История / 70 лет Победы

Как Гитлер Красной Армии помогал

Пять ошибок немецкого руководства в начале Великой Отечественной Войны

  
11417
Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Немецкие танки "Тигр II", захваченные советскими войсками.
Великая Отечественная война 1941−1945 годов. Немецкие танки «Тигр II», захваченные советскими войсками. (Фото: Григорий Капустянский/ РИА Новости)

Отшумели торжества по случаю 70-летия Великой Победы, но память о подвиге нашего народа, который смог сломить хребет гитлеровскому нацизму, никогда не отшумит, она навсегда останется в нашем сердце. И никуда не исчезнут вопросы о том, что позволило ее достичь. Мужество и героизм советских бойцов — безусловно, мудрость военного и политического руководства — конечно, превосходство социалистического строя в плане мобилизации общества для отпора врагу — разумеется. Но если подходить максимально объективно к оценке исторических событий, то следует признать, что в ряде случаев Советскому Союзу помог и сам противник своими грубейшими ошибками. Конечно, просчеты были и у советской Ставки, но у гитлеровской в итоге их оказалось намного больше, что и позволило в этом году отметить 70-летие Великой Победы нам, а не фашистам. В общем, не раз и не два нацисты сами невольно помогли их разгромить.
22 июня, навечно черной даты в российском календаре, когда нашему Отечеству пришлось ощутить на себе тяжесть вероломного вторжения, самое время вспомнить о неудачных решениях Гитлера и его окружения, которые оказались очень удачными для нашей страны. Выделим пять ключевых нацистских промашек в ходе Великой Отечественной войны.

Просчет первый — намерение Гитлера победоносно для себя закончить войну одним ударом, до наступления зимних холодов

Эту ошибку до Гитлера сделали многие, кто хотел завоевать нашу страну. Шведский король Карл XII наверняка был уверен после своей победы под Нарвой, что русская армия ему не страшна — в результате случилась Полтава. Наполеон и вовсе смог войти в Москву как раз до желаемого срока наступления суровых российских морозов, но вместо теплых квартир его гвардейцы получили пепелище и вынуждены были в итоге бежать не только от казаков атамана Платова, но и от безжалостной стужи.
Наверняка гитлеровские генералы были в курсе неприятностей своих предшественников, но наступили на те же самые грабли неосуществимого на бескрайних российских просторах блицкрига. И теперь, судя по сообщениям СМИ, есть желающие на Западе вновь попробовать на них встать — теперь под флагом одного обезоруживающего удара ракетами.
У Гитлера, к счастью, в 1941 г. таковых не было, а появившиеся позднее далеко не совершенные ФАУ погоды в боевых действиях не сделали, так что уповать он мог только на быстроходность своих танковых групп. Но сколь бы высокой она ни была, даже теоретически занять намеченную планом «Барбаросса» советскую территорию с конца июня до конца октября они не могли.
Удивительно, но никто из гитлеровских полководцев не посмел возразить фюреру, уверявшему всех, что вермахт сможет нанести поражение РККА в ходе пограничных сражений. В действительности разгромить немцам удалось лишь первые стратегические эшелоны кадровых частей советских войск. Пока вермахт отправлял одну группировку находящейся в состоянии грогги Красной Армии за другой в котлы, Советский Союз смог провести мобилизацию, создать отряды народного ополчения, а самое главное, эвакуировать значительную часть промышленности на восток страны.

Просчет второй — начало боевых действий против СССР в условиях противоборства с Великобританией, что автоматически означало для фашистской Германии войну на два фронта

Если дожди осенью и морозы зимой в России оказались полной неожиданностью для гитлеровских генералов, то о войне с Великобританией они, по идее, никак забыть не могли. А война эта к 22 июня 1941 г. шла полным ходом на море, в воздухе и отчасти на земле, в Северной Африке. Более того, сумасбродный Гитлер фактически параллельно плану «Барбаросса» готовил вторжение на Британские острова. И не исключено, не реализовал он план «Морской лев» просто потому, что так подсказала ему правая нога. Приспичило ему разобраться с большевиками, и никто отговорить его не мог.
Робкие намеки окружения на то, что война с Англией отнюдь не закончена, отметались им, верящим в свою непогрешимость. Впрочем, попытки замирения с англичанами, а потом с американцами нацисты предпринимали неоднократно, в том числе и совершенно авантюрные, в виде полета Р. Гесса аккурат накануне отдачи приказа «Дортмунд», приводившего в действие план нападения на СССР. Возможно, что-то у гитлеровцев и получилось бы, если бы у руководства США и Великобритании не стояли тогда такие выдающиеся политические деятели, как Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль, которые никогда бы не пошли на сделку с коричневым дьяволом и действительно не пошли. Так что расчет фашистского командования на их антикоммунизм не оправдался.
Точнее, оправдался лишь отчасти — второй фронт западные союзники не спешили открывать в Европе, но все-таки отвлекли значительные силы военно-морских и военно-воздушных сил нацистской Германии. Ну и своими бомбардировками наносили определенный ущерб промышленному потенциалу третьего рейха, что опять-таки было на руку Советскому Союзу.

Просчет третий — отказ от быстрого прорыва к Москве в июле 1941 г.

Парадоксально, но, несмотря на стратегические промашки с началом так называемой Восточной кампании, вермахт за счет фактора внезапности, упреждения советских войск в стратегическом развертывании и ошибок уже с нашей стороны все-таки мог в 1941 г. одержать победу. Правда, судить мы об этом задним числом можем лишь условно — история не знает сослагательного наклонения. С высокой степенью достоверности можно лишь утверждать, что гитлеровцы могли-таки ворваться в Москву, но застряли бы они в тяжелых уличных боях, как годом позднее в Сталинграде, или нет — не известно.
Доподлинно известно лишь одно — в середине июля танки Гудериана заняли часть Смоленска и могли почти беспрепятственно двигаться к советской столице, но они этого… не сделали, а повернули на юг окружать Юго-Западный фронт. Это была очередная прихоть Гитлера и самодовольных гитлеровских генералов — все складывалось для них в начале войны настолько удачно, что они решили поиграть, так сказать, на публику. Не просто победить Советы, а с фейерверком. Что ж, еще один гигантский котел под Киевом фашисты смогли устроить, но в итоге потеряли нам на руку драгоценное время.
Единственным генералом из всей гитлеровской камарильи, кто пытался протестовать против поворота своих танков на киевское направление, оказался Гейнц Гудериан. Он упорно доказывал необходимость продвижения к Москве. Но, на наше счастье, Гитлер принял очередное свое роковое решение — окружить сначала столицу Украины.
В этой связи нельзя не отметить, что И.В. Сталин оказался-таки прав, возражая против предложения своего генералитета об оставлении Киева. Помимо политического ущерба это грозило еще и наступлением фашистов на Москву на месяц раньше, чем оно в действительности началось.

Просчет четвертый — фашистская Германия опиралась на слабых союзников

«Незнаменитая» советско-финская война ввела Гитлера и его окружение в двойное заблуждение — относительно слабости Красной Армии и относительно силы финских войск. На самом деле, последние не могли, да и не особо рвались решать стратегически важные задачи.
При этом надо прямо сказать, что финская военщина несет равную с германской ответственность за блокаду Ленинграда — она подступала к городу на Неве с севера. Но именно что подступала — сколько-нибудь серьезные проблемы армия Суоми перед нашими войсками в Карелии не создавала, да и севернее тоже. В 1944 г., когда возникла реальная вероятность оккупации страны тысячи озер Советским Союзом, правительство Паасикиви пошло на сепаратный мир с недавним противником и объявило войну недавнему союзнику.
Точно такими же ненадежными сателлитами Гитлера оказались Болгария и Румыния. Они также в1944г. после «внезапных» переворотов в своих столицах повернули оружие против третьего рейха.
Точно такой же трюк едва не проделала и Италия, но уходу в тень дуче Муссолини помешали спецназовцы Отто Скорцени, вернувшие его на Олимп политической власти, с которого его партизаны через полгода прямиком отправили на виселицу. Да и в целом в ходе Второй мировой войны немецко-фашистские войска вынуждены были не раз спасать своих горе-союзников с Апеннин. Причем обходилось это Германии весьма дорого — вынужденное вторжение в Грецию и Югославию в 1941 г. отсрочило начало операции «Барбаросса» на месяц, что вкупе с другими вышеупомянутыми проблемами перевело схватку с СССР в неудобный для теплолюбивого вермахта зимний период.
Летом 1943 г., в самый разгар решающей Курский битвы, Гитлеру пришлось снимать дивизии СС, чтобы остановить высадившихся в Италии западных союзников. Правда, к этому моменту уже окончательно стало ясно, что прорваться к Курску гитлеровцам не удастся, но отправленных на Апеннины войск во многом не хватило для сдерживания советского контрнаступления.
О роли, которую сыграли румынские и итальянские «помощники» вермахта, в его разгроме под Сталинградом, хорошо известно во всем мире. Отступление первых позволило нашим войскам окружить 6-ую армию Паулюса, а отход вторых, на наше счастье, лишил группу «Дон» фельдмаршала Манштейна шансов на ее деблокирование.
Но главный удар в спину третьему рейху нанес ключевой «союзник» — Япония. Ее участие в войне против СССР, к еще одному нашему счастью, свелось лишь к безуспешным попыткам организации перемирия. Советское руководство сделку с Гитлером отвергло и довело дело до штурма Берлина и самоубийства главаря нацистов.

Просчет пятый — жестокое обращение с гражданским населением на временно оккупированной территории СССР и зверства по отношению к советским военнопленным

Готовясь к агрессии против СССР, Гитлер отмечал для своей верхушки, что это будет война против идеологии большевизма, а в ней все средства, на его взгляд, хороши. В результате нацисты и их холуи понаделали столько кровавых злодеяний, что следы их обнаруживаются до сих пор.
Себя фашисты и антисоветские их фактически адвокаты пытались и по сей день пытаются оправдать тем, что Советский Союз не подписал Женевскую конвенцию о правах военнопленных. Но отношение к людям не зависит от бумаг, — в первую очередь, оно определяется государственной политикой и пропагандой. Многим немцам нацистская идеология внушала и действительно, к сожалению, внушила восприятие жителей СССР как расово неполноценных. Пропагандистская машина Геббельса убеждала соотечественников, что советские граждане живут бедно, что они неаккуратны, ленивы. Что касается евреев, то они сразу же после установления фашистского порядка начали целенаправленно уничтожаться карательными айнзацкоммандами. О том, что творилось в те годы на временно оккупированной территории, автор этих строк рассказал в статье «Русь оккупированная» svpressa.ru/war21/article/121246/.
Примечательно, что в большинстве западноевропейских стран они вели себя несколько иначе. А вот на территории Югославии, Польши, православной Греции и особенно Советского Союза гитлеровцы дали волю своей звериной теории расового превосходства одних людей над другими по полной. Ну и получили здесь практически всенародный отпор. Впрочем, этот просчет был изначально предопределен порочностью самой нацистской идеологии.

Опровержение из прошлого

Офицер гитлеровского ОКВ Хельмут Грайнер не мог даже предположить, что в скором, по историческим масштабам, времени среди русофобов и антисоветчиков станет модно переписывать историю и обелять таких, как он, иначе бы он не был так откровенен в своих мемуарах. В них он прямо говорит, что Гитлер задолго до вторжения и даже появления плана «Барбаросса» уведомил о своих планах напасть на Советский Союз. Так что этот просчет нацистов не был ничем спровоцирован, как и установил Нюрнбергский трибунал. Можно процитировать вкратце этого гитлеровского штабиста, когда и как это случилось: «Днем 29 июля начальник управления оперативного руководства вермахта генерал артиллерии Йодль… сообщил… при соблюдении строгой секретности, что фюрер планирует подавить Советский Союз силой оружия». Это вызвало у германского командования, по словам Грайнера, «большое замешательство», ведь они знали, что «Советский Союз… намерен строго придерживаться договора». Имеется в виду пакта о ненападении, а также еще ряда советско-германских соглашений того времени. Но Гитлеру, как мы теперь знаем, это не помешало запланировать свою главную ошибку — удар по СССР.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня