18+
пятница, 1 июля
Политика / 70 лет Победы

Мюнхенский сговор: ситуация повторяется

Почему пакт Молотова-Риббентропа стал лакмусовой бумажкой в отношениях Россия-Запад

  
66356
Мюнхенский сговор: ситуация повторяется

Президент РФ Владимир Путин 10 мая, на совместной с канцлером ФРГ Ангелой Меркель пресс-конференции, сделал громкое заявление, которое еще несколько лет назад невозможно было представить от официальной Москвы. Главу российского государства попросили прокомментировать слова министра культуры РФ Владимира Мединского, который назвал пакт Риббентропа-Молотова «колоссальным успехом сталинской дипломатии с точки зрения интересов Советского Союза».

«Смысл обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был. Теперь второе — я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории. Получилось так, что после пакта Риббентропа-Молотова и раздела Польши она сама оказалась жертвой той политики, которую и пыталась проводить в Европе», — отметил российский лидер.

Он напомнил, что СССР предпринял массу усилий для коллективного противостояния германскому нацизму, делал «многократные попытки создать антифашистский блок в Европе». Но эти попытки успехом не увенчались. После договоренностей 1938 года в Мюнхене некоторые политики считали, что война неизбежна, добавил президент РФ.

«И когда СССР понял, что его оставляют один на один с гитлеровской Германией, он предпринял шаги, чтобы не допустить прямого столкновения. И был подписан этот пакт», — сказал Путин.

По сути, заявление Владимира Путина знаковое. Прежде на столь высоком уровне избегали давать столь «советскую» оценку пакту Риббентропа-Молотова.

Напомним: речь в пакте 1939 года шла о разделе сфер влияния между сильнейшими на тот момент мировыми державами — СССР и Германией. Пакт плюс секретные протоколы к нему определили и определяют нынешние границы в Северо-Восточной части Европы. Советскому Союзу отходили восточные территории Польши (ныне являющиеся частями Украины и Белоруссии), Прибалтика становилась сферой советского влияния с возможным (и осуществленным в итоге) присоединением к СССР. Следствием протоколов стало присоединение к Литве территории Польши с Вильно (ныне Вильнюс — столица республики), присоединение к Литве белорусских территорий с городом Ковно (ныне Каунас). Кроме того, СССР выкупил в 1941 году у Германии Сувалкский выступ и отдал его Литве.

Что характерно, пакт никогда не был никем денонсирован. Например, нынешний Киев, несмотря на официально негативное отношение к пакту, почему-то не спешит «восстановить историческую справедливость» и вернуть Львов и окрестности Польше. Да и Литва, всегда считавшая себя жертвой сталинской агрессии, тоже не отказывается от немалых территориальных приобретений, что стали возможны исключительно благодаря секретным протоколам.

Возникает резонный вопрос: почему Владимир Путин именно сейчас обратился к теме пакта? Видимо, тема актуальна, поскольку ситуация в Европе в чем-то повторяется. Сегодня на наших глазах снова происходит и раздел мира, и возрождение фашизма — на этот раз на Украине. Собственно, празднование 9 мая отчетливо проявило конфигурацию противостояния: по одну сторону — страны, лидеры которые приехали на празднование 70-летия Победы в Москву. По другую — государства, которые торжество проигнорировали.

Имеются ли внутренние параллели у ситуаций образца 1939 и 2015 годов? И какое историческое место в нынешнем процессе у России?

— Владимир Путин вспомнил о советско-германском договоре 1939 года не случайно, — уверен доктор исторических наук, профессор Военного университета Минобороны РФ полковник Юрий Рубцов. — На мой взгляд, обращение к этой теме продиктовано двумя причинами.

Первая — поскольку отмечается 70-летие Победы над германским нацизмом, естественно, что последний день войны заставляет вспомнить о ее первом дне. Отечественная историческая наука — советские и большинство российских историков — полагает, что не советско-германский пакт о ненападении стал спусковым крючком к началу Второй мировой — для нападения Гитлера на Польшу. Спусковым крючком стал состоявшийся ровно за год до этого, в начале сентября 1938 года, так называемый Мюнхенский сговор. Тогда западные демократии в лице Чемберлена и Даладье (руководителей правительств Великобритании и Франции) с одной стороны, и Гитлер и Муссолини с другой, договорились, по существу, о сдаче Чехословакии Гитлеру. Этим западные демократии дали четкий сигнал фюреру, что его экспансия на Восток не будет встречать противодействия с их стороны.

Именно поэтому сегодня президент Путин посылает Западу вполне внятный сигнал: «Ребята, не надо перекладывать с больной головы на здоровую. Не мы подписали с Гитлером акт, который дал старт Второй мировой. Вы сами, своими руками это сделали».

«СП»: — Оценка, прозвучавшая из уст президента, напоминает оценки советских времен, вы не находите?

— Я в этом не вижу криминала. Оценки советской историографии в нынешних условиях верны, они выдержали испытание временем. И я соглашусь с президентом: с нашей стороны — со стороны Советского Союза — подписание пакта Молотова-Риббентропа было вынужденным шагом. Иначе мы рисковали оказаться перед лицом объединенной агрессии — если бы за нашей спиной Гитлер и Муссолини, как в 1938-м в Мюнхене, снова договорились бы с западными демократиями, но теперь уже против нас.

Это первая причина, по которой, я пролагаю, Владимир Путин вспомнил о пакте.

«СП»: — А вторая?

— Явные параллели, которые можно провести между положением сегодня и обстановкой 1938−1939 годов — кануна Второй мировой. Тогда западные демократии занимались умиротворением Гитлера, сейчас — умиротворением нового неонацистского режима на Украине.

Да, конечно, нынешнему Киеву до Третьего рейха далековато. Как говорится, еще ростом украинские неонацисты не вышли. Но, напомню, в свое время Гитлер тоже был всего лишь ефрейтором и начинающим геополитиком, мечты которого распространялись на Востокю Именно там, на просторах Советского Союза, он ожидал найти жизненное пространство для немцев.

Проводя параллели с кануном Второй мировой, российское политическое руководство посылает еще один сигнал Западу: с огнем на Украине играть не стоит, не пришлось бы потом, спустя какое-то время, гасить новый военный конфликт в центре Европы, как это уже было в 1941—1945 годах.

«СП»: — Мир сегодня поделен на два лагеря, конфигурацию которых мы увидели 9 мая на параде в Москве. В 1939-м было подобное?

— Мир поделился, конечно, не в связи с парадом в Москве. Парад — лишь лакмусовая бумажка, которая показала, кто за кого стоит. Нынешний раздел мира произошел на фоне украинского кризиса. Авторство этого кризиса Запад пытается приписать нам. Хотя хорошо известно, что именно США вложили 5 миллиардов долларов в проект продвижения своей «демократии» на Украине. Эту информацию подтвердила помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд в интервью американскому каналу CNN. По сути, деньги были потрачены на раскачивание ситуации на Украине, на отрыв этой страны от России, на русофобию.

Сегодня очевидно: американцами поставлена под сомнение ялтинско-потсдамская система мироустройства. Та конфигурация, которая отразила соотношение сил после Второй мировой.

Безусловно, сейчас политическая конфигурация стала другой. Иную роль играет не только Россия (потенциалом СССР мы, увы, не обладаем), но и Китай. Напомню, КНР был одним из учредителей ООН и является постоянным членом Совбеза ООН. Однако вес Китая в международной политике в 1945-м и в 2015-м отличается очень существенно. Он резко вырос.

Кроме того, проявился и ряд новых международных союзов в лице БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества, Евразийского союза. А самое главное — не только мы, но и многие страны Третьего мира сегодня ясно дают понять Соединенным Штатам: время однополярного мира миновало.

Мир был более-менее устойчивым, когда существовали две сверхдержавы — СССР и США. И сейчас для устойчивости нужна, как минимум, еще одна геополитическая опора. А лучше — три и более.

«СП»: — Какая историческая роль России в нынешней ситуации?

— Так получилось, что Советский Союз возглавил в свое время антигитлеровскую коалицию. Тогда историческая миссия СССР состояла в том, чтобы повести за собой народы и государства в борьбе с германским нацизмом. А сейчас, вероятно, миссия в том, чтобы вместе с Китаем, Индией, другими государствами возглавить мирный, по возможности, поход против попыток установить единовластие в мире.

— Атаки на Россию в связи с пактом Молотова-Риббентропа восходят еще к хрущевской политике осуждения Сталина, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — По существу, Запад за эту линию уцепился, и при каждом удобном случае вынуждает нас оправдываться. Между тем, сами страны Запада заключали против России массу соглашений — и с фашистской Германией, и друг с другом. И никто на Западе за это не просит прощения.

На деле, нам следует четко заявить, что, заключая пакт в 1939 году, мы действовали исходя из национальных интересов. Не стоит, кроме того, забывать, что вина за развязывание Второй мировой лежит не только на Германии, но и на Японии и Италии. Я вообще считаю, что нам официально следует считать датой начала войны день Мюнхенского сговора — раздела территории Чехословакии путем силового давления. Мы можем пойти и дальше — договориться с Китаем и объявить датой начала Второй мировой 1937-й, когда войска Японии вторглись на территорию наших восточных соседей.

В целом, нам необходимо отказываться от исторических концепций, которые навязываются Западом. Надо понимать: эти концепции — лишь часть информационной войны, которая полным ходом идет против России…

Фото: Михаил Климентьев/ пресс-служба президента РФ/ ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Владимир Рогов

Председатель комитета госстроительства Новороссии

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье