18+
четверг, 8 декабря
В мире

Египет оказался на грани религиозной войны

Христиане и мусульмане не поделили девушку

  
27

Жертвами столкновений между мусульманами-салафитами и христианами-коптами, вспыхнувшими на минувшей неделе в Египте, стали, по официальным данным, 12 человек, 232 получили ранения. Несмотря на заявления правительства и силовых структур о решимости пресекать беспорядки, всем очевидно, что эти жертвы — не последние. Противоречия между мусульманским большинством и христианским меньшинством в Египте уходят корнями в глубь тысячелетий; до последнего времени только железная рука Хосни Мубарака не давала глухой взаимной вражде перейти в открытую резню. Сегодня же, когда власть в стране готовы демократическим путём взять исламисты, можно говорить о начале в Египте межрелигиозной войны.

Высший совет военного командования, осуществляющий функции временного правительства Египта, пообещал «железной рукой» подавлять любые попытки спровоцировать новые межрелигиозные стычки. Под арестом на сегодняшний день находятся около 200 погромщиков с обеих сторон. В некоторых районах Каира введён комендантский час.

Всё началось в минувшую субботу, 7 мая, когда 31-летний мусульманин Ясин Сабит обратился к салафитам — представителям одного из радикальных исламских течений, находившегося под фактическим запретом в годы правления Хосни Мубарака и вышедшего на поверхность после революции — с просьбой вернуть ему невесту, похищенную, по его словам, христианами-коптами. 25-летняя Абир Таляат Хамза, христианка по рождению, уже была замужем, также за коптом, когда осенью 2010 года познакомилась с Сабитом — и влюбилась, причём настолько сильно, что согласилась принять ислам и заключить со своим суженным временный брак. Однако родственники девушки, по словам жениха, похитили её и заперли в каирской коптской церкви Мари-Мина, где уговаривали Хамзу — возможно, и с нажимом — вернуться к мужу и христианской вере.

Романтическая история двух влюблённых, перед чувствами которых бессильны религиозные препоны, обернулась вполне реальным кровопролитием. Салафиты пришли к церкви Мари-Мина, по словам коптов, запасшись огнестрельным оружием, ножами и бутылками с зажигательной смесью. Копты, также извещённые о сути конфликта, вышли защищать свою церковь — и тоже, как показали события, вышли не безоружными. Случайный или не очень случайный выстрел послужил сигналом к началу погрома, продолжавшегося в итоге всю ночь с субботы на воскресенье и с трудом подавленного военными и полицией только к воскресному полудню.

Копты — египетские христиане, прямые потомки древних египтян-автохтонов, сумевшие избежать ассимиляции захватившими страну в VII столетии арабами — составляют сегодня около 8−9% общей численности населения Египта. Отношения мусульманского большинства и коптского меньшинства страны в течение столетий колебалось от официальной веротерпимости при династии Фатимидов (972−1171 гг.) до жестоких религиозных преследований в период правления мамлюков (XII-XVI века). После провозглашения независимости Египта копты были официально уравнены в правах с остальными египтянами, однако на практике христианская и мусульманская общины продолжали существовать в строгой изоляции друг от друга. Историй «умыкания невест» в практике межобщинных отношений ранее зафиксировано не было, замечает профессор кафедры мировой политики Высшей школы экономики Георгий Мирский:

— Мусульмане и копты никогда не любили друг друга, но до взаимной резни и погромов в последние десятилетия дело не доходило. Светски настроенные военные, управлявшие Египтом — от Насера до Мубарака включительно — в зародыше подавляли любые проявления религиозного экстремизма, будь то мусульманского или христианского. Теперь же, после «революции Тахрир», всё то, что десятилетиями копилось под спудом, вылезает наружу.

«СП»: — Но разве новое правительство Египта не заинтересовано в сохранении межконфессионального мира не меньше, чем Мубарак?

— Правительство Египта — временное, оно живёт в ожидании новых выборов президента, предварительно назначенных на июнь 2012 года. Неизвестно, кто одержит победу, но уже сегодня очевидно, что одной из главных сил на выборах станут «Братья-мусульмане», бывшие под запретом в годы правления Мубарака, а сегодня готовые легализоваться и побороться за власть. Армия и полиция, особенно на низовых звеньях, до прояснения обстановки не желают вмешиваться и фактически умывают руки.

«СП»: — Означает ли это, что Египет движется к полномасштабному межконфессиональному конфликту?

— С точностью сказать ничего нельзя. Вообще, последние месяцы должны были отучить нас делать прогнозы относительно развития событий в Египте и на ближнем Востоке в целом. Как оказалось, мы довольно много знаем о регионе, но удивительно мало понимаем суть идущих там процессов. Причём касается это не только России, но и Соединённых Штатов, и Европы. Никто не смог предугадать революцию на площади Тахрир, никто не мог предсказать нынешнее обострение. Сегодня никому не известно, чем оно закончится.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня