18+
четверг, 30 июня
В мире

«Черный рассвет»: как неофашизм терзал Югославию

Развитие событий на Украине до боли похоже на Хорватию 1990−1991 годов

  
17857

Приход к власти националистов, героизация нацистских формирований времен Второй мировой, кампания против нацменьшинств и «чужой» Церкви, чистки нелояльных новой власти сотрудников МВД и опора на вооруженные отряды неонацистов — все это черты не только Украины наших дней, но и Хорватии начала 1990-х. Сходство вплоть до кричалок уличных националистов, окопавшихся среди футбольных фанатов: «Србе на вирбе» («Серба на вербу») и «Москаляку на гиляку» («Москаля на ветку»). Аналогичная ситуация повлекла за собой и аналогичные действия оказавшейся третируемой нетитульной нации, у которой отнимали родную историю и язык. В сербских районах проводили референдумы об отделении и создавали отряды самообороны, на помощь к которым прибыли добровольцы из России.

Разница между Хорватией и Украиной в том, что первую волна «накрыла с головой» в считанные пару лет, а на незалежной все это растянулось на четверть века — прелести «черного рассвета» показались лишь с 2010—2011 годов, а совсем явно — после Майдана. И если в Хорватии лидер националистического подполья Франьо Туджман, еще в 1972 году осужденный за связь с усташами за рубежом, (усташи — члены ультраправой террористической организации, основанной Анте Павеличем в 1929 году в Италии — ред.) пытавшимися проникать диверсионными отрядами в Югославию, уже на первых выборах стал главой государства, то на получившей независимость Украине путь к власти радикальных националистов, вроде коменданта МайданаПарубия, занял два с лишним десятилетия.

«Люди в черном» (так они сами презентуют себя) из Социал-национальной ассамблеи, входящей в «Правый сектор», уже стали наиболее рьяными и жестокими исполнителями карательных операций в Донбассе. Как заявил 17 мая во время предвыборных теледебатов руководитель «правосеков» Дмитрий Ярош (сейчас он баллотируется в президенты), «два дня тому назад Великая Новоселка, один из западных райцентров Донецкой области, уже перешел под контроль Украины благодаря батальону «Донбасс», в который входят и боевики «Правого сектора».

Несколькими днями позже украинские СМИ сообщили, что действующий в Мариуполе батальон «Азов» пополнен добровольцами из организации «Патриот Украины», боевого крыла вышеупомянутой Социал-национальной ассамблеи. А на украинских сайтах одну за другой выкладывают фото этих «людей в черном»: один из них вскинул руку в нацистском салюте, у другого на груди набита огромная свастика. Они этого и не скрывают — кажется, что их время, «черный рассвет», пришло.

То же было летом 1991 года в Хорватии, в разгар войны с сербскими районами на юго-востоке, заявившими в 1990 году о выходе из стремительно скатывающейся к фашизму страны, и создавшими затем независимую Республику Сербская Краина с полумиллионным населением. Французский журналист Ив Эле опубликовал тогда в Le Monde репортаж «Французы в черном легионе». По словам «легионеров», они занимались «зачисткой территории», причем «пленных никогда не брали». За проявляемую жестокость «черный легион» боялись даже другие хорватские военные формирования.

Создателем и командиром части был хорватский эмигрант по кличке Черный Младен, вернувшийся в Хорватию из Швеции. «Легион» он укомплектовал потомками хорватских эмигрантов, бежавших на Запад после ликвидации в 1945 году союзного гитлеровской Германии государства усташей (хорватских фашистов) под руководством Анте Павелича. «Некоторые из их прежних членов и новых последователей продолжали свою борьбу против коммунистической Югославии, — отмечал в 1983 году немецкий исследователь правого радикализма Вольфганг Випперман. — В самой Югославии, и в особенности за границей, это приводило вплоть до наших дней к различным террористическим актам».

Среди таких террористов был хорват Миро Баресич (1950−1991). Бежав в 1969 году из Югославии в Италию, он примкнул к проживавшим здесь хорватским националистам, при помощи которых перебрался в ФРГ, а затем в Швецию. 7 апреля 1971 года он в составе вооруженной группы ворвался в здание посольства Югославии в Стокгольме и застрелил посла Владимира Роловича. Сдаваясь полиции, террорист кричал «Да здравствует Анте Павелич!» Такого рода актов террора в Швеции, ФРГ и Бенилюксе было немало…

А дальше события развивались как в популярном фильме «Тегеран-43» (1980), затронувшем и тему неонацистов на Западе. Хорватские террористы угнали пассажирский авиалайнер и заставили отпустить своих товарищей из тюрьмы. Баресич перебрался во франкистскую Испанию, а оттуда с паспортом на новое имя — в Парагвай, где коротали свой век и многие нацистские преступники вроде доктора Йозефа Менгеле. Здесь хорватские террористы не оставили свою борьбу. Так, 8 июня 1976 года в парагвайской столице Асунсьоне один из них убил уругвайского посла Карлоса Абдала, приняв его за югославского чиновника.

В 1991 году Баресич и его товарищи (например, также участвовавший в убийстве посла в Стокгольме Анджело Брайкович) прибыли в Хорватию для решающего удара по сербам. Баресич был убит 31 июля 1991 года в Задарском районе, где каратели усмиряли попытку сербов создать автономию и самооборону. Как это осуществлялось, описывают современные сербские публицисты — 2 мая (день в день с событиями в Одессе!) 1991 года в Задаре прошел страшный погром, двухтысячная толпа с палками, камнями и огнестрельным оружием, крича «Убивай сербов», разгромила 136 домов, где жили представители нетитульной нации.

Помимо приехавших из-за границы и местных хорватских праворадикалов «черный легион» был укомплектован и неонацистами из других стран. Это были и французские «национал-революционеры» из «Нового сопротивления» (Nouvelle Resistance) и других ультраправых групп, из числа которых в Хорватии французский неонацист Мишель Фачи сформировал «Бригаду Жака Дорио». Дорио — ренегат-коммунист, создатель и фюрер фашистской Французской народной партии (1936−1945), сотрудничавшей во время оккупации с гитлеровцами и даже посылавшей в 1941 году «Добровольческий легион по борьбе с большевизмом» на Восточный фронт, который позже влился в ряды СС.

Также в Хорватию прибыли и немецкие неонацисты, о чем в своей книге-признании «Экс-фюрер» в 1994 году вспоминал один из лидеров ультраправых Инго Хассельбах: «Весной 1991 года началась гражданская война в Хорватии. Движение рассматривало ее как прекрасный шанс дать тем, кто этого хотел, настоящий опыт убийства людей. Более того, здесь была и историческая подоплека: во время Второй мировой войны нацистская Германия сыграла активную роль в югославской этнической политике, поддерживая диктаторский усташский режим в Хорватии, создавший концлагеря, в которых убивали в основном сербов, а также евреев. Правительство Хорватии возрождало традиции усташей и всячески восхваляло бывших фашистов. Подразделения хорватской армии размахивали флагами со свастикой, а многие другие использовали старые фашистские символы Хорватии. Хорватия стала первым европейским государством со времен Второй мировой войны, которое открыто приняло эти символы. Сбывалась мечта неонацистов… Была создана система, в которой добровольцы для Хорватии сначала обучались в полувоенных лагерях в Германии, затем переходили к посредникам, которые отвечали за организацию транспорта, снабжение экипировкой и едой по пути на фронт… Мишель Фачи и его правая рука, Николя, организовывали большинство хорватских неонацистских отрядов, в которых тренировались как молодые хорваты, так и немцы, которые решили поехать».

Американская газета San Francisco Chronicle напечатала в апреле 1994 года статью об участии немецких добровольцев в хорватской войне: «Подпольные нацистские издания Германии и Австрии опубликовали воззвание к добровольцам с призывом „помочь нашим хорватским братьям в деле защиты белой расы“. Похожее воззвание было напечатано в периодическом немецком издании Der Freiwillige („Доброволец“), официальном печатном органе HIAS, легально зарегистрированной ассоциации взаимопомощи ветеранов Ваффен-СС… Сотни скинхедов и неонацистов (многие из которых разыскивались полицией за различные правонарушения) в обеих странах откликнулись на этот призыв, организованный с целью привлечения добровольцев для участия в боевой организации хорватов — HOS (Hrvatske obrambene snage — Хорватские силы обороны), возглавляемой Доброславом Парагой (с этой организацией сотрудничал и вышеупомянутый Мишель Фачи). Добровольцы прислали восторженные отзывы о том, как их тепло встретили в Боснии товарищи из HOS. Они скандировали „Хайль Гитлер“, размахивали флагами со свастикой… Молодой австрийский неонацист, приехавший „в отпуск с боснийского фронта“, рассказывал одной из газет: „Немецким легионерам платили 60 долларов в месяц, они часто занимались этническими чистками… Наша задача была очень простой. После того, как регулярные хорватские войска захватывали деревню, они помечали дома, где жили сербы, чтоб мы могли грабить и уничтожать их“. Он, хвастаясь, говорит, что среди боснийских хорватов у немецких наемников сложилась репутация исключительно жестких и безжалостных людей — „что-то типа новых немецких СС“ — поэтому им часто поручали самые грязные и опасные задания».

Издаваемый поныне существующей организаций «НСДАП за границей» (NSDAP/AO) журнал New Order опубликовал в номере за январь-февраль 1993 года рассказ одного из американских «борцов за белую расу» об участии двумя годами ранее в боях в Хорватии: «Добровольцы из числа национал-социалистов (нацистов) Франции, Германии, Австрии, Бельгии, Венгрии, Англии и других стран сражаются в чисто нацистском подразделении в Хорватии… Вот статья французского национал-социалиста, добровольца Мишеля Фачи: «Во Франции мы — команда «старых» национал-социалистов, которые раньше были членами Ordre Noveau, F.A.N.E. и других организаций».

Война в Хорватии в 1991 году стала звездным часом этого «черного Интернационала». К 1993 году их уже постарались выдворить из страны.

А кто противостоял им из зарубежных добровольцев? Русские. Причем, под флагом СССР! В 2003 году командир полка обороны Белого дома Александр Марков рассказывал в интервью газете «Завтра»: «В 1991 году русские добровольцы участвовали на стороне сербов в боях под Вуковаром и Загребом. Тогда сербы принесли им красный советский флаг, видимо, в советские времена подаренный местным рабочим от СССР. Русские водрузили этот флаг на позициях, воевали и ходили в атаки с этим знаменем. Потом они забрали его с собой сражаться в Приднестровье. Затем этот флаг воевал в Абхазии. Прямо из боя в Сухуми абхазское спецподразделение убыло в Москву на защиту Дома Советов. Они встали в строй и передали нам это знамя как эстафету. Когда его передо мной развернули, я увидел на нем пятнадцать гербов советских республик и надпись «Пролетарии всех стран, соединяйтесь».

Увы, в 1995 году Сербская Краина была уничтожена в ходе массированной военной операции «Буря» хорватской армии. Горький и в чем-то символичный момент — как тогда писали СМИ, ударный кулак группировки был оснащен бронетехникой и иным тяжелым вооружением, купленными хорватами на Украине, где техника осталась от Советской Армии.

Фото coutausse.com

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Константин Сивков

Военный эксперт

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье