18+
пятница, 29 июля
В мире

Россия нужна США как «пушечное мясо» в войне против Китая

КНР поджидает «дуга нестабильности» не только с юга, но и с севера

  
3467

Последняя миссия России: умереть за Америку

Не так давно в Москве прочитал лекцию известный американский политолог Эдвард Люттвак, близкий к кругам Республиканской партии США. С места в карьер Люттвак огласил своими устами то, что до поры до времени официальная администрация Америки предпочитает по-дипломатически не упоминать: «Сегодня Большая политика возвращается. Ее главными героями являются не США и Россия, а США и Китай. Соответственно позиция России и ее стратегия должны быть совершенно иными, нежели они были во время холодной войны.

По мере того как будет развиваться конфликт между Китаем и США (а этот конфликт неизбежен как минимум по экономическим причинам: Китай будет расти, а США не отдадут китайцам свое первое место просто так), обе стороны будут пытаться обзавестись союзниками.

Некоторые страны они уже между собой поделили. Так, у Китая есть Пакистан, а у США есть Индия, и здесь США обыграли Китай. У Китая есть Северная Корея, а у США — Южная. У США есть Япония, а Китай пытается закрепиться в других странах региона. Самая большая битва пойдет за Россию. И тогда Москве нужно будет вернуться в подлинную реальность из той иллюзорной реальности, в которой она сейчас находится. России нужно будет отбросить ненужный негатив в отношении Америки. Этот негатив не соответствует интересам самой России.

История не закончилась. Зато пауза последних нескольких лет, характеризовавшаяся затишьем в международной политике, заканчивается. Скоро снова начнутся большие перемены, и Россия должна быть к ним готова".

Итак, американский политолог пророчит России судьбу союзника США в борьбе против Китая. При этом даже сомнению не подвергается тезис, что наша страна в итоге таким союзником станет. Интересно также то, что Люттвака в Москву привёз так называемый «Консервативный клуб» — крайне правое крыло «Единой России». В приложении к «Независимой газете» «НГ-политика» высшие функционеры этого крыла Межуев и Ремезов не скрывают своего восхищения перед американским политологом. То есть, со стороны это выглядит как согласие правящих российских кругов с отведённой им ролью в большей геополитической игре.

Станет ли Россия в интересах США воевать против Китая? На этот вопрос американский политолог предпочитает пока не отвечать. Однако Люттак не скрывает, что сейчас в мире есть более эффективные методы воздействия на потенциального противника — сложные дипломатические игры. При этом Люттвак восхищается дипломатией далёкой уже от нашего времени Византии и призывает администрацию США пользоваться методами «Второго Рима». В качестве примера он приводит Афганистан. По мнению политолога, правильным было бы воевать против этой страны не США, а, к примеру, Узбекистану и ряду других соседей Афганистана.

Разделяй, стравливай и властвуй

Одним из приёмов дипломатической игры, заимствованной у Византии, должно стать стравливание «окружающих гегемона племён». Именно такая тактика помогла империи противостоять против таких крупных противников того времени, как Персия, турки-сельджуки, арабы, половцы и татаро-монголы. Видимо, исходя из анализа Люттвака, задействованного из опыта Византии, и вокруг Китая надо создавать постоянную зону нестабильности.

С запада КНР такой очаг нестабильности уже есть и, видимо, просуществует он очень долго — это Синцзян-Уйгурский район, населённый мусульманами, а также полыхающий Афганистан и готовая взорваться народными волнениями Средняя Азия (в первую очередь Ферганская долина). На первый взгляд кажется — что для Китая эти булавочные уколы «полудиких племён»? Но не стоит забывать, что Китай очень плотно «подсел» на туркменский газ (недавно введённый газопровод из Туркмении пока может прокачивать 10 млрд кубометров газа в год, но через 5 лет его пропускная способность возрастёт до 30−40 млрд кубометров), а Синцзян-Уйгурский район является одним из главных «нефтяных полей» Китая. Так, запасы нефти этого автономного района составляют 21 млрд тонн (30% всех запасов Китая), газа — 1,1 трлн кубометров (34% запасов всей страны). Ежегодно в Синцзяне добывается около 30 млн тонн нефти и 22 млрд кубометров газа. Можно себе представить, что станет с Китаем, если его лишить в результате очередного «оранжевого восстания» или длительной террористической войны такого объёма добываемых энергоносителей.

Два самых уязвимых места Китая

Вообще энергоносители и продовольствие — две главные болевые точки Китая. Сейчас КНР ежегодно добывает на своей территории 185−200 млн. тонн нефти, ещё около 170−180 млн. тонн импортирует. По объёму импорта продовольствия Китай стал 4-й страной в мире, более того — темпы роста импорта страной еды нарастают год от года. К примеру, к 2015 году КНР, по прогнозам, будет закупать в США до 25 млн. тонн кукурузы ежегодно, уже сегодня импорт сои составляет 4−5 млн. тонн, а через пять лет он вырасте до 12−15 млн. тонн. В общей сложности, Китай сейчас 20% продовольствия закупает за границей, к 2015 году эта цифра вырастет до 30%.

Также Китай зависит от импорта остального сырья — железной руды, цветных металлов, леса, удобрений, и т. п. Если дестабилизировать поставки сырья в Китай, то страна сможет продержаться считанные месяцы — после наступят голодные бунты, остановка промышленности и в буквальном смысле темнота из-за дефицита энергоносителей.

Ситуация усугубляется тем, что китайский трафик очень уязвим — он идёт относительно узкой полосой через моря ЮВА: нефть с ближнего Востока — через узкий Молуккский пролив, продовольствие и железная руда — через индонезийский архипелаг. Флот США, который пока остаётся в десятки (если не сотни) раз сильнее китайского флота, легко может перекрыть эти транспортные артерии, чем доведёт ситуацию в Китае до коллапса.

Единственными территориями, где США пока не удалось создать «зону нестабильности» рядом с Китаем, и где Америка не может контролировать сырьевые потоки в эту страну — это Россия.

Россия — последняя «спокойная» сырьевая база Китая

Из нашей страны в Китай уже идут лес, металлы, удобрения. Но главная «изюминка» нашего товарооборота с КНР — нефть. По ответвлению ВСТО в 2010 году Россия уже поставила в Китай первую нефть — пока это чуть более 1 млн тонн. Но по планам ВСТО поставки в ближайшее десятилетие должны возрасти до 15−20 млн тонн, а всего Россия, с учётом транзита через Казахстан, способна к 2030 году экспортировать в Китай до 90 млн тонн нефти и 11−12 млн тонн нефтепродуктов ежегодно — это составляет 50% от нынешнего уровня закупок нефти КНР (в основном она сейчас идёт из Персидского залива). Если это произойдёт, то Китай сможет существенно диверсифицировать свой импорт энергоносителей, а главное — сильно снизить зависимость от их поставок по морю.

В начале статьи мы упоминали призыв американского политолога к руководству России — стать поскорее союзником США в борьбе против Китая. И у некоторых экспертов уже вызывают сомнения истинность официально провозглашаемых причин нарастающего конфликта между Россией и Японией за северные территории. Очевидно, что с северо-востока эта потенциальная напряжённость — вплоть до локальных боевых действий — логично вписывается в южное начало дуги в виде ещё одной потенциальной войны — между Северной и Южной Кореями.

Обострение российско-японских отношений развивалось синхронно с переговорами Минобороны РФ о поставке на Тихоокеанский флот двух французских «Мистралей» (дополненной поставками ЗРК С-400 на Курилы). Принципиальное соглашение об этом было, наконец, подписано 25 января Игорем Сечиным во Франции, после чего и началась свистопляска.

Ну хорошо, пусть начнутся стычки флотов в Японском море, война между двумя Кореями. Но нефть-то в Китай должна поставляться по суше — через безлюдные Восточную Сибирь и Дальний Восток. И вот тут-то должна включаться, как задумывает Люттвак, другая часть «византийской стратегии» — «мирная и дипломатическая».

Как известно, главным лоббистом поставок нефти в Китай — железнодорожными цистернами — в начале 2000-х был Михаил Ходорковский. И где теперь он? В тюрьме. Также известно, что сейчас эти лоббистские усилия из рук Ходорковского перехватил вице-премьер Игорь Сечин — только уже в иных масштабах: поставками нефти Трубой. Как на этот раз предотвратить задумки России? Правильно — убрать из власти Игоря Ивановича Сечина (не с этим, кстати, связано ли резкое ухудшение его внешнего вида?; злые языки поговаривают о тяжёлой болезни Сечина). Так или иначе, США будут стремиться воспрепятствовать осуществлению планов масштабных поставок нефти из России в Китай. Не вызовет удивления, если они будут стремиться и к отделению от России Дальнего Востока и Восточной Сибири — с последующим протекторатом над этими территориями верного союзника США Японии.

Дуга нестабильности охватывает всю Юго-Восточную Азию

Очаг нестабильности на Западе Китая мы упомянули. Северо-Восточный очаг и возможную блокаду с севера — тоже. А как обстоит дело к югу, юго-западу и юго-востоку Китая?

В книге «Нефть. Газ. Модернизация общества», выпущенной в 2010 году Высшей школой экономики, в том числе, приводятся «болевые точки» к югу от Китая. Но для понимания ситуации там сначала приводятся слова Дж. Меаршеймера, профессора международных отношений из Университета Чикаго: «Усиление Китая приведёт к конфликтам в регионе. США не собираются оставлять свои позиции без сопротивления. Китай воспринимается… в качестве стратегического конкурента и держава, по отношению к которой следует применить политику сдерживания».

Про Индию как союзника США политолог Люттвак уже упоминал. Но в качестве союзника Индии в сдерживании Китая — а значит, и союзника США — сегодня выступает и Вьетнам. Начиная с 2000 года Индия и Вьетнам проводят совместные морские учения в Южно-Китайском море, а в 2001 году между двумя странами было подписано соглашение о сотрудничестве в области ядерных исследований (возможно, к 2015 году Вьетнам станет обладателем первой своей ядерной бомбы).

Индия, Вьетнам, Тайвань, Южная Корея, Япония — всё это давние и непримиримые враги Китая. Но решатся ли они на открытый конфликт с могущественным соседом? Авторы книги «Нефть. Газ. Модернизация общества» приводят множество потенциальных или тлеющих конфликтов, которые могут дестабилизировать регион и без прямой войны между вышеупомянутыми странами.

Бирма. Южный сосед Китая уже с конца 1940-х не знает стабильности. Треть населения страны составляют нацменьшинства, самым воинственным среди которых считаются карены. В Восточной части Бирмы они создали своё непризнанное государство. Ещё два непризнанных государства — на севере страны, рядом с китайской границей — создали племена шан и качины. Сегодня между центральным правительством Бирмы и этими тремя непризнанными государствами на её территории поддерживается нейтралитет. Но нет никаких причин сомневаться, что при умелом «дирижировании» из-за рубежа война в Бирме может вспыхнуть в любой момент. Ситуация усугубляется тем, что в соседнем Китае живут несколько миллионов представителей племён, создавших своё государство в Бирме. И нельзя исключать вероятность, что вооружённый конфликт может перекинуться и в джунгли Китая.

Таиланд. В этой стране крупнейший узел напряжённости — её южная часть, провинция Паттани. Она населена мусульманами. Партизанская война в этом регионе почти завершилась только в 1970-е годы. Последние карательные операции властей прошли в Паттани в середине 1980-х. Однако в 2004 году в провинции была создана новая мощная партизанская группа — «Движение исламских моджахедов провинции Паттани». Примечательно, что эта провинция находится на входе в Молуккский пролив — через который проходит до 70% китайского импорта.

Индонезия. Политологами принято называть эту страну «искусственным конструктом». В стране насчитывается 17 тысяч островов, десятки племён, но власть безраздельно принадлежит только «яванскому клану».

Самым конфликтным регионом считается провинция Аче. С конца 1970-х тут действует радикальная партизанская группа «Движение за свободный Аче». Их главный лозунг похож на лозунг сепаратистов многих сырьевых стран (Россия — не исключение): «Из наших нефтяных и газовых доходов Центр оставляет нам только 5%. Мы хотим обратного соотношения — 95% провинции, 5% - Центру». За 2 десятилетия тут в локальной войне погибло 15 тысяч человек. Наконец, в 2006 году центральное правительство пошло на уступки — оно теперь оставляет в Аче 70% всех нефтегазовых доходов, легализовало «Движение» (оно тут же выиграло местные выборы). Однако радикальная часть партизан продолжает требовать оставлять 95% доходов или вовсе предоставить независимость.

Второй проблемный регион Индонезии — Западная Папуа (через воды этого острова идут поставки руды и продовольствия из Австралии в Китай). Тут тоже партизанская борьба разворачивалась в борьбе за сырьевые доходы — в провинции находятся крупнейшие золотоносные шахты, а «федеральный центр» забирал себе те же 95% доходов от золотодобычи. В 2006 году правительство также предоставило широкую автономию Западной Папуа, но местные партизаны не хотят останавливаться на этом и требуют независимости.

Ранее независимость получила бывшая индонезийская провинция Восточный Тимор. Не исключено, что при умелой работе извне «оранжевая революция» в Индонезии может привести к параду суверенитетов — потенциально тут может образоваться 15−20 новых государств, а вооружённая борьба сепаратистов — парализовать судоходство в этом регионе.

Малайзия. Тут с 1950-х годов существует тлеющий конфликт между центральной властью и партизанами-марксистами. В 1980-е новой оппозицией режиму стали исламисты. Также в стране существуют серьёзные межнациональные трения между малайцами и этническими китайцами — им, в частности, принадлежит 75% всего частного бизнеса страны при доле населения в 23%.

Филиппины. Уже десятки лет в провинции Минданао на юге страны продолжается партизанская борьба между исламистами и центральным правительством. В её ходе погибли десятки тысяч человек. Филиппинские власти уверены, что партизан (число боевиков достигает 12−15 тысяч) финансирует Саудовская Аравия.

Также на территории острова действуют организации различной левой направленности — маоистская Коммунистическая партия Филиппин и троцкистская Революционная рабочая партия Минданао, имеющие свои вооруженные формирования. При этом и маоисты, и троцкисты в последние годы перекинули свою партизанскую деятельность на северные территории, уже населённые католиками.

В идеале, как предостерегают эксперты, правящие кланы Персидского залива (в первую очередь Персидского залива) мечтают о превращении «Индонезии, Малайзии, Брунея, Сингапура, южной части Филиппин, Таиланда и Бирмы» в «Новый Азиатский Халифат». «Старый Халифат» включал бы в себя территорию Северной Африки, Персидского залива и Средней Азии. В результате Китай окажется зажат в клещи двумя Халифатами — с запада и юго-востока.

Внезапные «революции» в странах Магриба показали, как легко и быстро можно свергнуть власти в этих странах и привести на трон «внесистемные» силы. Как в начале статьи упоминает американский правый политолог Люттвак, спячка закончилась — начинается время Большой Политики. Нас, конечно, интересует: станет ли Россия разменной монетой в этой Большой геополитической игре — США против Китая. Похоже, за нас уже выбрали — с какой стороны служить «пушечным мясом».

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Живой отжим Живой отжим

Сергей Шаргунов: история с Алтая о том, как крадут детей на государственном уровне

Что ждет Германию Что ждет Германию

Берлин не сможет справиться с миграционным кризисом ни при Меркель, ни после нее

Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье