Культура

Постановка скандала

Анастасия Волочкова о нравах главного театра страны

  
3548

Уже долгое время тема Большого театра не сходит с первых полос газет, а телевизионные новости частенько начинаются, а не традиционно заканчиваются, новостями культуры. Правда, культуры с весьма специфическим криминальным душком. Вчера, например, неизвестные пытались проникнуть в квартиру главного оппонента директора театра Анатолия Иксанова, артиста балета Николая Цискаридзе. Так что полиции придется расследовать еще одно дело, связанное с главной сценой страны.

Не чужой человек для Большого и Анастасия Волочкова. Балерина формально работает там до сих пор, причем, не по воле администрации, а по решению суда. Тем скандальнее было ее заявление о том, что театр, по сути, превращен руководством в заведение с сомнительной репутацией. Сейчас она хоть и с оговорками, но по-прежнему рассказывает о весьма своеобразном способе заработка начальников государственного театра:

— Заявление было не мое, заявление во время телеэфира (программы «Железные леди» на НТВ — «СП») сделала Тина Канделаки. Мною было высказано просто мнение о том, чему я была свидетелем, мнение моих подруг, которые сами в этом участвовали.

«СП»: — И что вам говорили подруги?

— Устраивались поездки от Большого театра с олигархической кучкой людей, которые проводили свои тусовки за границей. Так вот, девушки мне рассказывали, что к каждой из них по списочку подходили и предлагали ходить на банкеты, предупреждая, что это все будет с продолжением в виде постели. На вопросы, что будет, если они не согласятся, им отвечали, что тогда это может стать их последней поездкой, и в театре их ждет «веселая жизнь».

«СП»: — А вы были в этом самом списочке? Извините за нескромный вопрос.

— Мне повезло. На одном из таких мероприятий человек хотел со мной познакомиться, попросил Иксанова, чтобы я была занята в концерте, после которого был банкет, на который меня пригласили и там представили этому человеку. Я влюбилась в него и три года прожила с ним, как муж и жена. Так что я была занята, и мне такие предложения не делались (Анастасия Волочкова рассказывает о бизнесмене Игоре Вдовине, который был ее гражданским мужем — «СП»).

"СП": — Поговаривают, будто один из способов заработка руководства в Большом театре, это продажа ролей и балетных партий…

— Называют ставки, сколько стоит взять девочку из училища в Большой театр, сколько стоит взять не очень профессиональную девочку, сколько стоит главная партия. И о каком качестве здесь можно говорить, если люди из бизнеса диктуют то, как балерине танцевать? Поэтому неудивительно, что солисты покидают Большой театр. Например, Света Лунькина просто стала неугодна другой балерине, у которой влиятельный папа.

«СП»: — А кто зарабатывает на черном билетном рынке — спекулянты или все-таки люди из-за кулис Большого?

— Если говорить о билетной мафии, она всегда существовала. Только раньше это были спекулянты, которые брали билеты по себестоимости или брали их у артистов, а сейчас это вышло на совсем другой уровень. У моей мамы знакомые недавно ходили на спектакль, так вот билеты продавались от 20 тысяч рублей. Сергей Филин как-то написал письмо, в котором указал, что не согласен с такой политикой завышения цен, поскольку изменилось качество зрителя. Раньше ведь ходили балетоманы, а сегодня приходят толстосумы или иностранцы, которые специально приезжают ради театра.

«СП»: — Но ведь эти проблемы не вчера начались… Когда?

— Беспредел и коррупция начали проявляться еще десять лет назад, сейчас это уже приобрело более гиперболический размах, поэтому дело доходит уже фактически до криминала, чего не было ни при каких руководителях. Недавно задерживают Сергея Гайдея, солиста оперы, который подозревается в мошенничестве, хищениях крупных сумм денег. Как такое могли допустить в Большом театре?

Я в свое время стала заложницей ситуации, когда большой человек с деньгами потребовал у Иксанова убрать меня из Большого театра. Но я нашла в себе силы и возможности открыть судебный процесс против Иксанова и я выиграла его. С криминальной темой я столкнулась и во время судебного процесса, ко мне в гримерную приходили два человека с букетом цветов, из которого доставали нож и угрожали жизни от имени дирекции театра. Тем временем сам Иксанов заставлял артистов подписывать публичные письма против меня, как сейчас заставляет подписывать письма против Николая Цискаридзе. Когда сам Николай не подписал письмо против меня, его начали травить, а других моих партнеров просто избивали.

«СП»: — Вам довелось поработать не только с Анатолием Иксановым, но и с его предшественником Владимиром Васильевым. Тогда ситуация в Большом была другой или просто все тщательно скрывалось?

— Тогда тоже были бизнесмены, помогающие театру, но они никогда не лезли в творчество, а только спонсировали постановки. Творческая атмосфера тогда была. Когда Григорович на протяжении 30 лет руководил балетом, в театре была плеяда артистов, каждый из которых был звездой — Плисецкая, Лавровский, Васильев, Максимова, Павлова, Годунов и другие. А если сейчас выйти к Большому театру и спросить зрителей, они вам даже пять балерин из тех, кто сейчас танцует, не назовут.

Нынешнему же руководству невыгодно растить личностей, потому что к ним приковывается внимание прессы и поклонников. Зачем Иксанову такие люди? Ему, видимо, легче такой серой массой руководить.

«СП»: — А вы с Юрием Григоровичем не обсуждали ту ситуацию, которая сложилась в театре? Ведь он своим авторитетом мог существенно оздоровить обстановку.

— У Григоровича 2 января был день рождения, я ему звонила. Тогда еще не было истории с покушением на Сергея Филина. Но Юрий Николаевич был в недоумении, ибо, когда заканчивалась реконструкция, администрация театра вернула его в Москву, несмотря на то, что раньше его из театра выгнала. И вернули его не руководителем балета, а на должность репетитора, то есть куратора тех спектаклей, которые он поставил.

«СП»: — В вашей карьере была еще и Мариинка. Там ситуация отличается от той, с которой вам пришлось столкнуться в Большом театре?

— Ситуация в каждом театре неординарна. Балет — это мир очень большой конкуренции, но там не доходит до такого абсурда несмотря на то, что многие критикуют Валерия Гергиева, там есть театр, есть опера. Питер есть Питер. И там все происходит больше кулуарно, если что-то говорят о человеке, то как-то за глаза, а в Большом театре могут сказать прямо в спину перед выходом на сцену.

«СП»: — Вы, как я понимаю, свои отношения с Большим закончили и сконцентрировались на своей концертной программе?

— Моя трудовая книжка до сих пор лежит в Большом театре, и я считаюсь ведущим мастером сцены, несмотря на то, что ни одного спектакля за десять лет не было предложено.

«СП»: — Зарплату платят? Сколько?

— Я каждый год прихожу в Большой театр 23 сентября, это день рождения моей дочки, и пишу заявление об уходе за ребенком. И вот так все восемь лет.

А по зарплате меня тоже постигла несправедливость. На протяжении пяти лет, пока я работала в Большом, зарплату и гонорары начисляли на банковскую карту, которую мне заблокировали после начала судебного процесса. Когда я выиграла суд и приставы меня привели на рабочее место, я спросила про судьбу денег, на что мне ответили, что про них можно забыть, и мой счет заблокирован.

«СП»: — Правда ли, что зарплата балерин начинается от 9 тысяч рублей?

— Оклад 9 тысяч рублей, как говорит Коля Цискаридзе, но еще идут надбавки за разные партии и роли. В этом тоже зависимость артиста, ведь от количества ролей зависят его доходы.

«СП»: — Сейчас ходят слухи, что после истечения годового контракта Иксанов может покинуть пост директора ГАБТ, а все происходящее это отголоски борьбы между патроном Анатолия Геннадьевича Швыдким и министром культуры Мединским, у которого есть свое мнение насчет того, кто должен руководить театром.

— Если это противостояние известных людей, которые несут определенную ответственность, то мне стыдно, что эти люди не могут публично обсудить конфликт. Он же сейчас решаются с помощью криминала. Пока ни представители театра, ни представители Минкультуры не участвовали в дебатах и не высказали там свои позиции.

«СП»: — Хорошо, а сменщиком Иксанова вы кого видите?

— Пока таких нет.

«СП»: — Цискаридзе?

— Коля Цискаридзе независимый человек, он говорил правду, пытался вывести эту шайку-лейку на чистую воду, за что он эту травлю и получил. И ему очень непросто, потому что он до сих пор работает в Большом. У него хватает образования, он хочет быть менеджером и учился на эту специальность в ВУЗе. Мне кажется, что он смог бы.

Может, есть и другие люди. Хотя таких личностей, как Григорович мы уже не найдем, потому что они рождаются единожды во Вселенной.

«СП»: — Кстати, а почему Цискаридзе не выгнали из театра по той же схеме, что и вас?

— Мой пример был показательным. Я подала в суд на Иксанова и выиграла судебный процесс, а сейчас это все было бы намного громче.

«СП»: — А с чем, на ваш взгляд, все-таки связано покушение на Филина?

— Я не следователь, но считаю, что Сергей Филин может оказаться разменной монетой. Он или попал под раздачу, или сам как-то причастен.

«СП»: — А с Павлом Дмитриченко вы знакомы?

— С Дмитриченко я не была знакома близко, не дружила с ним.

«СП»: — Верите в его причастность к покушению на худрука балета? Упомянутая вами Светлана Лунькина назвала его единственным борцом с коррупцией в Большом.

— Появление Дмитриченко — это абсурд. Я считаю, что вполне вероятна ситуация, когда его просто использовали. Важно было найти кого-то крайнего. Иксанов, похоже, пытался сначала Цискаридзе на эту роль назначить, но стрелки на него перевести не получилось. Поэтому в качестве крайнего нашли Дмитриченко. В нашей стране такие вещи реальны. В свое время на мою маму заводили уголовное дело, чтобы во время моего судебного процесса жизнь в кошмар превратить.

«СП»: — И какой выход, на ваш взгляд, из всей это ситуации, которая откровенно убивает всемирно известный театр?

— Иксанов должен ответить за все свои поступки, поскольку Большой театр это государственная структура, а не частная лавочка и не корпоратив какого-то банка. Хорошо, если правоохранительные органы вмешаются и проверят все, что там происходит. Я хочу обратиться к руководству нашей страны — что еще должно случиться в театре, чтобы на него обратили внимание?

От редакции

«Свободная пресса» готова предоставить слово представителям администрации Большого театра для ответа на упреки оппонентов и для разъяснения своего видения сложившейся ситуации.

Фото: Александр Миридонов/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Юрий Афонин
Юрий Афонин

Поздравляю «Свободную прессу» с юбилеем!

10 лет назад, когда стартовал ваш проект, российское сетевое медиапространство представляло собой грустное зрелище. В нем было лишь два заметных явления: с одной стороны — откровенный официоз, а с другой — либеральные ресурсы, для которых наша страна и наш народ — «неправильные», Россия всегда шла не тем путем, а великий Советский Союз — вообще «черная дыра» истории. «Свободная пресса» стала достойным оппонентом для тех и других, настоящим свежим ветром для рунета. За 10 лет вы доказали, что пресса может быть свободной, информация — объективной, журналистика — патриотической, но при этом совершенно не официозной. И лично я начинаю свой день со «Свободной прессы».

Новых успехов, новых покоренных вершин!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня