Персональный вопрос фрау Меркель

Получит ли президент Германии в результате парламентского кризиса реальную власть?

  
6313
На фото: президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер и канцлер ФРГ Ангела Меркель
На фото: президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер и канцлер ФРГ Ангела Меркель (Фото: DPA/TASS)

«Благословен и день забот, благословен и тьмы приход!» Парламентский кризис в Германии остается в центре внимания европейских и мировых СМИ, которые скрупулезно перебирают все возможные варианты выхода из него, пишет украинский еженедельник «2000». Не то чтобы этот кризис стал самым продолжительным в истории страны (хотя у него есть все шансы еще таковым стать) но у этого кризиса есть одна особенность — он проходит на фоне двух (даже трех) европейских и геополитических кризисов.

Во-первых, это «Брекзит», влияние которого на европейскую и внутригерманскую политику только усиливается. Хотя здесь есть и некий положительный момент, который состоит в том, что якобы достигнута договоренность о сумме, которую Великобритания готова выплатить Евросоюзу за доставленное ему беспокойство. И якобы эта сумма выплат находится в диапазоне 45−55 млрд. Но, разумеется, даже после выплаты этих «отступных», проблемы с «Брекзитом» нельзя будет считать полностью исчерпанными.

Во-вторых, это продолжающийся (в стране и в Европе) миграционный кризис, последствия которого еще далеки от его преодоления. И, наконец, это продолжающийся кризис власти в США, где сторона, проигравшая в результате демократической процедуры, продолжает оспаривать легитимность президентских выборов и старается (не мытьем, так катаньем) отстранить от власти законно избранного президента США Дональда Трампа. Что оказывает несомненное влияние не только на политические процессы в Европе, но и на процессы, происходящие в странах глобальной периферии. То есть и в Украине тоже.

И вот поступило как бы радостное известие. После того как «Ямайка» дала последний гудок, Ангела Меркель снова якобы обрела надежду на четвертый канцлерский срок, поскольку Мартин Шульц, лидер Социал-демократической партии Германии (СДПГ), заявил, что готов обсудить возможные варианты будущей коалиции.

Читайте также

Радостное известие это только для тех, кто не хотел бы, чтобы Германия погружалась в состояние нестабильности и неопределенности, понимая тот простой факт, что если нестабильность поразит Германию (локомотив Европы), то она (нестабильность) поразит и всю остальную Европу. Не угрожает эта грустная участь только Украине, поскольку она и так уже там находится: и в нестабильности, и в неопределенности.

Хотя совсем еще недавно социал-демократы заявляли, что не станут участвовать в «большой коалиции» с ХДС/ХСС. Что же, собственно, готов обсуждать Мартин Шульц, кроме тех условий «большой коалиции», в которых они уже пребывали дважды? И с кем, собственно, готов Шульц это нечто обсуждать? Возможно, совсем не с Ангелой Меркель, поскольку можно не сомневаться, что и. о. канцлера Германии исчерпала все свои аргументы перед социал-демократами в пользу «большой коалиции» еще задолго до того, как началась «ямайская» коалициада. И с тех пор вряд ли этих аргументов стало больше. Или они вряд ли стали весомее и качественнее.

Можно смело предположить, что весомые аргументы нашлись у президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, бывшего лидера социал-демократов. Хотя тот после избрания президентом вышел из партии, но, несомненно, все связи (пусть и неформальные) и авторитет у него сохранились. Сохранилось и его влияние в немецком политикуме вообще.

По Конституции ФРГ президент является репрезентативной фигурой, практически не влияющей на политические процессы, однако в случае невозможности избрания в бундестаге канцлера (ну, нет у него большинства) президент из формальной фигуры превращается в живую политическую функцию. И этот момент уже наступил. От участия президента Штайнмайера в политическом процессе зависит не только ближайшее политическое будущее страны, но и, возможно, европейские перспективы.

Штайнмайер уже весьма резко раскритиковал неспособность представленных в бундестаге партий договориться о создании правительственной коалиции. Он не хочет повторных выборов, поскольку, судя по опросам, их итог будет еще более неопределенным, чем у сентябрьских выборов. К тому же и. о. канцлера не может поставить в бундестаге вопрос о вотуме доверия, а сам парламент по Конституции не может самораспуститься, дабы открыть дорогу новым выборам. Пока Штайнмайер вернул в повестку дня дискуссию о «большой коалиции». Кроме него, это вряд ли кто еще смог бы сделать.

Однако представляется, что лидер СДПГ Шульц не пойдет снова на создание «большой коалиции» с ХДС/ХСС, пока Ангела Меркель будет оставаться на своем посту. Поскольку это означало бы принять всю ответственность за создавшееся в стране положение на себя. Или, как минимум, разделить с ней эту нелегкую ношу поровну. Хотя, к слову сказать, в возникновении этой ситуации виновата не только Ангела Меркель. Здесь присутствуют и вполне объективные процессы, о которых мы уже говорили: «Брекзит», кризис с США и пр. А преодолеть объективный ход вещей не по силам никому.

Тем более это не по силам Меркель, которая практически все свои канцлерские каденции провела, когда в стране (да и в Европе) было все относительно хорошо. Или почти хорошо. И весь ее опыт принятия политических решений связан именно с этим относительно хорошим временем. Это опыт как бы неспешного принятия решения, в алгоритм которого включена, образно говоря, некая линия задержки, которая позволяла принимать решения, когда общественное мнение по данному вопросу уже окончательно сформировано.

Читайте также

Теперь же ситуация качественно изменилась. Мир вошел в полосу «быстрой» истории, и дальше делать вид, что в мире ничего существенного не происходит, уже не представляется возможным. Также не представляется возможным в русле динамичных изменений затягивать с принятием жизненно важных решений, надеясь, что они сами по себе как-то рассосутся.

Потому единственный существенный пункт, который может подлежать обсуждению в русле создания «большой коалиции», — это дальнейшая политическая судьба и. о. кацлерин Ангелы Меркель, которая в силу набранного ею за три предыдущих срока негатива стала обременительна не только для будущей коалиции, но и для собственной партии.

Поскольку если создать «большую коалицию» не удастся и бундестагу все же придется идти на повторные выборы, то никаких шансов улучшить предыдущие результаты с прежним лидером у ХДС/ХСС нет. А вот с новым лидером такая надежда появится. Не факт, конечно, что эти надежды оправдаются, но все же…

Александр Леонтьев.


От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня