18+
воскресенье, 4 декабря
В мире

Лукашенко запретил Цоя, Фон Триера и Чебурашку

В черных списках Минкульта Беларуси может оказаться любой писатель, музыкант и режиссер

  
254

Цой жив! И его борьба с «совком» продолжается — в июле власти Беларуси запретили радиостанциям и телеканалам крутить песню «Перемен!», которая вновь стала знаменем сопротивления.

Запретные плоды синематографа

В Беларуси сокращение Минкульт расшифровывают, как «Минимум Культуры». Именно под таким лозунгом министерство с рвением создает запретные списки. Самый длинный и официальный содержит 130 фильмов, запрещенных к распространению на территории республики. В списке откровенный трэш гордо соседствует с победителями кинофестивалей. Цензурированию подверглись признанные шедевры кинематографа. Возглавляет расстрельную шеренгу «Антихрист» Ларса фон Триера. В ногу с ним идет «Пророк» Жака Одияра, получивший премию жюри на Каннском фестивале, премии Британской и Европейской киноакадемий и множество других призов. Не отстает и получивший 4 номинации на «Оскар» франко-бразильский «Город Бога».

Нашумевшую ленту о подростках Ларри Кларка «Детки» (номинант на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля) в США показывают как методический, предостерегая подростков от беспорядочных половых связей. В Беларуси фильм запрещен, потому что секса в стране нет, об этом говорит и попадание в черный список двух фильмов-пособий «Чего хотят женщины» и «Чего хотят мужчины».

Классикам тоже досталось — нельзя показывать в республике «Цветок 1001 ночи» Пьера Паоло Пазоллини (главный приз Каннского кинофестиваля) и «Святого Джека» Питера Богдановича.

От России список пополнили драма «Волчок» Василия Сигарева и трагикомедия Кирилла Серебренникова «Изображая жертву». Обе этих картины получили главные призы «Кинотавра».

Совсем непонятно, почему белорусам нельзя смотреть запись рок-концерта «Вудсток-99» — на нем, вроде бы, Виктор Цой не пел «Перемен!».

Зато не вызывает удивления своим присутствием в списке фильм «Гитлер. Восхождение дьявола» — ведь он о том, как общество позволило одному человеку управлять всеми, нарушая их права и свободы.

Кинограмотность министерства культуры заслуживает отдельного упоминания - например, режиссер Уинтерботтом значится в списке как Уинтербот.

Попадание очередной картины в этот пополняемый ежегодно лист, висящий в открытом доступе на сайте Минкульта, уже служит для белорусских киноманов своеобразной афишей и лучшей рекламой. Помните, как у Рязанова в «Служебном романе»: «- Очень вызывающие, я бы такие не взяла! — Значит, хорошие сапоги, надо брать!».

Немузыкальная шкатулка

Самая известная россиянам белорусская группа из черного списка — «Ляпис Трубецкой». В ответ Сергей Михалок пожимает плечами и пишет новые революционные гимны. Ими уже стали песни «Грай!» и «Беларусь freedom». Кстати, сейчас у Михалка роман с соратницей по опале — актриса Светлана Зеленковская сначала сыграла в ура-патриотичном фильме «Анастасия Слуцкая», а потом позволила себе критическое высказывание в адрес Батьки, и тут же получила волчий билет.

Зеленковская оказалась в отличной компании — вместе с ней табуирован целый «Свободный театр» во главе с режиссером-основателем Николаем Халезиным, а также британскй драматург Том Стоппард, актеры Кевин Спейси и Джуд Лоу, в рамках кампании солидарности с белорусами высказавшиеся против власти Лукашенко. Что касается трех последних, впору припомнить ставший мемом рекламный слоган «А мужики-то не знают!» — довольно смешно выглядит запрет на всемирно известных деятелей искусства в небольшой восточноевропейской республике.

За строчку «В Белоруссии бесится злой Лукашенко» из песни «Урок географии» исчезла навеки из белорусского эфира группа «Сплин».

Министерство культуры долго и упрямо открещивалось от создания и распространения черного списка — мол, никто ничего не запрещал. Однако корреспондент «СП» самостоятельно проверил, работает ли запрет. Позвонив в три минские радиостанции — «Мир», «Би-Эй», «Пилот» — мы попытались последовательно заказать в эфире песни несанкционированных групп «Ляпис Трубецкой», «ДДТ», «Тараканы». На всех радиостанциях был получен вежливый отказ. Взамен предлагали «Аквариум» и «Чайф» — «это тоже хорошие рок-группы».

Веселее всего отнесся к «бану» лидер группы «Тараканы»: сначала Дмитрий «Сид» Спирин записал ироничную песню «Письмо Прэзидэнту» со словами «Алексей Лукашенко, разрешите меня назад! Все знают — я Шевчуку не брат», а потом снял опровержение, где в лучших традициях белорусского телевидения сообщил, что «Песня — гнусная фальшивка, мы не имеем никакого отношения к этой подделке и провокации, созданной подлым двойником нашего солиста и, скорее всего, на деньги ЦРУ. На это, кстати, указывает неправильное имя прэзидэнта, которое пытается петь в своей так называемой песне этот, с позволения сказать, певец. Мы в группе прекрасно знаем, как на самом деле зовут прэзидэнта самой народной демократии в мире».

Интернет-зависимость и телефонофобия

Госпредприятие «Белтелеком», интернет-монополист Беларуси, по указке сверху отключает доступ к социальным сетям, блогам и оппозиционным сайтам во время государственных праздников, выборов, референдумов и революций.

В июне на госпредприятиях был распространен список сайтов, доступ к которым следовало закрыть. Среди них большинство составляли ресурсы независимой прессы.

По телефону в Беларуси уже давно никто не обсуждает важные дела. В январе 2010 некий оперативно-аналитический центр при президенте получил полномочия, позволяющие ему контролировать каналы связи (в том числе и интернет-трафик) «для выполнения оперативно-розыскной деятельности».

Все три мобильных оператора Беларуси сдали властям данные о людях, телефоны которых 19 декабря 2010 года находились в районе Площади. Эта информация была использована для массовых обысков и арестов.

Весной в интернет был анонимно выложен компромат на жену венгерского посла в Беларуси Ференца Контра и ее телефонный разговор с предполагаемым любовником. За 10 дней до этого был обнародован компромат на советника венгерского посольства Золтана Бача, уличавший его в связи с несколькими минскими женщинами. Бача отозвали домой и уволили из МИД, а Контра на пресс-конференции заявил: «Моя жена взрослый человек, она имеет право встретиться с кем угодно, когда угодно и при каких угодно обстоятельствах. Но скажите, кто в Беларуси имеет возможность в течение нескольких месяцев следить за дипломатом, снимать его передвижения днем и ночью скрытой камерой — на улице, в ресторане и в частной квартире?! Кто в Беларуси имеет возможность прослушивать мобильные телефоны дипломатов?! Кому всё это выгодно?!».

Порнограф во главе комиссии по морали и нравственности

Список запрещенных литераторов возглавляет экс-кандидат в президенты, поэт Владимир Некляев. Впрочем, есть одно место в Минске, откуда его стихи убрать не удалось — они высечены в камне на монументе площади Победы.

Книги всемирно известных писателей Светланы Алексиевич и Василя Быкова тоже в опале. Запрещены белоруские писатели Буравкин, Законников, Бородулин. Можно не надеяться купить в Минске труд Александра Федуты «Лукашенко: политическая биография». Зато его можно свободно приобрести за 250 рублей на книжных лотках у Белорусского вокзала Москвы. Не увидишь в Минске и творение Бориса Немцова «Исповедь бунтаря», в котором политик призывает бороться с Батькой. Молодой минский писатель и журналист Виктор Мартинович написал любовно-политический триллер «Паранойя», который издали в России и тут же исключили из продажи на родине автора.

Вне закона в Белоруссии российские писатели и поэты Борис Васильев, Андрей Битов, Александр Гельман, Виктор Ерофеев, Кирилл Ковальджи, Леонид Жуховицкий. В черные списки угодил даже папа Чебурашки Эдуард Успенский.

За моральным духом белорусов зорко следит председатель Совета по нравственности, руководитель официального союза писателей Николай Чергинец. Этого человека называют одним из главных составителей запретных списков. В прошлом году он пытался активно, но безуспешно, запретить выступление в Минске немецкой группы Rammstein. Красноречивей всего о личности 74-летнего борца за нравы говорят его книги, коих этот деятель написал аж 40 штук, и они совершенно свободно продаются в Беларуси. Вот, например, цитаты из романа «Тайны Овального кабинета»:

«Чуть полноватое тело было стройным, живот подтянут, груди как два полных комка. Макоули лег поудобнее на спину. Гимеев нож Джона готов был лопнуть от приятного напряжения, и он тихо сказал: — Ты сверху!

Моника, усаживаясь на него, загоняя в себя его горячий, возбужденный меч, прерывисто дыша, впервые назвала его просто по имени".

«Совершенно голые, они занимались любовью. На одной из фотографий Хаммер лежит на спине, держа за обе груди Сару, а она сидит на нем. На второй съемка делалась со стороны. На снимке Сара стоит на четвереньках, а он вставляет свой член сзади».

Популярный белорусский блогер Евгений Липкович, дабы обезопасить свою подрастающую дочь от такой «литературы» публично сжег похабные книжки в одном из минских парков. Реакция Чергинца на такую утилизацию его творчества была водевильной: он написал в милицию заявление, в котором жаловался, что поведение Липковича причинило ему моральные страдания, унизило его честь и достоинство. Дело рассматривала судья Елена Ананич, которая за пособничество режиму включена Евросоюзом в список не въездных. По понятным причинам на нее не произвело впечатление чтение ответчиком скабрезных отрывков из книг истца. Липкович был признан виновным, и приговорен к уплате штрафа, эквивалентного 3000 российских рублей.

Белорусская правящая нравственность в очередной раз была защищена от посягающих на нее супостатов.

Минск

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня