18+
воскресенье, 4 декабря
В мире

Как разыграют «иранскую карту»

Если решение об атаке будет принято, то Россия воспрепятствовать ему не сможет

  
27

Обстановка вокруг ядерной программы накаляется с каждым днем. В персидском заливе наращивает силы Американский Флот. Ведение тотальных санкций против ИРИ уже стало фактом. Тегеран готовится к отпору, в том числе и в военном плане. Тем временем сохраняющаяся напряженность на Ближнем Востоке крайне выгодна России, поскольку поддерживает высокие цены на нефть и, по сути, спонсирует её имперские амбиции. Будет ли все-таки война в Иране? Пожалуй, на сегодняшний день — это самый главный вопрос мировой политики.

«Всесторонние оценки ситуации вокруг Ирана показывают, что обстановка вокруг этого исламского государства складывается напряженная, — комментирует ситуацию Сергей Николаевич Гриняев, доктор технических наук, генеральный директор Центра стратегических оценок и прогнозов. — Имеются все основания полагать, что в ближайшее время сохранится тренд на ее дальнейшее обострение. Многое сегодня зависит от развития ситуации в Сирии — важном союзнике ИРИ в регионе. Вместе с тем, уже летом нынешнего года может наступить развязка».

«СП»: — По какому сценарию, на ваш взгляд, будет развиваться решение «иранского» вопроса?

— Полагаю, что конфликт будет иметь место, скорее, между Израилем и Ираном, чем между США и Ираном. Хотя, конечно, Штаты не оставят своего союзника и окажут содействие, как это уже было в Ливии, когда Пентагон предпочел формально оставаться на вторых ролях. Причина этого — близость президентской избирательной кампании в США.

В последние годы мы наблюдаем реализацию стратегического плана переустройства мира, вызванного к жизни фундаментальными изменениями реальности под действием ряда ключевых факторов: близости исчерпания углеводородного сырья, стремительного развития информационных технологий, трансформирующего мировую экономику и мировые финансы и некоторых других.

Одной из целей этого плана, как видится, является установление контроля над ключевыми месторождениями углеводородов. Другой целью является переформатирование геополитической карты нового мира, в котором роли должны быть распределены иначе, чем на карте «развитого империализма» XX века — сегодня необходима иная конфигурация геополитических центров, нежели в прошлом столетии.

Именно по этой причине мы наблюдаем столь драматичную картину в другой части света — в Европе. Этот геополитический центр не вписывается в новую картину мира. Он слишком привязан к истощающимся запасам нефти и газа, что делает его самого управляемым поставщиками углеводородов.

«СП»: — Значит, война невыгодна Европе. Но насколько она самостоятельна в своих решениях, или, как всегда, будет делать то, что скажут в США?

— За годы существования ЕС, как механизма управления одним из геополитических центров, сформировались и механизмы управления им самим. Это, кстати, «фирменный» стиль Британской империи на поле «Большой игры» — формировать ситуацию так, чтобы при необходимости иметь возможность в будущем ее изменить, если что-то пойдет не так. Пример — Индия-Пакистан или границы на Африканском континенте, прочерченные не без участия Британии и породившие массу региональных конфликтов.

Юридические основы существования ЕС формировались в годы Холодной войны под пристальным взором США и Великобритании именно для консолидации усилий на случай чрезвычайной ситуации. И это не позволяет думать о самостоятельности действий ЕС в жестких условиях нынешней обстановки.

Получается, что сегодня эти механизмы задействованы. Под влиянием поставок российского и иранского сырья Европа становится все сговорчивее со своими поставщиками, что ставит под сомнение руководящую роль США и НАТО, а ведь впереди еще Китай. Полагаю, что в ближайшее время мы станем свидетелями катастрофических трансформаций нынешней конструкции под названием «ЕС». Но это несколько иная тема.

«СП»: — Чем Европа сможет заменить поставки иранской нефти?

— В краткосрочной перспективе возможно наращивание поставок углеводородов из ряда стран Персидского залива, Ливии, Алжира и Ирака. Однако основным поставщиком, конечно, будет Россия — другой столь явной (прежде всего — в силу существующей транспортной инфраструктуры) альтернативы пока нет. Не случайно уже сегодня предпринимаются дипломатические меры по усилению контроля над среднеазиатскими ресурсами, доступ которых на рынок по-прежнему зависит от России.

Кстати, такие действия приведут и к дальнейшему сближению ЕС и России, что укладывается в общий план устранения ЕС как геополитической силы, так как позволит усилить внутриевропейские конфликты и ускорить развал системы.

«СП»: — Почему США так настойчивы? Дело в геополитике и в преследовании своих финансово-экономических интересов?

— США по своей природе и по своей роли в современном мире заинтересованы в разжигании любого конфликта, в любой точке планеты, лишь бы он напрямую не затрагивал «жизненно важные интересы» самих США. Так сложилось, что в условиях нестабильности мировой финансовый капитал предпочитает «укрываться» в долларе под защитой американских авианосных соединений. Так что «для кого война, а для кого — мать родна». Ситуация в самих Штатах не идеальная, но нестабильность в мире делает их относительно более привлекательными, чем остальные экономики мира, что ведет к росту инвестиционного потока, так необходимого прожорливой американской экономике.

Кроме того, работа в условиях нестабильности — конек американской (я бы даже сказал, англо-саксонской) дипломатии. Несомненным достижением последних десятилетий является то, что удалось органично совместить колоссальные преимущества информационных технологий (Интернет, социальные сети и др.) и традиционную «многоходовую» британскую дипломатию. Сегодня мы наблюдаем практическое применение этого творения.

То, как реализуется внешнеполитическая стратегия сохранения доминирования США в условиях меняющегося мира, есть не что иное как «информационный блицкриг». Его суть в том, что США удается навязать и поддерживать такой темп проведения разного рода действий, который оказывается неприемлемым ни для одной другой стороны — участника событий. Вспомните 1941 год. Почему меньшей немецкой армии удалось в первые месяцы практически разгромить Красную Армию с куда большим потенциалом? Именно потому, что обладавшая большей мобильностью (как технической, так и управленческой) немецкая армия оказалась способной навязать и поддерживать такой темп проведения, прежде всего, стратегических операций, который оказался неприемлем для Красной Армии. Сегодня мы наблюдаем практически те же действия, но на новом технологическом уровне — зачастую, на многие действия мы вынуждены реагировать уже по факту, а не с опережением.

Не менее важно и то, что предпринимая те или иные оперативные шаги, США все время остаются на избранном единожды курсе — мировое доминирование должно оставаться за ними. И здесь могут происходить интересные вещи — прежние союзники, ставшие обузой в новых условиях, мгновенно отбрасываются, а приближаются те, которые еще вчера рассматривались в качестве непримиримых врагов (это, кстати, также известный англо-саксонский прием).

«СП»: — Вернемся к «иранскому вопросу». Какова роль в этом конфликте Китая и Индии — крупнейших потребителей иранской нефти. Без них санкции против Ирана вряд ли будут эффективны.

— Санкции против Ирана — это все же инструмент против Европы, а не против Китая, Индии или Японии. Что касается Китая, то он восполнит недополученные ресурсы опять же через Россию, Туркмению и Вьетнам. Для Индии ситуация действительно будет сложнее. Однако она также в сценарии «Большой игры». Если Индии не удастся в полной мере восполнить потери и это приведет к снижению экономики, то станет дополнительным стимулом эскалации напряженности в отношениях с Пакистаном, который и без того уже кипит в последние месяцы.

«СП»: — Обострение ситуации будет выгодно России или мы больше потеряем после начала спада мировой экономики вследствие резкого роста цен на нефть?

— Ситуация складывается таким образом, что осложнение ситуации для России выгодно. Нам крайне необходима дорогая нефть (и газ тоже). Особенно это нам будет необходимо во второй половине текущего года — взятые сегодня предвыборные социальные обещания требуют серьезного финансового вливания, а денег в экономике не так много. Невыполнение обязательств приведет к дальнейшему росту и без того напряженной социальной ситуации в стране. Дорогая нефть несколько стабилизирует ситуацию, однако это окажет поддержку экономике только в ближайшие полгода, что будет дальше — прогнозировать сложно. Предыдущий опыт показывает, что в отсутствие реальной модернизации экономики сколь бы высокой не была цена на энергоносители, ее с каждым разом все больше не хватает: нефтегазовая игла работает точно так же как игла наркомана…

«СП»: — Иран и Россия являются соседями по Каспию. Здесь проходят транспортные коммуникации, в том числе и нефтегазовые. Не поставит ли возникновение крупного вооруженного конфликта их под угрозу? Как вообще может развиваться ситуация в регионе в случае ударов по Ирану?

— Мы соседи с Ираном (в отличие от США и стран ЕС). От этого никуда не уйти. Более того, роль и значение каспийского региона со временем будет только возрастать. Именно по этой причине сегодня Россия и Иран на Каспии, скорее, не просто соседи, но конкуренты за доминирование в регионе. Россия за последние годы серьезно растеряла свои позиции здесь, а вот Иран их нарастил.

Опять же не случайной видится эскалация напряженности в этом регионе за последние месяцы. Туркменский и узбекский газ — очень желанный товар на европейском рынке.

Что касается развития ситуации в регионе накануне возможного обострения ситуации вокруг Ирана, то я бы обратил внимание на следующие события. США под видом вывода войск из Ирака провели передислокацию своих сухопутных сил. Продолжается жесткое давление на Сирию. Колеблющаяся Турция жестко поставлена на место Францией, одновременно изменена картина предпочтений в Закавказье. Активизировались курды как в самой Турции, так и на севере Ирака. Казахстан потрясла серия «народных» выступлений. Узбекистан получил дополнительные преференции от США, также как и Киргизия, которая уже не требует вывода американской базы со своей территории. Афганистан превращен за последние годы в мощный плацдарм армии США в регионе — по количеству американских/натовских баз на единицу площади ему нет равных в мире. Участились случаи точечной ликвидации ключевых фигур в научной и военно-политической среде Тегерана. Так что, по большому счету, все готово к агрессии против Ирана — страна обложена со всех сторон, остаются только некоторые «косметические» действия дипломатов и диверсантов для завершения полной картины.

«СП»: — Какими в этом свете выглядят внешнеполитические действия России как в случае предотвращения вооруженного конфликта, так и в случае его начала?

— Как я уже отмечал выше, Иран для России в последние годы постепенно превращался из партнера в конкурента за доминирование в геополитически важном регионе Каспийского моря. Однако в этом больше вины самой России, которая в последние годы вяло проводила внешнюю политику в Средней Азии и на Каспии, зачастую вовсе не имея собственного стратегического взгляда на развитие региона. В этом, кстати, также просматривается определенный интерес — конфликт с участием Ирана неминуемо приведет к падению его роли в регионе минимум на несколько лет, что, несомненно, в интересах России.

Однако изменение нынешнего режима в Тегеране для Москвы еще более негативно, так как еще больше осложнит ситуацию для российских компаний на мировом энергетическом рынке. Москва пока воспринимает Иран как партнера в решении ряда важных для себя энергетических проектов в регионе. Хотя Иран в этом вопросе предпочитает вести «свою игру». Хороший пример тому — неоднократные заявления иранской стороны о запуске собственной нефтегазовой биржи в экономической зоне на острове Киш, причем отказавшись в ценообразовании на энергоносители за доллары США. Однако вопрос так и остался нерешенным — пока никому не удается разрушить гегемонию США в ценообразовании на стратегическое сырье (включая, кстати, и саму Россию). В свое время попытка Ирака отказаться в расчетах за нефть от доллара США послужила одним из значимых стимулов к агрессии США и НАТО против этой страны.

В случае же предотвращения конфликта мирными средствами, России придется резко нарастить внешнеполитические усилия в регионе, так как серьезно милитаризованный Иран будет представлять уже серьезную опасность экономическим интересам в регионе.

Что касается внешнеполитических шагов, то за последние годы у нас уже был (и не раз) случай увидеть, как это будет происходить.

В случае начала конфликта, Россия предпримет попытку задействовать доступные ей механизмы по линии ряда международных организаций, прежде всего ООН. Однако результативность этих действий будет незначительной — возможно удастся немного оттянуть развязку, но не более. Мы в очередной раз услышим блестящее выступление нашего представителя при ООН, но не в его силах будет оказать влияние на развитие ситуации. Если решение об атаке на Иран будет принято, то Россия воспрепятствовать ему не сможет. Более того, внутриполитическая ситуация сегодня заставляет больше внимания и сил уделять обстановке внутри страны, а никак не во вне.

Единственной силой, способной сегодня оказать существенное воздействие на ситуацию, является Китай. Более того, ориентиры своей политики в этом вопросе он уже обозначил, заявив, что будет вынужден вступить в конфликт в случае агрессии против Ирана, так как считает для себя неприемлемыми возможные экономические и политические потери. Полагаю, что сейчас идет большой торг с Поднебесной. И, как часто это бывает, возможны неожиданные ходы: к примеру, Тайвань будет сдан в обмен на лояльность по Ирану…

«СП»: — Какова судьба Бушерской АЭС в случае конфликта, и могут ли пострадать наши граждане, работающие на станции.

— Роль АЭС, как одного из элементов ядерной инфраструктуры ИРИ, будет незавидной — она будет уничтожена, хотя реакторы останутся невредимыми — радиоактивное заражение местности не в интересах даже агрессоров.

Как российский персонал, работающий на станции, так и сотрудники посольства от начала конфликта не пострадают. У России богатый опыт по выводу своих граждан из под опасности, так что и в этот раз МЧС сработает на «отлично».

Вопрос, конечно, в другом — какой будет картина мира, в случае, если ястребиные взгляды возобладают в политике США, а инстинкт самосохранения Израиля выйдет из под контроля, что приведет к развязыванию агрессии против Ирана? Ответ на этот вопрос мы узнаем уже совсем скоро…

Первую скрипку будет играть Израиль?

Западные страны все больше уверены в том, что Израиль может самостоятельно нанести удар по иранским атомным объектам, цитирует французскую Le Figaro InoPressa

Кризис, вызванный иранской ядерной программой, вступает в критическую фазу. В понедельник премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху приветствовал европейское эмбарго как «первый шаг в правильном направлении», но он также предупредил, что «санкции должны эволюционировать по мере достижения результатов».

«Несмотря на секретную войну, в ходе которой были убиты четыре иранских ученых-ядерщика, совершались взрывы на военных объектах, предпринимались вирусные атаки на компьютеры, обеспечивающие работу предприятий по обогащению урана, Тегеран продолжает реализовывать свою ядерную программу и, по мнению большинства экспертов, уже в ближайшее время сможет создавать ядерное оружие.

Западные страны, и в первую очередь американцы, опасаются, что израильтяне могут нанести неожиданный превентивный удар по иранским атомным объектам, чем спровоцируют полномасштабный кризис на Ближнем Востоке.

Израиль называет «красной чертой» возможность внезапного ускорения (ядерной иранской) программы, американцы считают, что эта черта еще не близко, — сказал бывший глава израильской разведки Амос Ядлин в интервью израильской газете Maariv. — США — мировая держава и располагает стратегическими возможностями, которых нет у Израиля".

Израиль воспринимает иранскую ядерную программу не как дипломатическую проблему, а как угрозу своему существованию, говорится в статье…

«По данным британского еженедельника Sunday Times, в ходе телефонного разговора между Нетаньяху и американским президентом Бараком Обамой, израильский премьер отказался исключить возможность атаки против Ирана, обещав поставить Вашингтон в известность о своих планах за 12 часов, иными словами, в последнюю минуту с дипломатической и военной точек зрения», — пишет автор статьи.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня