18+
воскресенье, 29 мая
В мире

«Черный рассвет»: как неофашизм терзал Югославию

Развитие событий на Украине до боли похоже на Хорватию 1990−1991 годов

  
17837

Приход к власти националистов, героизация нацистских формирований времен Второй мировой, кампания против нацменьшинств и «чужой» Церкви, чистки нелояльных новой власти сотрудников МВД и опора на вооруженные отряды неонацистов — все это черты не только Украины наших дней, но и Хорватии начала 1990-х. Сходство вплоть до кричалок уличных националистов, окопавшихся среди футбольных фанатов: «Србе на вирбе» («Серба на вербу») и «Москаляку на гиляку» («Москаля на ветку»). Аналогичная ситуация повлекла за собой и аналогичные действия оказавшейся третируемой нетитульной нации, у которой отнимали родную историю и язык. В сербских районах проводили референдумы об отделении и создавали отряды самообороны, на помощь к которым прибыли добровольцы из России.

Разница между Хорватией и Украиной в том, что первую волна «накрыла с головой» в считанные пару лет, а на незалежной все это растянулось на четверть века — прелести «черного рассвета» показались лишь с 2010—2011 годов, а совсем явно — после Майдана. И если в Хорватии лидер националистического подполья Франьо Туджман, еще в 1972 году осужденный за связь с усташами за рубежом, (усташи — члены ультраправой террористической организации, основанной Анте Павеличем в 1929 году в Италии — ред.) пытавшимися проникать диверсионными отрядами в Югославию, уже на первых выборах стал главой государства, то на получившей независимость Украине путь к власти радикальных националистов, вроде коменданта МайданаПарубия, занял два с лишним десятилетия.

«Люди в черном» (так они сами презентуют себя) из Социал-национальной ассамблеи, входящей в «Правый сектор», уже стали наиболее рьяными и жестокими исполнителями карательных операций в Донбассе. Как заявил 17 мая во время предвыборных теледебатов руководитель «правосеков» Дмитрий Ярош (сейчас он баллотируется в президенты), «два дня тому назад Великая Новоселка, один из западных райцентров Донецкой области, уже перешел под контроль Украины благодаря батальону «Донбасс», в который входят и боевики «Правого сектора».

Несколькими днями позже украинские СМИ сообщили, что действующий в Мариуполе батальон «Азов» пополнен добровольцами из организации «Патриот Украины», боевого крыла вышеупомянутой Социал-национальной ассамблеи. А на украинских сайтах одну за другой выкладывают фото этих «людей в черном»: один из них вскинул руку в нацистском салюте, у другого на груди набита огромная свастика. Они этого и не скрывают — кажется, что их время, «черный рассвет», пришло.

То же было летом 1991 года в Хорватии, в разгар войны с сербскими районами на юго-востоке, заявившими в 1990 году о выходе из стремительно скатывающейся к фашизму страны, и создавшими затем независимую Республику Сербская Краина с полумиллионным населением. Французский журналист Ив Эле опубликовал тогда в Le Monde репортаж «Французы в черном легионе». По словам «легионеров», они занимались «зачисткой территории», причем «пленных никогда не брали». За проявляемую жестокость «черный легион» боялись даже другие хорватские военные формирования.

Создателем и командиром части был хорватский эмигрант по кличке Черный Младен, вернувшийся в Хорватию из Швеции. «Легион» он укомплектовал потомками хорватских эмигрантов, бежавших на Запад после ликвидации в 1945 году союзного гитлеровской Германии государства усташей (хорватских фашистов) под руководством Анте Павелича. «Некоторые из их прежних членов и новых последователей продолжали свою борьбу против коммунистической Югославии, — отмечал в 1983 году немецкий исследователь правого радикализма Вольфганг Випперман. — В самой Югославии, и в особенности за границей, это приводило вплоть до наших дней к различным террористическим актам».

Среди таких террористов был хорват Миро Баресич (1950−1991). Бежав в 1969 году из Югославии в Италию, он примкнул к проживавшим здесь хорватским националистам, при помощи которых перебрался в ФРГ, а затем в Швецию. 7 апреля 1971 года он в составе вооруженной группы ворвался в здание посольства Югославии в Стокгольме и застрелил посла Владимира Роловича. Сдаваясь полиции, террорист кричал «Да здравствует Анте Павелич!» Такого рода актов террора в Швеции, ФРГ и Бенилюксе было немало…

А дальше события развивались как в популярном фильме «Тегеран-43» (1980), затронувшем и тему неонацистов на Западе. Хорватские террористы угнали пассажирский авиалайнер и заставили отпустить своих товарищей из тюрьмы. Баресич перебрался во франкистскую Испанию, а оттуда с паспортом на новое имя — в Парагвай, где коротали свой век и многие нацистские преступники вроде доктора Йозефа Менгеле. Здесь хорватские террористы не оставили свою борьбу. Так, 8 июня 1976 года в парагвайской столице Асунсьоне один из них убил уругвайского посла Карлоса Абдала, приняв его за югославского чиновника.

В 1991 году Баресич и его товарищи (например, также участвовавший в убийстве посла в Стокгольме Анджело Брайкович) прибыли в Хорватию для решающего удара по сербам. Баресич был убит 31 июля 1991 года в Задарском районе, где каратели усмиряли попытку сербов создать автономию и самооборону. Как это осуществлялось, описывают современные сербские публицисты — 2 мая (день в день с событиями в Одессе!) 1991 года в Задаре прошел страшный погром, двухтысячная толпа с палками, камнями и огнестрельным оружием, крича «Убивай сербов», разгромила 136 домов, где жили представители нетитульной нации.

Помимо приехавших из-за границы и местных хорватских праворадикалов «черный легион» был укомплектован и неонацистами из других стран. Это были и французские «национал-революционеры» из «Нового сопротивления» (Nouvelle Resistance) и других ультраправых групп, из числа которых в Хорватии французский неонацист Мишель Фачи сформировал «Бригаду Жака Дорио». Дорио — ренегат-коммунист, создатель и фюрер фашистской Французской народной партии (1936−1945), сотрудничавшей во время оккупации с гитлеровцами и даже посылавшей в 1941 году «Добровольческий легион по борьбе с большевизмом» на Восточный фронт, который позже влился в ряды СС.

Также в Хорватию прибыли и немецкие неонацисты, о чем в своей книге-признании «Экс-фюрер» в 1994 году вспоминал один из лидеров ультраправых Инго Хассельбах: «Весной 1991 года началась гражданская война в Хорватии. Движение рассматривало ее как прекрасный шанс дать тем, кто этого хотел, настоящий опыт убийства людей. Более того, здесь была и историческая подоплека: во время Второй мировой войны нацистская Германия сыграла активную роль в югославской этнической политике, поддерживая диктаторский усташский режим в Хорватии, создавший концлагеря, в которых убивали в основном сербов, а также евреев. Правительство Хорватии возрождало традиции усташей и всячески восхваляло бывших фашистов. Подразделения хорватской армии размахивали флагами со свастикой, а многие другие использовали старые фашистские символы Хорватии. Хорватия стала первым европейским государством со времен Второй мировой войны, которое открыто приняло эти символы. Сбывалась мечта неонацистов… Была создана система, в которой добровольцы для Хорватии сначала обучались в полувоенных лагерях в Германии, затем переходили к посредникам, которые отвечали за организацию транспорта, снабжение экипировкой и едой по пути на фронт… Мишель Фачи и его правая рука, Николя, организовывали большинство хорватских неонацистских отрядов, в которых тренировались как молодые хорваты, так и немцы, которые решили поехать».

Американская газета San Francisco Chronicle напечатала в апреле 1994 года статью об участии немецких добровольцев в хорватской войне: «Подпольные нацистские издания Германии и Австрии опубликовали воззвание к добровольцам с призывом „помочь нашим хорватским братьям в деле защиты белой расы“. Похожее воззвание было напечатано в периодическом немецком издании Der Freiwillige („Доброволец“), официальном печатном органе HIAS, легально зарегистрированной ассоциации взаимопомощи ветеранов Ваффен-СС… Сотни скинхедов и неонацистов (многие из которых разыскивались полицией за различные правонарушения) в обеих странах откликнулись на этот призыв, организованный с целью привлечения добровольцев для участия в боевой организации хорватов — HOS (Hrvatske obrambene snage — Хорватские силы обороны), возглавляемой Доброславом Парагой (с этой организацией сотрудничал и вышеупомянутый Мишель Фачи). Добровольцы прислали восторженные отзывы о том, как их тепло встретили в Боснии товарищи из HOS. Они скандировали „Хайль Гитлер“, размахивали флагами со свастикой… Молодой австрийский неонацист, приехавший „в отпуск с боснийского фронта“, рассказывал одной из газет: „Немецким легионерам платили 60 долларов в месяц, они часто занимались этническими чистками… Наша задача была очень простой. После того, как регулярные хорватские войска захватывали деревню, они помечали дома, где жили сербы, чтоб мы могли грабить и уничтожать их“. Он, хвастаясь, говорит, что среди боснийских хорватов у немецких наемников сложилась репутация исключительно жестких и безжалостных людей — „что-то типа новых немецких СС“ — поэтому им часто поручали самые грязные и опасные задания».

Издаваемый поныне существующей организаций «НСДАП за границей» (NSDAP/AO) журнал New Order опубликовал в номере за январь-февраль 1993 года рассказ одного из американских «борцов за белую расу» об участии двумя годами ранее в боях в Хорватии: «Добровольцы из числа национал-социалистов (нацистов) Франции, Германии, Австрии, Бельгии, Венгрии, Англии и других стран сражаются в чисто нацистском подразделении в Хорватии… Вот статья французского национал-социалиста, добровольца Мишеля Фачи: «Во Франции мы — команда «старых» национал-социалистов, которые раньше были членами Ordre Noveau, F.A.N.E. и других организаций».

Война в Хорватии в 1991 году стала звездным часом этого «черного Интернационала». К 1993 году их уже постарались выдворить из страны.

А кто противостоял им из зарубежных добровольцев? Русские. Причем, под флагом СССР! В 2003 году командир полка обороны Белого дома Александр Марков рассказывал в интервью газете «Завтра»: «В 1991 году русские добровольцы участвовали на стороне сербов в боях под Вуковаром и Загребом. Тогда сербы принесли им красный советский флаг, видимо, в советские времена подаренный местным рабочим от СССР. Русские водрузили этот флаг на позициях, воевали и ходили в атаки с этим знаменем. Потом они забрали его с собой сражаться в Приднестровье. Затем этот флаг воевал в Абхазии. Прямо из боя в Сухуми абхазское спецподразделение убыло в Москву на защиту Дома Советов. Они встали в строй и передали нам это знамя как эстафету. Когда его передо мной развернули, я увидел на нем пятнадцать гербов советских республик и надпись «Пролетарии всех стран, соединяйтесь».

Увы, в 1995 году Сербская Краина была уничтожена в ходе массированной военной операции «Буря» хорватской армии. Горький и в чем-то символичный момент — как тогда писали СМИ, ударный кулак группировки был оснащен бронетехникой и иным тяжелым вооружением, купленными хорватами на Украине, где техника осталась от Советской Армии.

Фото coutausse.com

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Даешь Дейр аз-Зор! Даешь Дейр аз-Зор!

Исраэль Шамир о боях в Сирии и попытках США перекроить карту этой страны

Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье