адрес России, но политические установки и инстинкты пока остались. Предстоящая борьба за депутатские мандаты и серьезные провалы консерваторов в экономике вынудят их обострить борьбу на привычном идеологическом направлении. Думаю, пресс-конференция Юкнявичене содержала в себе и эту составляющую.

«СП»: — Если говорить просто: чья возьмет?

— Если бы все зависело только от ситуации в Литве, то прогноз был бы ясным. Победят прагматики. Но вы ощущаете зыбкость ситуации во всем мире? Если на планете случится какая-нибудь глобальная беда вроде 11 сентября 2001 года, то мы можем снова проснуться в другом мире и начать играть по новым правилам, где сила будет на стороне эмоциональной политики. Другое дело, что она станет составной частью продуманной, по-другому прагматической политтехнологии — в пользу чьих-то закулисных мировых интересов, но от этого не легче. Если же мир продолжит поэтапно спокойно выходить из кризиса, то логика общих цивилизационных интересов вынудит и правых Литвы сменить не только тактику, а продолжить и активизировать перестройку своей деятельности в рамках формирования послекризисных мировых правил. Однако литовскому президенту-прагматику наверняка еще предстоит поучаствовать в трудной бескомпромиссной борьбе на своем поле.

Вильнюс

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня