Биотех России: догнать Нигерию, перегнать Египет

Делая уникальные открытия, мы катастрофически отстаем в производстве

  
5658
Вице-президент Российской академии наук, лауреат Нобелевской премии по физике, ректор Санкт-Петербургского национального исследовательского академического университета Жорес Алферов (слева)
Вице-президент Российской академии наук, лауреат Нобелевской премии по физике, ректор Санкт-Петербургского национального исследовательского академического университета Жорес Алферов (слева) (Фото: Юрий Белинский/ТАСС)

На прошлой неделе в Казани прошел II Всероссийский научный форум «Наука будущего — наука молодых», в котором приняли участие 400 ученых и 90 авторитетных экспертов. Были заслушаны доклады о 320 проектах. О представительности этой площадки говорит состав оргкомитета: академик РАН, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов, министр образования и науки РФ Ольга Васильева (председатель оргкомитета), президент Республики Татарстан Рустам Минниханов и многие другие известные люди.

Работа шла в десяти научных секциях, каждая из которых представляет огромный практический интерес. И все-таки, хотелось остановиться на биотехнологии, чье развитие в России является наиболее противоречивым: с одной стороны — чрезвычайно перспективным, но с другой — безусловно, не соответствующим времени. Собственно, именно в этом направлении, как в капле воды, отражаются наиболее острые проблемы всей отечественной науки.

Российские микробиологи, судя по всему, живы не одним «государственным хлебом» — грантами, но и договорами с компаниями и холдингами. Об этом свидетельствуют обсуждаемые темы, которые в основном привязаны к производственной конкретике. В частности, доклады маститых ученых касались «Плодородия без „химии“: основы биологизации земледелия», «Перспектив генетически модифицированных деревьев в России» и т. д. Такая позиция позволяет специалистам зарабатывать средства, но не всегда соответствует стратегическим целям.

Безусловно, биотехнология в нашей стране представлена шире этих докладов. К слову, тон на форуме задавало новое поколение, а не приглашенные «свадебные генералы» — доктора и кандидаты наук.

Напомним, что такой формат хорошо зарекомендовал себя в советское время, когда молодые ученые через свое видение рассказывали о проектах коллективов, в которых они трудились. Тем самым нарабатывалась исследовательская преемственность. Плюс к этому министерские сотрудники, регулярно посещающие конференции и симпозиумы, прислушивались к бурным спорам специалистов, конкурирующих между собой. На таких форумах было легче сделать правильную оценку, чем на основании хитро составленных лоббистами документов.

Конечно, говорить о традиции еще рано, но налицо попытка взять лучшее из СССР. То, что в плановом, в принципе, мероприятии «Наука будущего — наука молодых» участвовали высшие чиновники Минобрнауки, говорит о понимании глубокого кризиса модели, предложенной в свое время Чубайсом. Во всяком случае, хочется верить, что время посредников-болтунов, самостоятельно распределяющих казенные финансы, уходит.

Видимо, даже в нынешнем правительстве поняли, что деньги на науку, выделяемые для технопарков, исчезают как в черной дыре. Кстати, сегодня доля отечественной биотехнологии на мировом рынке не превышает 0,7% и не удовлетворяет текущие потребности страны, хотя в 1980 году составляла 5%.

Другой показатель оценки научной продуктивности микробиологов - так называемый профильный индекс Хирша, тоже указывает на серьезное отставание отечественного биотеха. Так, в рейтинге стран по этому индексу, который журнал Scimago Journal & Country Rank рассчитал за 1996−2015 гг., наши ученые в разделе «Биохимия, генетика и молекулярная биология» занимают скромное 25 место.

Впереди с большим отрывом идет Америка, которая рассчитывает к 2025 году зарабатывать на биотехнологиях порядка двух триллионов (!) долларов в год. Именно с помощью биотеха США планирует восстановить пошатнувшееся экономическое величие, прирастая ежегодно на 15−30%. К сведению, в 2015 году один только фармацевтический рынок Соединенных Штатов оценивался в $ 350 млрд., из которых примерно половина составили лекарственные препараты. Для этого наукоемкого бизнеса характерна бешеная рентабельность в сотни процентов.

Что касается коммерческого приложения микробиологов стран третьего мира, то и здесь наметились свои лидеры. «Наиболее динамично развивается биотех Индии, КНР, Республики Корея, Сингапура, Бразилии и Кубы, которые утвердили это направление в качестве государственного приоритета, — резюмирует эксперт научного портала Preserve Articles. — Из африканских государств доминируют Объединенная Арабская Республика (Египет), Кения, Нигерия и ЮАР. Глядя на скачок достижений биотехнологий в этих странах за последние 10−15 лет, глядя на огромный потенциал применения и коммерциализацию, можно смело утверждать, что в среднесрочной перспективе доходы от биотехнологии превысят весь их традиционный коммерческий бизнес».

Взять, к примеру, Китай. Микробиология в Поднебесной объявлена центральной темой 13-ой пятилетки (2016−2020 годов). Видимо так и будет, потому что в предшествующем периоде правительство простимулировало субсидиями в размере $ 2 млрд. создание национальных электронных микроскопов и спектрометров. Кстати, КНР в настоящее время впечатляет, прежде всего, низкими контрактными рисками. Примеров проектов, когда вложенные государством деньги не окупились, практически нет, и это притом, что местный биотех развивается сверху вниз — на основании директив. В частности, CNBG (Китайская Национальная Биотех Группа) уже контролирует 80% внутреннего рынка всех известных в мире вакцин, хотя еще 10 лет назад в стране преобладал импорт. В целом, фармацевтический рынок Китая приближается к 150 млрд. долларов, из которых треть, или $ 50 млрд. приходится на инновационные препараты.

Или взять египтян, которые сосредоточили свои усилия на генетической инженерии в производстве овощей и фруктов без пестицидов. Эти программы разрабатываются в Александрийском университете, Университете Даманхур и Университете Айн-Шамс. Именно их успехам мы обязаны появлению на прилавках наших магазинов картофеля из Страны пирамид. Сам факт можно отнести к феномену. Правда, египетскую бульбу не сравнить с нежным вкусом разваристой тамбовской или рязанской картошки, тем не менее, у нас ее берут. Особенно в межсезонье. Покупая нетрадиционные для этих широт овощи из Египта, мы оплачиваем, прежде всего, труд микробиологов из Каира или Александрии.

Египетский пример показывает, что даже развивающиеся страны способны коммерциализировать свои микробиологические разработки.

Другими словами, отставание в биотехе может отбросить Россию далеко назад. С этим, безусловно, нельзя мириться. Конечно, в нашей стране, как показал форум «Наука будущего — наука молодых», есть талантливая молодежь и опытные кадры, способные бороться на равных даже с американцами. Например, янки из государственных университетов штатов Иллинойса, Небраски и Коннектикут сами предложили Всероссийскому научно-исследовательскому институту ветеринарной вирусологии и микробиологии совместный проект по борьбе с вирусом африканской чумы свиней.

А российская биофармацевтическая компания «БИОКАД» стала первой компанией в стране, которая начала импорт в ряд стран препаратов на основе моноклональных антител. Речь идет о высокотехнологичном биоаналоге ритуксимаба, предназначенного для лечения некоторых видов рака крови. Тем самым россияне, предложив более конкурентный препарат, подвинули швейцарцев из ведущей международной фармацевтической компании F. Hoffmann-La Roche, которые до этого доминировали на рынке данного лекарств.

Вот и получается, что в России могут делать уникальные препараты, но все-таки даже внутренний рынок лекарств критически зависим от импорта. Нет и полноценного национального производства лабораторно-диагностической базы. В частности, наши микробиологи покупают за рубежом 80% хроматографов, биохимических анализаторов, техники для генетического анализа, и практически 60% необходимых реагентов. Ученые предупреждают об опасности западного бойкота поставок.

До 2014 года российские власти на эту проблему не обращали внимания, мол, всё необходимое приобретём за рубежом, называя мировым распределением труда развал отечественного производства приборов для микробиологов.

Отныне правительство просто не имеет право быть неэффективным организатором науки. Опыт, к примеру, Китая и Египта, показывает, что вполне можно обойтись без посредников из различных фондов, которые «присосались» к бюджету. Сэкономить огромные деньги следует за счет прямого финансирования национального биотеха, одновременно, обозначив приоритеты для его развития.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня