18+
четверг, 28 июля

Сколько оттенков черного у российской экономики?

Михаил Хазин о компетентности правительства, финансовом кризисе и перспективах рубля

  
26443
Сколько оттенков черного у российской экономики?
Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС
Материал комментируют:

В четверг, начиная пресс-конференцию, Владимир Владимирович Путин рассказал такой анекдот. Встречаются два приятели, и один у другого спрашивает: «Как дела?» Тот говорит: «В полоску — черная и белая». — «Сейчас какая?» — «Сейчас черная». Проходит еще полгода. «Ну, как дела? Знаю, в полоску. Сейчас какая?» — «Сейчас черная». — «Нет, тогда же была черная». — «Нет, выясняется, что тогда была белая». И резюмировал: вот у нас, примерно, такая ситуация. Впрочем, иного не ожидалось. Разве что, с поправкой отмечу: у вчерашней «белой полоски» оказалось так много оттенков черного, что они перекинулись на сегодня, возможно, на завтра! Ведь еще в начале года, в феврале на совещании финансово-экономического блока в Ново-Огарево президент предупреждал: правительство не понимает, что нужно делать для реализации антикризисного плана.

А есть ли этот план, который никак не могут осмыслить те, кому его реализовывать? Если он есть, тогда что-то надо делать с его неумелыми исполнителями, не боясь чехарды в правительстве. Не так ли?

Кому запасаться золотом, а кому — макаронами? Какое место отвела власть пенсионерам в нашем несоциальном обществе? Спасет ли экономику растущее налогообложение?

На эти и другие вопросы отвечает Михаил Хазин, президент одноименного фонда экономических исследований.

«СП»: — Михаил Леонидович, недавно россиянам сказали, что правительство не знает, что будет с рублём, с ценами на нефть. При этом первые лица финансово-экономического блока утверждали: рецессия у нас закончилась, антикризисный план отлично выполнен, всё стабилизировалось, бизнес адаптировался… Но народ-то ведь видит, что все иначе, что-то концы с концами не сходятся …

— Если говорить об итогах года, то мы заняли в мире первое место по нескольким номинациям. А именно: у нас самая волатильная валюта, рубль «скачет» сильнее всех других валют. Во-вторых, мы сильнее всех девальвировались. У нас самый высокий экономический спад в мире. Если кто-то считает все это признаком компетентности, удовлетворительной работы правительства, то комментарии тут излишни.

В начале прошлого года был подготовлен и начал реализовываться антикризисный план. Кстати, выступая на недавней пресс-конференции, наш президент сказал, что он не помнит, как он называется, но по сути — антикризисный. Он отметил, 35% намеченных в плане мероприятий не выполнены. А я вот не только не помню, но и не знаю, что такое антикризисный план правительства? Судя по всему, никто не знает. Видимо, это какой-то очень секретный план. Зато падение жизненного уровня россиян, как минимум, составляет 20−25% - это не секрет. Это — катастрофа! Но ведь по некоторым категориям граждан эта цифра составляет 40%! Плюс к этому, я думаю, что и ВВП упал, как минимум, на 8%. Вот такое у нас «компетентное» правительство.

«СП»: — Что или кто виной девальвации?

— Девальвацию устроили наши финансовые регуляторы. У них было, по всей видимости, два главных плана. Первый — это исполнение инструкций МВФ: рубль нужно опускать. Второй, силуановский: поскольку экономический кризис уже идёт с 2012 года, то надо как-то пополнять бюджет. Нужно, чтобы фиксированные долларовые доходы давали больше рублей в бюджет. Они все решили, вспомнив 1998 год, что девальвация немножко подстегнёт экономику и тогда, глядишь, начнётся экономический рост. Потому они и объясняли президенту: «Нет у нас никакого спада».

Повторяю: спад идёт с конца 2012 года. Мало того, что они все не компетентны как экономисты и управленцы, так они ещё в части своей, я уж не буду называть конкретных персонажей, коррупционеры. По этой причине, как только стало понятно, что они будут сейчас делать девальвацию, все, кто эту информацию узнал, тут же стали звонить своим друзьям в банк: «Ребята, сейчас будет девальвация, поэтому давайте закупайте доллары, а с доходов — нам 10−15%». Соответственно все спекулянты тут же начали играть против рубля.

Политика наших государственных финансистов фактически закрыла для банковской сферы ту область деятельности, ради которой они и нужны экономике, т.е. кредитование реального сектора. Они живут в спекулятивной экономике, и в этой спекулятивной экономике для них принципиально важно, чтобы рубль колебался как можно сильно. По этой причине любое, даже небольшое, движение рубля они усиливают максимально. Если он и пошёл чуть-чуть вниз, они его доведут уж до самого дна, потом снова до самого верха, до которого только можно. В результате, я уже говорил, мы заняли первое место в мире по волатильности валюты.

Есть ещё одно обстоятельство. В условиях валютного кризиса во всех нормальных странах увеличивают ограничения на спекулятивные операции. Лукашенко, например, поднял налог на валютообменные операции до 30%. Ненадолго, чтобы сбить панику. У нас не так. Почему? Потому что в уставе МВФ записано: свободное движение валют — это наше всё. А в подтексте следующее: в Соединённых Штатах Америки прекратилась эмиссия, им нужны доллары. Доллары можно взять только на развивающихся рынках. Поэтому развивающимся рынкам МВФ сказал: «Девальвируйте свою валюту, чтобы люди перекладывались в доллары и вывозили капиталы».

«СП»: — Эксперты американского банка «Bank of America Merrill Lynch» подсчитали, что при 30−35 долларах за баррель нефти падение у нас будет крутое.

— Я не уверен, что нефть будет стоить 35 долларов за баррель. С ценой на нефть ситуация сложная. Она сегодня играет на чисто спекулятивных моментах. Я думаю, что к середине следующего года цена дойдет до $ 60, потому что низкая никому не нужна. Категорически. Рост будет, к этому есть объективные основания.

«СП»: — А рубль вслед подрастет?

— Это вопрос. Теоретически надо бы, конечно, поднять. Но тут есть проблемы. Дело в том, что у нас есть некая беда. Она состоит в том, что объём продаж нашей нефти и газа падает. По этой причине, если цены вырастут, а объёмы упадут, то объём поступаемых денег может не увеличиться. А бюджету нужны деньги. При этом Силуанов безнадёжен, он — бухгалтер. Ему бессмысленно говорить об экономике.

Так вот, как бухгалтер он не понимает, что при уровне монетизации экономики на 30−35%, как у нас, можно увеличить сферу оборота рубля и при этом увеличатся налоговые платежи. Можно, грубо говоря, увеличить примерно раза в два эту сферу оборота рубля, тогда и налоговые доходы бюджета вырастут раза в полтора. С учетом того, что налоговые составляют где-то около половины, а остальное это — таможня, то примерно рост доходной части бюджета возможен на 20−25%.

«СП»: — В сложившейся ситуации вы ожидаете сокращение социальных расходов?

— Социальные расходы, безусловно, будут сокращаться. С пенсионерами мы выяснили: цель правительства — довести пенсионный возраст до 120 лет, чтобы старики «не путались под ногами». Кроме того, у пенсионеров есть разные льготы, например, по налогу на недвижимость. Поэтому желательно, чтобы не было пенсионеров, у которых имеется недвижимость. Сейчас все начнут недвижимость на пенсионеров записывать, благо у нас ограничено налогообложение дарственных и наследства. Я думаю, поэтому сейчас будет вводиться полное налогообложение на наследство, на дарственные, и через 2−3 года будет, по крайней мере, обсуждаться прогрессивная налоговая шкала. Уже подняли налог на недвижимость, он еще повысится в ближайшие годы. В Москве появилось дополнительное налогообложение за парковку автомобиля, и оно тоже будет расти.

«СП»: — Что делать россиянам? Покупать доллары, золото, макароны, консервы?

— Тем, у кого есть маленькие дети, нужно иметь двухнедельный запас продуктов. Это связано с тем, что может сломаться механизм их доставки. Он — чисто коммерческий. Вопрос, безусловно, в течение недели-двух решат, но на это время запас нужен.

Что касается, как сберегать денежные накопления. У меня ощущение, что наши люди не слушаются советов, потому что они держат в основном деньги в рублевых депозитах в «Сбербанке», которые только за последний год девальвировались вдвое. У кого есть реальные сбережения, тем надо разбираться. Запомните, сегодня рубль самая ненадежная валюта в мире.

«СП»: По слухам, доллар будет стоить 150 рублей. Чем это грозит нам?

-У нас будет экономический коллапс, потому что люди вообще перестанут покупать что-либо, кроме необходимой еды. У нас такое было в 90-е годы. Словом, будет катастрофа.

«СП»: — Ваш прогноз на 2016 год?

— Все будет очень сильно зависеть от цены на нефть, потому что мы сами привязали свою валюту к нефти. Обратите внимание, в СССР такой проблемы не было, цены на нефть менялись, а рубль был более-менее фиксирован. Я думаю, если в этом году наш спад составил около 10%, то в следующем году будет где-то 3−3,5%. Мы вернулись на ту линию депрессионного спада, который начался в 2012 году. На фоне этого года, конечно же, следующий год будет лучше. Но это означает только то, что спад в России замедлился, но он никуда не делся. Кроме того, произошло еще одно очень неприятное событие: у нашего бизнеса съедены все резервы.

«СП»: — Насколько внешняя политика России соответствует ситуации в экономике? Растет критика со стороны либералов, не слишком ли много денег тратится на Сирию, Украину…

— Прежде чем вести войну, надо навести порядок в своем доме. У нас совершенно идиотическая ситуация: мы на внешнеполитическом поле воюем с США, а в то же время свою экономику отдали им в управление…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье