Запад отомстил Путину за «вторжение на Украину»

Американский профессор пишет о том, хотелось бы увидеть и доказательства всех «преступлений»

  
25076
На фото: Уильям Дж. Бёрнс, президент Фонда Карнеги за международный мир
На фото: Уильям Дж. Бёрнс, президент Фонда Карнеги за международный мир (Фото: politico.com)

«На прошлой неделе, вслед за наглой попыткой России убить в Британии одного из ее бывших шпионов и его дочери с использованием химического оружия, 27 стран выдворили более 150 российских дипломатов».

Таким образом Уильям Дж. Бёрнс, президент Фонда Карнеги за международный мир (так!) начинает свою обзорную статью «Путин переоценил свои силы и возможности», которую опубликовала газета New York Times в рамках своей злобного ретро-(можно сказать, «германского») пропагандисткого наступления с тем, чтобы заострить аппетит масс к войне (того или иного рода) против России.

Это наступление стало особенно энергичным (можно сказать, «истеричным») после того, как Трамп позвонил Путину, чтобы поздравить его с переизбранием и, не прерывая потока обмена любезностями, повозмущаться жестокими атаками Путина по всему миру. И в первую очередь — его «вмешательством» в наши великолепные выборы: «Представители американской разведки говорят, что они уверены в том, что он в 2016 году вмешался в американские выборы на стороне г-на Трампа и в 2018 году вновь пытается вмешиваться в выборы — так же, как и во многих европейских выборах».

Это сильно поношенное обвинение повторилось в редакционной статье Times 21 марта — «Почему Трамп так боится Россию?», — которая, во вполне типичной манере, обращается с этим жутко-шпионским обвинением не просто как с установленным фактом, а как с вопиюще-скандальным преступлением — таким, как пакостный «перформанс» групповой содомии Pussy Riot в Московском биологическом музее.* При том, что Обама тоже поздравлял Путина после выборов 2012 года, Times прощает тот телефонный звонок потому, что «обстоятельства [сейчас] совершенно иные», особенно когда Путин «нагло вмешался» в наши последние выборы, как сообщил автор Times Николас Фэндос (или его редактор) 29 января.

Читайте также

Это изложение недавнего злодейства Путина довольно интригующе (можно сказать, «психотично»), поскольку «нагло» это такое слово, которое совершенно неприменимо к преступлениям, описываемым здесь. «Наглые» злобные дела творятся прямо, открыто, у вас на глазах, безо всяких попыток скрыть свидетельства этого или отрицать содеянное. Таким образом, «наглое» это удобная форма описания для (например) сексуальной жизни Нерона, блицкригов Гитлера, строительства поселений в Израиле и ведения бизнеса Трампом. И ничто из этого не имеет никакого отношения тем преступлениям, которые якобы совершила Россия. К тому же, Россия с негодованием отвергла то, приписывают ей. А если она в этом и повинна, то она умудрилась сокрыть все малейшие свидетельства по делу, чего не сделал бы ни один «наглый» злодей-преступник.

И что бы ни сделал Путин — если мы будем исходить из того, что он что-то сделал, — то это даже и близко не «нагло», как это ошибочно описывает New York Times. Все это — словесный тик. Такой же поразительный, как вся пропаганда в целом. Все это наступление всегда базировалось на том, что оказалось (и как такое возможно?) голой фантазией — как это Уильям Бёрнс (ненароком) напоминает нам в своей статье в Times. Призывая к карательной «дипломатии» с тем, чтобы противостоять «темному искусству», которое Путин применяет против нас (и своего народа), Бёрнс вспоминает тот момент, когда «открытые общества» мира впервые взялись за руки, чтобы отразить «мускулистый реваншизм» Путина: «Мы продемонстрировали нашу способность совместно работать для применения болезненных санкций после вторжения Путина на Украину».

А вот здесь я обращаюсь к вам за помощью. Ибо, при том, что Запад приступил к коллективному дипломатическому наказанию России по поводу «вторжения Путина на Украину», я испытываю трудности в том, чтобы найти хоть какое-то доказательство того, что такое «вторжение» вообще имело место. Точно так же — к слову о «мускулистом реваншизме» Путина — я не могу найти хоть каких-то свидетельств того, что Россия «захватила Крым» вопреки возражениям народа. Ровно так же невозможно найти доказательств «репрессий» в отношении крымчан (этот термин рутинно используют New York Times и Ко. применительно к Крыму). Поскольку обе истории, конечно же, стали бы главными новостями, то для меня удивительно, почему в журналистике нет никаких следов этого «вторжения». Или каких-то новостей о протестах против продолжающихся «репрессий» в Крыму.

Так что, я со всем смирением сейчас прошу вас выручить меня. Я уверен, вы знаете, что я искал и искал, но, тем не менее, не нашел никаких доказательств тому, что Путин «вмешивался» в последние американские выборы (будь то мешая выборам и/или подсчету голосов, и/или взламывая электронную почту Национального комитета Демократической партии, и/или почту Джона Подесты**, и/или выпуская эффективный поток анти-Хилларевской предвыборной пропаганды, и/или что-то угодно еще). А ведь я последнее время неусыпно искал любые свидетельства того, что Путин стоял за отравлением Сергея Скрипаля и его дочери (которая — хотя о ней поначалу сообщалось, что она находится при смерти — сейчас, по сообщениям СМИ, чудесным образом выздоравливает). Конечно, это не означает, что таких доказательств не существует. Это просто означает только то, что как бы я ни искал, найти ничего не смог.

Как и тайные подрывные операции, причастность и к выборам, и к убийству «могут отрицать» те, кто отдал приказ на их исполнение. Так что, мы замечаем все это (и нас убеждают, что все это имело место) только после того, как все это (как утверждают) произошло. А вот в случае с вторжением и с захватом территории другой, более крупной, страной дело обстоит иначе. Такие громадные, жестокие ходы просто невозможно сокрыть, даже в темное время суток, особенно под наблюдением шпионских спутников США, разбросанных по всем небесам.

Так что, должно же быть в прессе какое-то освещение процесса вторжения и каких-то протестов против «захвата». Наверное, я просто как-то все это пропустил. Я имею в виду, что я-то, ведь, всего лишь человек и мои ресурсы ограниченны, так что, эта неудача, возможно, моя собственная. И я, скорее, стану думать, что я просто пропустил все признаки этих двух «наглых» российских злодеяний, чем склонюсь к мысли о том, будто наши власти- в тайном партнерстве с «нашей свободной западной прессой» — просто все это выдумали.

Читайте также

Так что, не стесняйтесь разыскать все, что вы сможете найти. И потом поделитесь со мной своими находками.

Автор (Mark Crispin Miller) — профессор медиаведения в Нью-Йоркском университете (professor of media studies at New York University).

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

*Видимо, автор имеет в виду участие Толоконниковой в перформансе группы «Война».

** Джон Дэ́вид Поде́ста (англ. John David Podesta; род. 8 января 1949 г., Чикаго, Иллинойс, США) — американский политический деятель, политтехнолог и лоббист греко-итальянского происхождения. Глава аппарата Белого дома при Билле Клинтоне (1998 — 2001 г. г.) и советник президента США Барака Обамы (2014 — 2015 г. г.). Основатель, бывший президент/главный исполнительный директор, а в настоящее время — председатель и советник Центра американского прогресса (Center for American Progress, CAP), либерального аналитического центра в Вашингтоне (округ Колумбия), а также приглашённый профессор права на юридическом факультете Джорджтаунского университета. Был соруководителем команды по передаче президентской власти Бараку Обаме в ноябре 2008 года (Obama-Biden Transition Project) и председателем штаба предвыборной кампании Хиллари Клинтон на президентских выборах в США 2016 года.

Отравление Скрипаля: Лондон определил, где в России произвели яд «Новичок»

Новости политики: Россия запросила заседание СБ ООН по «делу Скрипаля»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Александр Перенджиев
Александр Перенджиев

«Свободная Пресса» вносит большой вклад в формирование общественного мнения в России. И я не побоюсь сказать, что к материалам вашего издания вынуждена прислушиваться власть. Самый свежий пример — недавно мы с журналистом издания обсуждали трагедию сбитого в Сирии российского Ил-20. Мы говорили, что Россия испугается адекватно ответить Израилю, спровоцировавшему трагедию. И таким образом мы подначивали руководство России, чтобы ответ страны был более жёстким. И вот мы видим, что в Сирию поставлены российские комплексы ПВО С-300, что явилось достойным ответом Израилю. И подобных примеров можно привести немало — через публичное пространство журналисты издания воздействуют на власть, чтобы она действовала в том ключе, который отвечал бы национальным интересам страны.

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня