Экономика

Медведев завалит страну зеленью

Премьер нашел способ спасти агропром: надо строить теплицы

  
103

Во вторник в Великом Новгороде высадился правительственный десант во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Проводилось совещание по развитию сельского хозяйства России, которое курирует Аркадий Дворкович. Как всегда — планов громадье. На сей раз дана установка — удвоить к 2020 году производство овощей в теплицах России.

В этой связи невольно вспоминается недавний экономический форум в Давосе, когда премьер обнародовал концепцию сельскохозяйственного доминирования России в будущем. По словам Медведева, наша страна должна готовиться к падению цен на углеводороды и вновь, как это было в начале XX века, сделать экспорт продовольствия важнейшей статьей поступления валюты.

Как и в Давосе, в Великом Новгороде премьер был уверен в успехе, хотя на прошлогоднем весеннем совещании, прошедшем 17 мая, настроение у него было иным. Год назад Дмитрий Медведев потребовал решительных мер по наведению порядка в сельском хозяйстве. Тогда совещание вылилось в разнос подчиненных и в поиск виновных, точнее саботажников. Таковыми были признаны банкиры, которые повысили стоимость кредитов на 2%, и это в период посевной. «Общий объем выдачи за несколько месяцев по ситуации на 10 мая ниже где-то на 20−25%, чем в прошлом году», — с раздражением констатировал Медведев.

Свое недовольство Дмитрий Анатольевич объяснял тем, что на кон" поставлен весь агрокомплекс России, поскольку страна вступает в ВТО. Премьер демонстрировал решимость и в будущем помогать и защищать аграриев, как от своих банкиров, так и от внешних конкурентов.

И вот теперь, год спустя, о новом сезоне говорили мало и без особого интереса, об угрозе ВТО — почти не вспоминали, разве что о «ядовитых яблочках из Польши».

Главное — это удвоить мощности теплиц. Но почему-то обошли стороной запредельную энергоемкость выращивания овощей на закрытом грунте в условиях северных широт и малой продолжительности светового дня. А между тем, в 20-градусный мороз для поддержания микроклимата в теплицах понадобится столько Ггал, что себестоимость огурцов станет поистине «золотой», не говоря о капризных помидорах. Очевидно, что эту идею Медведева ждет такой «успех», как кукурузные инициативы Хрущева.

Тем временем перспективы аграрного сектора с каждым годом проглядываются все слабее. Численность занятых в сельском хозяйстве, начиная с 2000 года, неуклонно снижается, что говорит о деградации отрасли. По годам это выглядит так: в 2001 — 13,1%, 2004 — 11,2%, 2008 — 10%, 2012 — 8%, и это притом, что 27% населения России живет в сельской местности. Не впечатляет и доля сельского хозяйства в ВВП страны — всего лишь 4,4%.

На фоне этих цифр мечты премьера о доминировании на мировом продуктовом рынке выглядят просто химерой. В обозримом будущем нашей стране вряд ли удастся достичь и результатов социалистического аграрного планирования. В советские годы, напомним, власти направляли в сельское хозяйство до 20% бюджета при практически нулевой коррупции. В 1990 году в РСФСР было собрано 116,7 млн. тонн зерновых, а в среднем урожайность в последнюю пятилетку достигала 105 млн. тонн.

Делалось это потому, что признавались климатические реалии. В книге «Земельный потенциал Мира и России», авторства доктора экономических наук Петра Лойко, в свое время занимающего пост заместителя председателя Госкомзема, говорится о коэффициенте биологической продуктивности почв, который, собственно, и определяет потенциал растениеводства. К примеру, «при одних и тех же затратах труда и других ресурсов с одного гектара пашни в США получают в среднем в 1,87 раз больше растительной массы, чем в России».

Однако на равенство «затрат труда и других ресурсов» даже не приходится рассчитывать. По расчетам зав. отделом ВНИИЭСХ, академика РАСХН Серкова А.Ф. и научного сотрудника Чекалина В.С., «производительность труда в сельском хозяйстве России ниже, чем в США в 8,5 раза». Такая же картина и по субсидированию. В 2000 году превышение расходов над приходом консолидированного бюджета Министерства сельского хозяйства США составило в 105 млрд. долларов. За десять лет эта сумма удвоилась.

У нас же согласно национальному докладу «О ходе и результатах реализации в 2011 году государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции на 2008−2012 годы», федеральное и региональное субсидирование по инвестиционным и краткосрочным кредитам составили в 2011 году 76 миллиардов рублей (2.5 миллиарда долларов). Однако и эти деньги не достались крестьянам, а перетекли в банки в качестве уплаты части кредитных процентов, превышающих ставку рефинансирования — 8.25%. В США фермеры кредитуются по ставке 2%, то есть в четыре раза выгоднее.

Понятно, что в этих условиях хозяйствования конкурировать в формате ВТО невозможно, даже за счет фактически рабского труда российских крестьян, чьи средние доходы в два раза ниже, чем в целом по стране. Даже в соседней Украине пропорции между доходами горожан и крестьян лучше, чем у нас на 15%.

Как итог, фактическое банкротство является уделом почти трети всех российских сельхозпроизводителей, да и у других — положение не намного лучше. Спасением могло быть снижение ставок кредитования. Наши крестьяне позанимали столько, что отдавать долги придется их детям и внукам.

«По состоянию на 2011 год (всей статистики за 2012-й год пока нет) долги отрасли в 15 раз превышали ее сальдированный финансовый результат, — констатирует Сергей Доронин, заместитель председателя комитета Госдумы по аграрным вопросам из фракции „Справедливой России“. — Иными словами, как минимум 15 лет надо выплачивать это долговое ярмо. А таких длинных кредитов в России просто нет. Вот и получается, что рассчитаться раньше даже теоретически возможно. Поэтому мы и считаем, что нужно продлить выданные кредиты вместе с их субсидированием. Минимум — лет на 20, чтобы дать крестьянам хоть какой-то инвестиционный ресурс».

«СП»: — О какой сумме идет речь?

— Речь идет об основном долге порядка 1,5 триллионов рублей. Из которых две трети — это инвестиционные кредиты.

«СП»: — Что произойдет с нашим аграрным сектором, если этот вопрос о реструктуризации не будет решен или будет решен частично?

— То, что и всегда происходит, когда должники с кредитами не могут рассчитаться: банкротство. А вместе с ним — остановка предприятий (причем самых лучших — тех, кто брал большие кредиты на развитие производства и провел модернизацию), падение производства и массовые увольнения.

«СП»: — Заложены ли в бюджет средства на реструктуризацию долга, ведь банки добровольно вряд ли на это пойдут? Если — да, то в достаточных ли объемах?

— К сожалению, средства на это не заложены. Мне кажется, масштаб данной проблемы осознают пока далеко не все. На бумаге-то, в отчетах, многие вещи гораздо красивее смотрятся, чем в реальной жизни.

«СП»: — В каких областях наиболее критичная ситуация? Животноводство, птицеводство, молочное производство, зернопроизводство? И что с переработкой и хранением сельхозпродукции?

— Так, чтоб где-то легко было — такого вообще нет. Но, пожалуй, животноводству сейчас потяжелее. Особенно свиноводству, которое, с одной стороны, столкнулось с резким ростом цен на корма вследствие неурожая, а с другой — с последствиями присоединения к ВТО

«СП»: — То есть ВТО стало реальной угрозой нашим аграриям. Значит, наблюдается рост продовольственного импорта после вступления России в ВТО?

— Да. По отдельным позициям — по той же свинине, по молочным продуктам — очень ощутимый. И это только начало!

«СП»: — Много говорилось о развитии сельского хозяйства на закрытом грунте. Реально ли конкурировать в этом секторе с аграриями из южных стран?

— Ну, бананы у нас вряд ли будут хорошо расти. А нашими, родными культурами — огурцами, скажем, Россия себя обеспечивать, конечно, способна. К сожалению, пока отечественные хозяйства производят только треть от необходимого, рекомендованного населению медициной объема овощей.

«СП»: — Готова ли страна к новому аграрному сезону? И, на ваш взгляд, какие перспективы у сельского хозяйства?

— Озимых в прошлом году посеяли меньше, чем в позапрошлом. И даже по оптимистическим прогнозам в ходе ярового сева «наверстать» отставание не удастся. К тому же все это усугубляется задержками с перечислением хозяйствам средств государственной поддержки. А ведь в нынешнем году необходимо выходить на высокий урожай — просто для того, чтобы компенсировать прошлогоднее падение (тогда собрали только 70,7 млн. тонн зерна). Получится ли это — огромный вопрос. Если оценивать коротко, то можно сказать, что страна к аграрному сезону не готова. Кроме того, в АПК очень большое значение имеет погодный фактор. Если с погодой повезет и урожай будет хорошим, это, наверное, позволит «оттянуть» банкротства многих предприятий. Но это, увы, не решение проблемы, а только временная передышка. А требуется именно решение.

От себя добавим: не такое, как в случае с теплицами.

Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня