18+
понедельник, 31 августа
В мире / Кризис на Украине

Сашко Билый как зеркало украинской революции

Владимир Мироненко о роли нацистов в расколе страны

  
38447

В конце февраля во время заседания Ровненского областного совета поднялся со стула крупный и свирепый дядя в камуфляже. Речь его о новых порядках, исполненная требований, ультиматумов и угроз, была довольно сбивчива, однако прекрасно аргументирована: в кульминационный момент он вытащил из-под стола автомат Калашникова. «Хто хочэ забраты в мэнэ пыстолэта, хто хочэ забраты в мэнэ автомата, хто хочэ забраты мойи ножи?» — вопрошал он, в упоении задирая полы куртки и демонстрируя свой оружейный арсенал. Никто не захотел.

Два дня спустя этот пламенный революционер явился, сопровождаемый журналистским десантом, к прокурору области и с удовольствием потаскал его за галстук перед камерами, стукнув для верности по голове. Присутствовавший милиционер не вмешивался.

Свирепого дядю зовут Сашко Музычко, по прозвищу Билый, является он председателем Ровенской областной организации партии Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона (УНА-УНСО), и руководит местным «Правым сектором». Биография у него бурная — от войны в Чечне (за Дудаева, вестимо, против клятых москалей), до родной украинской тюрьмы, боевой и уголовный опыт обилен и разнообразен. Правду говоря, пан председатель — тот ещё бандит.

Самоуправством Сашка возмутился даже и.о. министра МВД, отреагировав, как это принято в революционном правительстве, писулькой в фейсбуке (управлять посредством фейсбука или твиттера есть безусловное ноу-хау революционной власти). «Насколько знаю, прокуратура реагирует, — с некоторым сомнением написал министр. — Если увижу, что это не так — отреагирую я».

Со своей стороны Сашко отреагировал незамедлительно, устроив новый видеоперфоманс с неизменными автоматом Калашникова и напуганной массовкой из облсовета. В свойственной ему живой, убедительной манере повелитель Ровно пообещал приехать в Киев и повесить и.о. министра «на дереве, как собаку». Министр в своём блоге пока молчит.

Несколькими днями ранее он заявлял, что представители «Правого сектора», славные соратники Сашка, должны быть включены в руководство МВД.

Они самые, птенцы гнезда Сашкова, и есть то новое слово, которое сказала миру украинская революция.

Затевалось всё по лекалам десятилетней давности, в духе переворота 2004 года: «мирный протест», улыбчивые митингующие, девочки с цветами для милицейского спецназа. Однако ещё в конце декабря, проходя через Майдан в полном соответствии со слащавыми заветами Коротича, я обратил внимание на вопиющее несоответствие между гламурными лицами фотопротестующих, изображёнными на плакатах перед баррикадами, и мрачными физиономиями протестующих подлинных, гревшихся за баррикадами у бочек. Много, ой как много было там по-настоящему разбойничьих рож и длинных рук! Об улыбках и цветах забывалось сразу. Фильм о восстании Пугачёва можно было здесь снимать, ну или утро после хрустальной ночи. Очень скоро самых длинноруких экипировали по-взрослому, упаковав в камуфляж, который не встретишь в украинском военторге, и снабдив оружием вплоть до огнестрельного. Это были никакие не отряды самообороны, это были самые настоящие штурмовые отряды.

Все увидели страх оппозиционного «трехчлена», как окрестили его киевские остроумцы, перед своей ударной силой. Крепкими ребятами бравировали и представляли их в переговорах как весомый аргумент, но их не контролировали, как не контролировали и толпу. С тоской и ужасом смотрели демагоги на неё, беснующуюся у сцены и не желающую их слушать.

Да, революция-2014 имела массу причин. Ранее я уже писал о них. Олигархи, финансирующие Майдан, стремились укротить президента, тоже олигарха, взявшего на себя, по их мнению, слишком много. Мелкие буржуа, хозяйчики и мешочники, хотели бы чувствовать себя в новом государстве более вольготно. Спецслужбы иностранных государств, даже не пытаясь скрыть своё присутствие, триумфально вершили свою геополитику при полном попустительстве и импотенции властей, создав целую инфраструктуру финансирования и провокаций. И даже второсортные писатели-вышиваночники имели свой интерес, уповая на то, что в случае победы так называемой революции их произведениями будут повсеместно пытать народ только за то, что эти произведения написаны на правильной мове.

По сути дела, Майдан должен был обеспечить замену донецкого клана кланом днепропетровским и примкнувшей к нему Галичиной. Именно ради этого раздувались шарики и эмоции, плелась ахинея и мишура. Ради этого одурачивался народ.

Во всём этом псевдореволюционном хаосе неожиданно появилась серьёзная, структурированная, идеологически выдержанная сила.

В Украине, как и в других странах СНГ, партий, по сути дела нет. Достаточно посмотреть на названия: «Батькивщина», «Родина», «Отечество», «Партия регионов», «Единая Россия», «Справедливая Россия», а то и вовсе «Удар» или «Яблоко». Не чёткая идеология объединяет членов этих партий (её, как видно из названий, нет), но общие предпочтения и, главное, интересы, как правило, связанные с бизнесом. Вот почему так легко перетекают функционеры из одной партии в другую, хотя вроде бы эти партии находятся в жёстком противостоянии.

А в Украине есть нацисты. Единственное движение со внятной и простой идеологией, мгновенно завладевшее дискурсом. Триумфальное шествие нацистских партий по стране засвидетельствовало: десятилетиями прививаемый к фашизму иммунитет вовсе не так крепок, как казалось бы. И не только у нас, советских и постсоветских: министры иностранных дел Европы, где бросают в тюрьму только за словесное отрицание Холокоста, протягивают руку человеку, публично восхищавшемуся предками из схронов, которые «готовились и боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидвой и с другой нечистью». У нацистов в этой игре — реальная сила, и с ней нужно считаться.

Их взращивали, обучали и вооружали очень долго. Сначала — чтобы противопоставить России, сделав гарантами молодой украинской независимости. Потом — чтобы заставить народ выбирать между оголтелым Тягнибоком и покладистым Януковичем, правильно рассчитав, что выбор будет сделан в пользу последнего, но не подумав о том, что до самого волеизъявления действующий президент может и не дотянуть.

Нацизма не стеснялись. Не скрываясь, славили Бандеру и возрождали традиции нацистских движений в Западной Украине, как будто бы у этого интереснейшего края не было других, гораздо более достойных почитания традиций. Но нет — реанимировали именно нацизм. То был не гитлеровский нацизм, самостоятельный, могучий, грандиозный и кошмарный. То был завистливый провинциальный нацизм прислужников, полицаев и сельских шкодников из схронов, которыми Гитлер брезговал, поручая им самую грязную работу. Шкодили они не в жестокой к ним в Москве, но в сёлах и городах Украины Восточной. Устраивали засады, сыпали отраву в колодцы, точно так же, как сегодня, жгли дома. И воевали по большому счёту не с «москалями», но с украинцами, служащими во Внутренних Войсках Украинской Советской Социалистической Республики. Таким образом, противостояние между двумя ментально очень разными частями Украины оформлено исторически.

Десятилетиями на Востоке об этом противостоянии старались не вспоминать и спокойно жить вместе. Однако с обретением независимости Галичина немедленно начала идейную экспансию. Пик этой экспансии был достигнут во время первой и последней каденции Ющенко, самого неразумного президента в истории Украины. Сознательно или по недомыслию, он вскрыл все исторические раны, воскресив взаимные претензии и обиды. Общество стало поляризоваться по самому скверному и взрывоопасному принципу — этническому. Ибо то, что западные и восточные украинцы принадлежат к разным этносам, уже ни для кого не секрет.

Сегодня, увидев нацистских штурмовиков в качестве элитных войск Майдана, Восточная Украина возмутилась. Плотину прорвало. Юго-Восток продемонстрировал всему миру свой гнев. Он поднялся, разумеется, не за слабого и беспринципного Януковича, но против террора бандер и вышиванок, против указаний из центра, на каком языке думать, с кем дружить и какими персоналиями восторгаться.

Дело доведено до того, что огромная доля граждан чувствуют себя не просто чужими в своём собственном государстве, но осознают это государство как враждебное себе. Речь идёт вовсе не только о русских или даже русскоязычных. Люди доведены до ярости активно навязываемым им истерическим нацизмом. Независимость, центральная власть, государственная система, официальный патриотизм почти отождествлены в мозгах широких масс с бандеровским засильем.

Таким образом, навстречу нигилизму майдана, отторгающему украинский народ в его «неправильной», негалицийской форме, поднимается не менее грозный нигилизм востока, отторгающий чуждое государство. Да, в отличие от майданного авангарда, выпестованного и вскормленного, авангард востока возникает стихийно, как сопротивление второму изданию drang nach Osten. Тем более грозна эта стихия. Мы видели, как вышвыривали евромайдановцев из ОГА славного города Харькова. Раскол Украины становится более чем реальным, тем более, что испытывающий отвращение к бандеровщине восток слишком уж ласково смотрит в сторону не менее ласково, почти эротически введённых российских войск.

Первая мера для того, чтобы остановить этот раскол — привлечь к ответственности сашков билых и запретить нацистские и ксенофобские партии. Вторая — добиться хотя бы минимальной социальной справедливости в стране, напрямую отданной на разграбление олигархам. Ленин сказал «делиться», уж не потому ли они так боятся его памятников? Для начала нужно хотя бы поделиться, понятно, что вы не для этого делали оранжево-коричневую революцию, но другого выхода у вас нет. С распадом страны потеряете больше. Третья — абсолютная амнистия всем сторонам с теперь уже воистину драконовскими законами. Жестокое наказание без исключения всех, кто впредь осмелится штурмовать и вторгаться. Что делать, да и кто виноват, в общих чертах понятно. Непонятно, кто всё это будет осуществлять.

Читайте также
В других СМИ
Популярное в сети
Первая полоса
В других СМИ
Новости
В других СМИ
Жэньминь Жибао
Популярные
В других СМИ
Цитаты
Новости партнеров
Фото
В регионах