Политика

Неприкосновенные рыцари коррупции

Депутаты предлагают сажать за взятки на 15 лет. Но это коснётся не всех

  
13695

В Госдуму внесен законопроект об усилении борьбы с коррупцией. Предполагается, что в случае вступления его в силу, наиболее злостных взяточников и похитителей бюджетных средств будут сажать на 15 лет или штрафовать на 5 миллионов рублей. По словам автора инициативы Ирины Яровой, документ впервые вводит в российское законодательство понятие «коррупционное преступление».

Как пояснили РИА «Новости» в думском комитете, документ предполагает введение отдельной статьи ― «Хищение бюджетных средств, средств государственных внебюджетных фондов и финансовых средств государственной компании, государственных корпораций». Такое преступление предлагается наказывать принудительными работами на срок до 5 лет либо лишением свободы на срок до 7 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. Если преступление совершено с использованием служебного положения, срок лишения свободы может составить от 7 до 12 лет. Если деяние совершено в особо крупном размере, предлагается установить лишение свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом в размере от 3 млн до 5 млн руб.

«Учитывая повышенную общественную опасность указанных преступлений и значимость объекта правового регулирования, законопроектом предлагается установить единый перечень коррупционных преступлений», ― прокомментировала Ирина Яровая. По её словам, важным новшеством может стать введение контроля за расходами при возбуждении уголовного дела в отношении лица, подозреваемого в совершении коррупционного преступления.

Приведёт ли принятия данного законопроекта в реальным подвижкам в борьбе с коррупцией?

— По моим ощущениям, некоторые позитивные процессы происходят. — Говорит эксперт Национального антикоррупционнго комитета, председатель движения «За честный рынок» Илья Хандриков. — Появляются законодательные акты, которые расширяют возможности для борьбы с этим злом. К сожалению, они по-прежнему, половинчатые. И не могут работать в полной мере, потому что власть имущие никак не хотят принять печально известная статья 20 конвенции ООН о борьбе с коррупцией. Между тем, депутат Госдумы Владимир Плигин в теледискуссии с моим участием год назад принародно клялся, что её примут. Что тут скажешь? Обманул.

И потом, когда я слышу о таких законопроектах, как предложила госпожа Яровая, у меня сразу возникает вопрос: а судьи кто? У нас действует, как известно, «басманное правосудие». В таких условиях трудно надеяться на одинаково справедливое применение антикоррупционных законов ко всем проштрафившимся. Да, ужесточение законов, в том числе в сфере борьбы с коррупцией, должно быть. Но касаться оно должно в первую очередь чиновников. Ведь это люди, нанятые обществом на работу для выполнения государственных функций. Им идёт зарплата из наших налогов, и за нарушения закона они должны отвечать в большей степени, чем другие граждане. Хотя порой стоит задуматься: стоит ли так надолго сажать в тюрьму человека, вместо того, чтобы конфисковать его имущество, заработанное неправедным путём. Включая зарубежную недвижимость.

Вообще, наши законодатели и исполнительная власть в какой-то момент пошли разными путями. С одной стороны, есть тенденция — освободить предпринимателей от наказаний за несерьёзные нарушения закона. С другой стороны идёт посыл — предпринимателей надо наказывать больше и жёстче. И каждое ведомство начинает заниматься собственным нормотворчеством. Важно, чтобы была последовательность действий. И когда речь идёт о коррупции, при принятии очередного законопроекта, надо очень внимательно сопоставить все его детали, чтобы они не противоречили уже действующему законодательству.

«СП»: — Не кажется ли вам странной затяжка с расследованием коррупционных махинаций, связанных с именем экс-министра Минобороны Сердюкова и иже с ним на фоне таких суровых инициатив депутатов?

—  Как известно, многие годы армия у нас представляла сплошную лавочку, которая распродавала всё, что было под рукой, от ракет и самолётов до солдат, которых отправляли за деньги. И поэтому один процесс против «Оборонсервиса» — вскрывает всё новые коррупционные авгиевы конюшни. Там одно за другим цепляется и открываются всё новые хищения. Поэтому не удивительно, что дело затягивается. Хотя я знаю, что общество наблюдает за этими делами с предвзятостью. Люди со скептическими улыбками слушают очередные новости на эту тему. Как обывателю мне хочется, чтобы расследование дела шло быстрее. Но с другой стороны, я понимаю, что речь идёт о недавнем министре обороны. Дело беспрецедентное и нет ничего странного в том, что оно затягивается.

— Общим местом стало говорить о том, что неотвратимость наказания куда более действенна, чем его жёсткость. Если бы чиновники знали, что почти за любую взятку они обязательно получат хотя бы условное наказание, градус коррупции в стране резко снизился бы, — считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — У нас же ситуация напоминает средневековые войны между феодалами, когда существовали негласное правило, что убивать можно кнехтов, обычных солдат, но не рыцарей. Так и современные элитные группировки разбираются между собой.

На этом фоне имеется мода на ужесточение всего и вся, чего раньше не было. Соревнуются представители элиты в том, кто выступит с более жёстким законопроектом. Это свидетельствует только о том, что они лояльны власти.

«СП»: — Будут ли применены все эти «ужесточения», например, к Сердюкову?

— Что касается экс-министра, мы наблюдаем типичный конфликт интересов элитных групп. Часть элиты выступает за то, чтобы Сердюков и прочие чиновники, замешанные в этом скандале, не выходили из касты неприкосновенных. Другая группа выступает за то, чтобы их максимально жёстко наказать. Причём делается это не ради справедливости и борьбы с коррупцией. Это надо им для того, чтобы деморализовать других оппонентов, которые в эти коррупционных скандалах пока не засвечены. И поскольку потенциал обеих сторон силён, имеет место «перетягивание каната». Если вы обратили внимание, где-то в апреле-начале мая практически исчезла с телеканалов информация о скандалах, связанных «Оборонсервисом». Сейчас она опять начала появляться. Всё это следствие подковёрной борьбы элитных групп. Поэтому дело не столько в том, что следствие разбирается в подробностях дела, сколько решается вопрос — подставлять Сердюкова под удар или нет.

— Последняя кампания по ужесточению борьбы с коррупцией рождает во мне стойкое ощущение дежавю, — говорит писательница, главный редактор интернет-телеканала «Красная Линия» Лидия Сычёва. — Нечто подобное я наблюдаю с 2006 года. Нам постоянно рассказывают сказки. Я лично участвовала в 5 или 6 заседаниях Общественной палаты, в работе разных клубов, комитетов Госдумы, где говорили о самых передовых мерах по борьбе с коррупцией. Результат мы все видим. Почему нельзя, раз вы так боретесь с коррупцией, ратифицировать эту пресловутую 20 статью конвенции ООН по борьбе с коррупцией?! Ведь так просто с её помощью контролировать соответствие доходов и расходов чиновников в других странах.

То, что мы видим сегодня, не внушает мне оптимизма. Российские законодатели начинают не с той стороны. Пока общество не сможет контролировать чиновников, включая самых первых лиц государства, все эти шатания вокруг да около будут оставаться пиар-акциями, цель которых запугать какой-то отдельный клан чиновников и одновременно успокоить рядовых граждан, создать у них иллюзию, что в стране наводится порядок.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня