18+
суббота, 3 декабря
Мнения

Полиция, полиция, картофельное пюре

Все путинское десятилетие милиция реформировала себя по «шведской модели» из этого романа. Остался завершающий штрих…

  
165

Как это ни печально, но единственная постсоветская страна, которая может обоснованно похвастаться успешной реформой МВД называется Грузия. Более того, известно имя реформатора — Михаил Саакашвили. В результате проведенной им в 2005—2006 гг. реформы уровень народного доверия грузинской полиции достиг заоблачных 87% (почти столько же у Грузинской Православной Церкви), а уровень преступности снизился вдвое.

Как будто в насмешку над этим неприятным фактом президент России выступил со своей сенсационной «полицейской инициативой» накануне очередной годовщины «контргрузинской операции» в Цхинвале и его окрестностях. Тем не менее, грузинские полицейские желают российскому полководцу удачи. Более того, они уверены в том, что аналогичная реформа в России имеет гораздо больше шансов на успех, чем в Грузии. «Вы поймите, это же Кавказ, здесь у людей понимание того, что есть закон, есть права окружающих, в общем, отсутствует, — ободряет нашего брата министр МВД Грузии Вано Мерабишвили. — В России люди совершенно другие — они в массе своей законопослушные. Если власть затеет такую реформу, проблем с вашим контингентом будет значительно меньше».

Нет, конечно, грузин прав: население России обеими руками за жизнь без ментовской «жести». Подчиняться законным требованиям сдержанного профи, с крепко зашитыми карманами — одно удовольствие. Но мы же реалисты, а не постмодернисты какие-нибудь. «Ментовский генералитет на нарах» и «Гаишники на бирже труда» — это ж картинки для Винзавода и других очагов современного искусства. В жизни так не бывает.

Между тем, именно с этих картин начиналась знаменитая грузинская реформа. За два года было уволено 85 тысяч сотрудников (включая министра и его замов). Вместо них набрали 26 тысяч (нынешняя численность грузинской полиции) новых людей, никак не связанных с «ментовской корпорацией». Опять же, включая нового министра — «варяга». Кредит доверия новой власти позволил безболезненно пройти переходный период — пока новые люди учились работать в новых условиях. А условия эти, несмотря на высокую зарплату и матчасть европейского уровня, далеки от курортных. Работать приходится под пристальным и беспощадным контролем общества, специальной Генеральной инспекции и… друг друга. Любая жалоба от граждан — повод для серьезного разбирательства. Тотальные проверки на нетрудовые доходы, превышение полномочий, профессиональную пригодность. Мгновенное увольнение за недоносительство о провинностях напарника. Теперь грузинский гаишник за копеечную взятку может получить 10 лет. Ему запрещено останавливать водителя, если тот не совершил серьезного нарушения, запрещено досматривать грузовой автотранспорт. Центральный аппарат МВД переехал в огромный стеклянный аквариум — и теперь каждый досужий зевака может полюбопытствовать: чем занимается генерал в рабочее время. «Мы и наша полиция — прозрачны для народа», — пошутил Саакашвили на открытии очередного стеклянного полицейского участка в провинции…

Вернемся на грешную землю. Успех грузинской реформы обеспечили два фактора: 1) доверие население новой власти, 2) ее решимость сломать все до основания и любой ценой довести начатую реформу до конца. Как известно, свой пик доверия нынешняя российская власть прошла два года назад — сразу после «маленькой победоносной войны» с Грузией. Сегодня «Кремль горячего копчения», мягко говоря, непопулярен. О решимости разогнать миллион дармоедов с криминальными повадками — и говорить нечего. Точнее — только говорить и приходится. Еще точнее — собственно для разговоров и нагородили весь этот «полицейский огород». С какой целью? Чтобы сказку сделать былью. Сказка называется «Новые сердитые жаждут перемен». Рассказало нам ее молодое дарование из «Единой России». Я об этом уже писал. На всякий случай напомню.

«Единоросы-интеллектуалы» обнаружили в море народном подозрительный «всплеск протестных настроений» и приписали его свежевыдуманным «новым сердитым». Якобы некоторые небедные образованные горожане «европейской сборки» недовольны отдельными азиатско-африканскими особенностями жизни в РФ. Мигалками, например. «Это ничаво, — заговаривает боль единорос. — Это мы подрихтуем, подмажем — будет ездить». Рихтовать предполагается проверенным оружием — трепом «за все хорошее». Нынешние «полицейская как бы реформа» в интернете, «вэб-камеры им. Абадонна» (байкерское прозвише премьер-министра РФ) на погорельческих новостройках и прочие «аттракционы невиданной открытости» — ровно из этой оперы. Ее увертюру мы наблюдали на Триумфальной площади 31 июля. Колоссальный контраст с побоищем 31 мая! На этот раз вместо мордоворотов-омоновцев стояли карикатурные «участковые из деревни Гадюкино» (робкие малолетки, дистрофики с огромными ушами, пузатые дядьки с отдышкой). Все в архаичной форме с пилотками. Плюс напуганные срочники в красных тельняшках. Живая иллюстрация путинской формулы о «милиции — срезе общества». Лимонова пальцем не тронули. Гламурному Немцову наоборот — накручивали «протестные очки», нарочито грубо таская за майку перед объективами камер. Принимали мало и неохотно. Старались сильно не бить.

«Вы — новые сердитые! Мы готовы к конструктивному диалогу с вами!» — шамкают беззубыми ртами кремлевские бабки. — Остепенившийся Лимонов и озверевший Немцов — ваши лидеры! Вносите предложения по всемерному улучшению! Все на борьбу с пожарами! Накорми погорельца!.." И так далее.

В общем, классический случай sympathetic magic — пародия на «Слово плоть бысть». Дети закрывают глаза — и «страшное» исчезает. Страус — прячет голову в песок. Продвинутые пользователи социальных сетей из прохладных кремлевских офисов — создают удобную для себя эмуляцию и живут в ней.

«Мы недовольны всем. Не хотим от вас ничего», — заявляют участники фокус-групп, из которых ушлое начальство тщится слепить своих «новых сердитых», якобы чающих «конструктивного диалога».

«Это ничаво», — не унывают румяные бюрократы. — Мы сделаем из этих умственно отсталых, нравственно недоразвитых, граждански неполноценных недорослей настоящих людей!". И делают. А что им еще остается?

Тем временем, жизнь творит свою «реформу». После кровавой тяпки из Благовещенска, свое веское слово сказала воронежская телега. На очереди, судя по всему, бензопила «Дружба».

P. S. В 70−80-е годы ХХ века в Советском Союзе неоднократно переиздавался детективный роман прогрессивных шведских писателей Пер Валё и Май Шёвалль «Полиция, полиция, картофельное пюре». Начальство любило его за «звериный оскал капитализма», читатели — за дефицитный на советском книжном рынке жанр.

Главный герой романа — комиссар полиции шведского городка Мальме. Для обеспечения безбедной старости он со своими подчиненными «прессанул» производителя картофельного пюре. Тот переписал свой бизнес на мучителя и канул в Балтийское море. А городская полиция в полном составе занялась насильственной реализацией продукции населению…

Ничего не напоминает? Все путинское десятилетие российская милиция неустанно реформировала себя по «шведской модели», описанной в этом романе. Остался последний завершающий штрих. Думаю, после успешного завершения медведевской реформы книгу эту надо обязательно переиздать. С предисловием президента России. Как «первый роман о трудовых буднях российской полиции».

Попробую внести соответствующее предложение на сайт zakonoproekt2010.ru. Как думаете, учтут?

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня