18+
воскресенье, 4 декабря
В мире

Китайская империя, в которой никогда не заходит солнце

Как Поднебесная стала преемником СССР на мировой арене и «богатым дядюшкой» банановых республик

  
72

«Китайская угроза» России — а, точнее, Сибири и Дальнему Востоку вошла в привычный перечень «патриотических» страшилок. Придут страшные китайцы и поработят всё, что за Уралом. Возможно, когда-нибудь так и будет. Но если посмотреть на политическую и экономическую активность Китая по всему миру, можно придти к выводу, что наши территории для Поднебесной — это цель третьей, а то и четвёртой очереди.

Если говорить о постсоветском пространстве, то активнее всего Китай ведёт себя в Средней Азии — в первую очередь, в Туркмении, откуда КНР протянула нитку газопровода. В интервью «Свободной прессе» главный редактор ресурса «Фергана.ру» Даниил Кислов рассказывал, что не меньшее значение китайцы придают другим бывшим азиатским республикам.

«Я бы акцентировал внимание на следующем феномене: на фоне той политико-риторической возни, борьбы влияний между Россией и Америкой на большой шахматной доске имени Бжезинского, растёт влияние Китая.

Растёт оно через экономику — Китай вкладывает в этот регион очень много денег. Инвестируют в постройку автодорог — уже построили таджикам, киргизам, сейчас будут прокладывать магистрали узбекам. Инвестирует в те отрасли экономики, которые точно не дадут быстрой отдачи — принесут плоды через десятки лет. Совершенно ясно, что Китай будет победителем в этом регионе через 30−50 лет.

В отличие от многих российских экспертов, которые говорят, что Китай будет поглощать российскую территорию, Сибирь и Дальний Восток, я считаю, что ему Центральная Азия с точки зрения рынка, экономического развития гораздо интереснее. Речь идёт не о поглощении, военной оккупации и так далее, а о росте торговых связей.

Китай уже развил свой Уйгурский экономический округ, самую западную часть страны, именно за счёт бывших советских республик Центральной Азии, продавая туда свои товары в огромном количестве.

Они проводят абсолютно оправданную политику — приходят туда, где другие пока не успели. Китай уже несколько лет лоббирует проект Транскитайской, а далее — Трасцентральноазиатской железной дороги. И там вся интрига — в ширине колеи. Некоторые эксперты говорят — если Китаю удастся настоять на том, чтобы использовать свой стандарт колеи, то всё — фактически, это будет экономическое поглощение", — считает эксперт.

Не меньшую активность Китай проявляет в других странах третьего мира. Если в период «холодной войны» между США и СССР шла борьба за симпатии вождей и диктаторов, то теперь вакантное место сверхдержавы заняла КНР. Причём речь, как правило, идёт не об идеологическом контроле, только бизнес.

По сравнению с бизнесменами из США и Европы китайские компании оказываются в выигрыше — их не контролирует пресса, а правительство КНР закрывает глаза на практику подкупа должностных лиц в «банановых республиках». Работать в бедных странах, очевидно, порой прибыльнее, чем, например, в России — и взятки обходятся дешевле, и климат лучше. Никакого законодательства об охране труда, никаких прав у местного населения. При этом можно работать с самыми одиозными диктаторами — и внутри Китая это никто не осудит.

Конечно, есть и политические риски — ведь работа идёт в неспокойных, нестабильных регионах. Однако, китайцев это обстоятельство, похоже, не сильно пугает — уж если они готовы вкладывать деньги на территории, скажем, Таджикистана, Южного Судана или Сомали.

В итоге уже сейчас под влияние Китая попали многие страны Африки, Азии и Латинской Америки. Весь прошлый год журналисты Foreign Policy Эриберто Араужо и Хуан Пабло Карденал с командой фотографов работали там, где китайский бизнес наиболее активен. Они исследовали 24 государства — прошлись и по лесным посёлкам Мозамбика, и по золотым приискам в Бирме. Журналисты пришли к выводу, что в Африке китайские дипломаты продвигают свою страну как альтернативу другим сверхдержавам — при этом не имеющую негативной репутации колониальной империи.

В иностранной экспансии Китай в первую очередь интересуют два вопроса — нефть и земля.

Что касается ископаемого топлива, то китайская политика — максимально разнообразить регионы, откуда можно импортировать нефть. Если речь идёт о Латинской Америке — то это и восточное, и западное побережье. Кроме того, КНР интересует Африка — китайцы занимаются поисками нефти даже в тех местах, где прочие нефтедобывающие компании сдались и прекратили геологоразведку.

В 2008 году газета Financial Times писала, что Китай готовится проникнуть в Африку в таких масштабах, которые намного превосходят все его приобретения на этом континенте к настоящему времени. В последнее время китайское государство приступило к реализации ряда инициатив, призванных обеспечить долгосрочные поставки нефтяного сырья из Судана — одной из самых перспективных в этом отношении стран Африканского субконтинента.

Справа — китайский управляющий снят с местным работником на дороге в Шаи-шаи в южном Мозамбике. Конфликты между рабочими и менеджментом начались в прошлом году в этой бывшей португальской колонии из-за унизительных условий труда на стройках, которые ведут китайские фирмы


Только по официальным подсчетам, начиная с 1999 года Китай инвестировал в суданскую экономику, по меньшей мере, 15 млрд долларов. Кроме того, Китай владеет 50% акций Хартумского НПЗ (производственная мощность 100 тыс. баррелей в сутки) совместно с суданским правительством.

В прошлом году стало известно, что Китай и Венесуэла заключили ряд контрактов в топливно-энергетической сфере на общую сумму в 36 млрд долларов. КНР, в частности, предоставила Венесуэле инвестиционный пакет на 16 млрд долларов, который предусматривает строительство тепловых электростанций в стране.

Еще 20 млрд будут выданы в качестве инфраструктурных кредитов под сравнительно небольшие проценты. Венесуэла расплатится по ним своей сырой нефтью.

В Эквадор — страна находится в том же регионе, но с выходом к Тихому океану Китай планирует инвестировать несколько миллиардов долларов. Речь идёт о кредите в 1 млрд долларов — это предоплата за поставки нефти. Кроме того, китайская компания Sinohydro строит гидроэлектростанцию стоимостью 2 млрд долларов.

Что касается земли, то ещё в 2008 году в Министерстве сельского хозяйства Китая был разработан план по созданию собственной продовольственной базы за границей. Прессе, в том числе иностранной, в общих чертах дали понять, что это за план и что он преследует. Затем по каким-то причинам был дан задний ход, и официально принятие плана отложили. Но самое главное — это то, что такой план есть, пусть он и дорабатывается.

Позже Китай приобрел долю в одной из крупнейших частных компаний мира, занимающихся торговлей активами, «Блекстоун». Эта компания уже инвестировала сотни миллионов долларов в аграрный сектор, в основном покупая земли сельскохозяйственного назначения в различных странах.

Активно действует и китайская корпорация по торговле семенами «Чонцин сид Корпорэйшн». В прошлом году она приобрела в Танзании 300 га земли для выращивания гибридного риса.

Ещё одно предприятие под контролем Китая — международная группа технического и экономического сотрудничества «Сантайм». Группа создала СП на Кубе и в Мексике для выращивания риса. В ее распоряжении там 5 тыс. и 10 тыс. га соответственно. Сообщается о планах аренды земель в Средней Азии. «Сантайм» действует также в Казахстане и намеревается расширять свою деятельность на новых территориях — в России, странах Южной Америки и в Австралии.

И все же основной ареной китайской аграрной экспансии в настоящее время является Африка. Как отмечает в этой связи английская «Индепендент», объем двусторонней торговли Китая с африканскими странами в конце 2008 года составил 100 млрд долларов. Согласно некоторым оценкам, в Африке находится не менее 750 тыс. китайских специалистов. Среди этих специалистов немало тех, кто занимается сельским хозяйством. Вот некоторые примеры сотрудничества в аграрной сфере.

Президент Уганды выделил китайским инвесторам 4 тыс. га, на которых работают крестьяне из Китая. Проект находится в ведении главы Китайско-африканского делового совета.

Активно развивается сотрудничество в этой области и с Мозамбиком. Более того, правительство Китая инвестирует средства в различные проекты на территории Мозамбика, уже начиная с 2006 года. Экспортно-импортный банк предоставил заем на 2 млрд долларов. Предполагается выделение дополнительно еще 800 млн долларов. В реализации всех проектов ожидается участие примерно 10 тыс. китайских специалистов. Переговоры об аренде земли все еще идут.

В мае 2008 года частный китайский бизнесмен приобрел в Камеруне 10 тыс. га земли для выращивания риса. Местные крестьяне, которые будут работать на полях, считают, что рис будет экспортироваться в Китай.

В качестве примера того, как работает «бизнес по-китайски», можно привести родину предков президента США Барака Обамы Кению. Это государство, согласно данным ресурса Africapedia, занимает 16 место из 51 в индексе качества жизни (в целом по континенту). По объёму ВВП Кения находится на 9-м месте в Африке ($ 66,5 млрд, 2008).

Благодаря утечкам, опубликованным WikiLeaks, мы можем заглянуть во внутреннюю переписку посла США в Найроби Майкла Ранненбергера. На сайте пока опубликовано два документа, непосредственно касающихся взаимоотношений Кении и КНР, а также китайских фирм.

«Китайское присутствие в Кении продолжает расти в геометрической прогрессии» — рапортует посол. У Китая положительное сальдо торгового баланса с этой страной, а экспорт в неё в период с 2004 по 2008 год рос по 25%, причём стоимость ввозимых товаров превышает объёмы импорта в 30 раз — почти миллиард долларов против 29 миллионов. Для сравнения, торговля с США — Кения закупается на 440 млн долларов, продаёт товаров на 343 млн (данные 2008 года).

«China National Offshore Oil Corporation» (CNOOC) развёртывает добычу нефти в регионе Исиоло. Геологоразведывательные работы обошлись в 29 млн долларов. В течение 50 лет многие компании пытались найти здесь нефть — но безуспешно.

Возможно, китайцы будут строить новый гигантский морской порт в Ламу. Предварительная оценка стоимости проекта — около 5 млрд долларов. Окупить проект, предполагает посол, можно будет при условии строительства железных и автомобильных дорог, а также трубопроводов в Южный Судан, Уганду и Эфиопию. Если нефть будет добываться и в самой Кении, то проект будет вполне рентабелен.

Вдобавок, китайцы реализуют большое количество инфраструктурных проектов по всей Кении — в частности, строят дороги.

Кроме того, Китай поставляет оружие вооружённым силам Кении, и увеличивает своё влияние в местной службе национальной безопасности и разведки — поставляя телекоммуникационное оборудование.

Майкл Ранненбергер жалуется, что американские IT-фирмы проигрывают китайским — все поставки компьютерного и коммуникационного оборудования идут исключительно из Поднебесной. Влияние Китая настолько велико, что даже не задействуя коррупционные связи, китайские производители могут предлагать на первый взгляд более выгодные решения.

Однако, те компании, которые закупаются у китайских поставщиков, позже часто об этом жалеют — им приходится переплачивать за послепродажное обслуживание.

«Китай вновь колонизирует Африку», — цитирует посол высказывание Майкла Джозефа, главы телекоммуникационной компании «Сафариком» (гражданина США). Тот рассказывает на примере строительства новой оптоволоконной сети FONN как о «китайском способе ведения бизнеса в Кении».

Эта сеть, утверждает топ-менеджер, изначально была спроектирована очень плохо — специально, чтобы потом китайские компании получили дополнительные контракты на её доработку. И вместо того, чтобы тянуть оптоволокно в густонаселённых районах, китайцы повели линии в необитаемые районы.

Китайцы предлагают лучшие цены, потому что получают льготные кредиты от правительства КНР, отмечается в докладе, «впрочем, в этом нет ничего нового», сообщает посол. Поставляемое оборудование имеет неплохое качество при низких ценах, однако послепродажное обслуживание американский конкурент Huawai и ZTE описал коротким ёмким словом «shit». В случае возникновения проблем китайцы «разбегаются», или делают вид, что не понимают сути претензий — «языковой барьер», ничего не поделаешь. Доходит до прямого обмана — одна из компаний поставила только половину оборудования, и Майклу Джозефу пришлось ехать в Китай разбираться с руководством этой корпорации.

Чтобы преуспеть, утверждает Майкл Джозеф, китайцы (имеются в виду фирмы, а не госорганы) подкупают кенийских политиков и министров. Когда ему пришлось отменить упомянутый контракт, местный министр связи устроил ему разнос, заявив, что тот поставил под угрозу «межнациональные отношения». В дальнейшем, стоило топ-менеджеру поговорить с представителями китайских фирм, в течение 20 минут ему обязательно звонили министры и депутаты парламента.

Ещё один пример нечестной работы китайцев — развёртывание местной сети мобильной связи стандарта CDMA. Так как заказчиком работы была госкомпания, должен был проводится открытый тендер. Однако как-то само собой получилось, что контракт получила корпорация Huawei — безо всякого конкурса. Один вопрос, заключает посол, остаётся без ответа — китайское правительство просто закрывает глаза на то, что делают эти компании, или прямо способствуют «грязному» поведению?

Источник фото: foreignpolicy.com

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня