Спасет ли Россия свою экономику от катастрофы

Профессор Катасонов о необходимости единой платежной системы, которую не могут создать много лет

  
12243
На фото: здание Центробанка РФ
На фото: здание Центробанка РФ (Фото: Anton Belitsky/Global Look Press)

Международная обстановка в мире стремительно обостряется. В этих условиях все более актуальной становится задача дедолларизации российской экономики. В том числе сферы международных расчетов и платежей. Согласно данным Банка России, за период 2013—2017 гг. в поступлениях от экспорта России доля доллара США уменьшилась с 79,6% до 68,8%. А в платежах по импорту — с 40,6% до 36,3%. Прогресс имеется, но темпы эмансипации от указанной мировой валюты следует увеличить.

В условиях экономических санкций существует угроза блокировки расчетов и платежей России через систему СВИФТ, поэтому нам необходимо максимально быстро перестраивать свои расчеты с остальным миром на основе альтернативных платежных систем, доступ к которым со стороны Вашингтона и его ближайших союзников был бы невозможен. Банк России в декабре 2014 года сообщил о запуске системы, альтернативной СВИФТ. Она называется СПФС (система передачи финансовых сообщений). Неплохо. Но, во-первых, СПФС функционально все еще отстает от конкурента, поддерживая порядка 100 типов сообщений — это в два раза меньше, чем в СВИФТ. Во-вторых, что еще более серьезно, СПФС обслуживает только российских участников (преимущественно это банки — внутренние корреспондентские отношения), система по-прежнему не защищает сферу международных расчетов. Как сообщают российские СМИ, СПФС рассматривается российскими банками как «запасной аэродром», международные операции продолжают осуществляться преимущественно через СВИФТ.

Читайте также

С момента создания СПФС прошло более трех лет. Все это время мы находились под дамокловым мечом блокировки, которая стала бы катастрофой для российской экономики, сильно завязанной на внешние рынки и международные расчеты. СПФС оставалась в границах России. И лишь в конце прошлого — начале нынешнего года обозначилось некоторое шевеление со стороны тех, кто обязан действительно отвечать за нашу валютно-финансовую оборону.

Во-первых, на волне нынешних горячих дискуссий о настоящем и будущем криптовалют стала постепенно формироваться и кристаллизоваться точка зрения, что возможной и наиболее полезной сферой использования цифровых валют могут оказаться международные расчеты. Речь, естественно идет не о биткойне или иных частных криптовалютах, а об официальных цифровых валютах стран-партеров. По мнению сторонников данной идеи, это могут быть, например, цифровые рубли или цифровые юани. А могут быть и какие-то коллективные цифровые валюты, которые могут конвертироваться в национальные денежные единицы стран-партнеров. За использование цифровых валют в международных расчетах активно выступает, в частности, советник президента РФ Сергей Глазьев. Возможность создания единой цифровой валюты в рамках Евразийского экономического союза и БРИКС начнет обсуждать Центробанк РФ в 2018 году — заявила перед новым годом первый заместитель председателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова. Вот ее слова: «Мы пока находимся в самом начале пути переговоров на тему. Я думаю, следующий год как раз будет посвящен проработке в том числе подходов к возможности выпуска такой наднациональной цифровой валюты». Кое-какие дискуссии по цифровым валютам в этом году уже ведутся, правда, Центробанк в них еще замечен не был.

Некоторые эксперты и чиновники выступают за оцифровку уже имеющихся валют. В этом случае все новшество заключается в том, что использование валют в международных расчетах осуществляется на новой технологической основе, прежде всего, технологии распределенных реестров (blockchain).

Другие склоняются к тому, что в международных расчетах и стран БРИКС, и ЕАЭС должны использоваться особые, коллективные цифровые валюты, отличные от национальных. Для такой валюты в рамках ЕАЭС было даже предложено название — «алтын». В начале февраля проходила рабочая встреча банкиров с руководством ЦБ РФ. На ней выступил заместитель министра финансов Алексей Моисеев, который затронул тему цифровых валют в международных расчетах. Он сказал, что его ведомство считает нецелесообразным создание транснациональной криптовалюты в рамках БРИКС и ЕАЭС, но при этом готово обсуждать этот вопрос с учетом появления технологий, способных устранить основные недостатки нынешних криптовалют.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, выступая на форуме «Цифровая повестка в эпоху глобализации» в Алма-Ате в начале февраля нынешнего года не стал высказываться в пользу того или иного варианта, но признал возможность и необходимость использования цифровых валют в международных расчетах ЕАЭС. При этом он почеркнул, что такое использование возможно лишь при максимальной унификации законодательства стран-членов ЕАЭС в области цифровой экономики и цифровых валют. А было бы лучше, по его мнению, если бы регулирование криптовалют было переведено на наднациональный уровень ЕАЭС.

Во-вторых, Центральный банк Российской Федерации в феврале сделал неожиданное (но при этом долгожданное) заявление о том, что упомянутая нами выше система передачи финансовых сообщений выйдет за пределы Российской Федерации. Банк России собирается подключать к СПФС банки ЕЭАС. Правда, никакой конкретики и сроков в заявлении не содержалось.

Хочу несколько подробнее остановиться на вопросе организации платежей и расчетов между Россией и странами ближнего зарубежья. Россия находится под дамокловым мечом санкций (блокировка СВИФТ), а нам обещают создать аналог СВИФТ на пространстве ЕАЭС «после дождичка в четверг».

Документ, который предписывает Российской Федерации решать эти проблемы, оказывается был подписан еще в далеком 1994 году. Называется он «О создании платежного союза государств-участников содружества независимых государств». Это международное соглашение страны-членов СНГ, датируемое 21 октября 1994 года. Содержит 14 статей. Следовательно, в следующем году исполнится четверть века со дня рождения соглашения. Его никто не отменял. А если так, то его следовало и следует выполнять.

Приведу статью 1 соглашения:

Создать Платежный союз путем добровольного объединения Сторон с целью обеспечения бесперебойности расчетов в режиме использования взаимной конвертируемости национальных валют и формирования на этой основе платежной системы.

Создание Платежного союза Стороны рассматривают как поэтапный процесс и приступают к его реализации путем заключения двусторонних и многосторонних соглашений.

На следующем этапе Стороны могут осуществить мероприятия по созданию многосторонней системы расчетов в коллективной валюте.

Даже из первой статьи документа уже понятен общий алгоритм действий сторон-соглашения:

1) обеспечение взаимной конвертируемости национальных валют;

2) создание на этой основе многосторонней платежной системы;

3) создание Платежного союза;

4) создание коллективной валюты и переход к расчетам в такой валюте.

Сегодня на разных уровнях между странами-членами ЕАЭС, а также некоторыми другими странами СНГ обсуждаются самые разные вопросы валютно-финансовой интеграции, но при этом почему-то игнорируется соглашение от 21 декабря 1994 года и заложенный в нем алгоритм интеграции. А соглашение, между тем, очень дельное. И к тому же его никто не отменял (правда, некоторые страны вышли из СНГ и автоматически перестали быть участниками соглашения).

Всякие разговоры о коллективной валюте (цифровой или нецифровой) подобны тому, как если бы строители начали строительство дома с крыши. У нас, честно говоря, даже первый шаг указанного алгоритма еще до конца не сделан. 5 декабря 2012 года в Ашхабаде страны СНГ подписали соглашение «О сотрудничестве в области организации интегрированного валютного рынка государств — участников Содружества Независимых Государств», которое и должно было обеспечить реальную конвертацию национальных валют. Соглашение было подписано Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Россией и Таджикистаном. Однако Государственная дума РФ ратифицировала это соглашение спустя три года — 15 декабря 2015 года. Можно догадаться, какими темпами идет реализация соглашения.

Между прочим, под решение практических вопросов, определенных международным соглашением о Платежном союзе СНГ, был создан специальный институт — Межгосударственный банк (МГБ). Это международная финансовая организация, образованная в 1993 году десятью странами СНГ: Республикой Армения, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой, Республикой Молдова, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан, Туркменией, Республикой Узбекистан и Украиной.

Межгосударственным банком заключены соглашения с Российской Федерацией, Республикой Армения, Республикой Беларусь, Кыргызской Республикой и Республикой Таджикистан об условиях пребывания, порядке и правилах совершения банковских операций. Высший орган управления — Совет Банка, состоящий из руководителей центральных (национальных) банков, представителей министерств финансов и других правительственных органов государств-учредителей. Как записано в программных документах МГБ, его целью является содействие экономической интеграции и развитию национальных экономик стран СНГ посредством создания механизма расчетов для проведения трансграничных платежей в национальных валютах; кредитования внешнеторговых операций стран СНГ в национальных валютах; участия в реализации проектов, имеющих межгосударственное значение. Межгосударственный банк имеет прямой доступ к национальным платежным системам шести стран: Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Российской Федерации, Республики Таджикистан. Как видим, четыре страны, которые были учредителями МГБ, фактически прекратили участие в работе банка (Украина, Молдавия, Туркмения и Узбекистан).

Межгосударственным банком были установлены корреспондентские отношения с центральными банками государств-учредителей, с их коммерческими банками, а также финансовыми структурами других государств. Корреспондентские отношения МГБ позволяют предложить клиентам банка схемы расчётов с контрагентами в любом регионе СНГ и других странах. Особенностью услуг банка является то, что Межгосударственный банк осуществляет платежи исключительно с использованием национальных валют. Курс одной национальной валюты к другой национальной валюте устанавливается максимально приближенным к курсу, устанавливаемому национальным банком. Таким образом, отпадает необходимость проводить конверсионные операции через третью валюту (доллар США).

Я хорошо помню эйфорию, которая сопровождала создание МГБ. Между прочим, многие профессионалы того времени, которые до этого работали в советских финансово-банковских учреждениях, воспринимали новую организацию как аналог Международного банка экономического сотрудничества (МБЭС). Напомню, что МБЭС был создан в 1963 году странами-членами Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) для осуществления платежей и расчетов между отдельными государствами. По сути это был международный клиринговый центр. С 1 января 1964 года МБЭС начал эмитировать коллективную валюты, получившую название «переводной рубль». До 2/3 всего внешнеторгового оборота стран-членов СЭВ обслуживалось с помощью переводного рубля (остальное — преимущественно с помощью СКВ). Видно не вооруженным глазом, что концепцию МГБ и соглашение о создании Платежного союза в рамках СНГ писали люди, хорошо знавшие, как была устроена система трансграничных расчетов в рамках СЭВ.

Читайте по теме

Надо сказать, что, хотя МГБ и имеет статус международной финансовой организации, но финансовые показатели у нее весьма скромные. Так, по итогам 2016 года активы банки составили 7,17 млрд руб., собственные средства — 5,28 млрд руб., чистая прибыль — 0,42 млрд руб. Это доказывает, что за истекшие почти четверть века МГБ так и не стал по-настоящему платежно-клиринговым центром стран, образовавшихся на постсоветском пространстве. Президент МГБ И.Г. Суворов в своей статье «О валютно-финансовой интеграции в рамках Евразийского экономического союза» («Деньги и кредит», № 6, 2015 г.) честно признается: «…уставные функции Межгосударственного банка оказались невостребованными». Межгосударственный банк сегодня оказался в «замороженном» состоянии.

Конечно, можно до хрипоты спорить насчет того, нужны ли нам криптовалюты в трансграничных расчетах на постсоветском пространстве и нужна ли нам некая коллективная валюты для этого. Но для начала было бы неплохо вспомнить о тех соглашениях, которые были подписаны в прошлом и которые надо выполнять. Тем более, что соглашение «О создании платежного союза государств-участников содружества независимых государств» — весьма основательный документ и ничуть не устарел.

Новости финансов: Мошенники изобрели новый способ воровать деньги из банкоматов

Новости экономики: Сенатор от Аляски назвал условия отмены антироссийских санкций

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня