18+
понедельник, 29 мая
Общество

Август 1991 года: взгляд на ГКЧП из-за баррикад «Белого дома»

Начальник оперативного отдела штаба обороны Дома Советов вспоминает, как Москва-1991 чуть не стала Сталинградом-1942

  
621

В новейшей истории события, произошедшие в СССР 19−22 августа 1991 года, называют по-разному: ГКЧП или путчем «красных», первым этапом русской буржуазной революции, «переворотом» или захватом власти демократами. Во всех случаях много говорится о политиках, об артистах и журналистах, о толпе, о войсках, выполнявших задачи, но мало что говорится о тех генералах и офицерах, которые реально организовывали управление тем большим коллективом, который стал к исходу второго дня «путча» так называемым штабом обороны Дома Советов РСФСР. До сих пор в обществе бытуют несколько мифов: о беззащитности «Белого дома», об офицерском корпусе армии и флота, поддержавшем правительство новой России, о плане «Х», заранее разработанном «антикоммунистами» и введенном в действие 19 августа 1991 года. Мне довелось быть начальником оперативного отдела штаба обороны Дома Советов в те дни. Расскажу, как все виделось оттуда.

Формирование военного штаба обороны Дома Советов РСФСР

В 11 часов утра 19 августа в специальном выпуске газеты Президиума Верховного совета «Россия» было обнародовано обращение президента, председателя Совета министров и и.о. председателя Верховного Совета РСФСР к гражданам России о незаконности ГКЧП. В том же номере публиковались указы президента РСФСР о переподчинении союзных структур президенту РСФСР. Вскоре появился указ президента о создании Российского министерства обороны. В нем было сказано о подчинении войск, дислоцированных на территории России, президенту РСФСР. Этот указ внес разброд в Вооруженные силы СССР. Реально первое время в подчинении минобороны РСФСР не было ни одной части. Используя личные связи, сотрудники комитета по обороне Верховного совета РСФСР обзванивали знакомых в союзном военном ведомстве и узнавали о том, какие решения принимались в Министерстве обороны СССР.

Когда на Краснопресненскую набережную вышли танки, это вызвало в Белом доме панику. Но начальник штаба танкового батальона майор Сергей Евдокимов доложил представителям Ельцина, что танки прибыли для защиты Дома Советов, хотя у него был совсем иной официальный приказ. Когда министру обороны СССР маршалу Дмитрию Язову доложили, что танковый батальон перешел на сторону Бориса Ельцина, возникла легкая паника. И, как говорят, уже глубокий шок у руководства ГКЧП вызвало выступление Бориса Ельцина с танка, перешедшего на его сторону.

Вокруг Дома Советов стали собираться люди, расти баррикады. Ими нужно было руководить. 19 августа в Белом Доме и в целом — Москве одновременно работало несколько стихийно возникших параллельных штабов. Правительственный штаб во главе с Иваном Силаевым, два штаба Верховного Совета: один — во главе с Русланом Хасбулатовым; второй — под руководством Сергея Филатова. Несколько штабов в администрации Президента РСФСР. Один под руководством Геннадия Бурбулиса, второй во главе с Александром Руцким. Были еще и штабы общественных движений под руководством Сергея Ковалева, М. Шарыкина и т. п. Дублирование и параллелизм вносили путаницу и неразбериху, поэтому возникла срочная необходимость создания координирующего центра.

В 16 часов 19 августа Указом президента РСФСР № 60 генерал Константин Кобец (до избрания депутатом — начальник войск связи Вооруженных сил СССР) был назначен председателем Комитета РСФСР по оборонным вопросам. Фактически было создано российское министерство обороны. В соответствии с этим указом территориальные органы МВД СССР, КГБ СССР, Министерства обороны СССР на территории РСФСР обязывались выполнять все распоряжения Бориса Ельцина, КГБ РСФСР, МВД РСФСР, Госкомитета по оборонным вопросам РСФСР.

19 августа было подписано распоряжение Президента РСФСР об образовании штаба обороны ВС РСФСР. Должностными лицами назначены генералы и офицеры депутатского корпуса, а также из состава личной охраны Бориса Ельцина. Начальником обороны назначен генерал-полковник Вооруженных сил СССР Константин Кобец. Заместителем начальника обороны генерал-майор МВД СССР Павел Чернышов. Начальником штаба обороны — генерал-майор КГБ СССР Александр Стерлигов. Начальником разведки — подполковник КГБ СССР Геннадий Янкович. Начальником службы безопасности и охраны полковник МВД СССР Иван Бойко. Комендантом здания — капитан 1 ранга ВМФ СССР Геннадий Захаров. В штабе также состояли сразу же перешедшие на сторону Ельцина Анатолий Коробовский из главкомата Сухопутных войск, Геннадий Манаков из ГРУ, генерал-майор Владимир Платонов из ШОВС, генерал-майор Юрий Толстухин из Академии Генерального штаба, полковник Алексей Зайцев из Военно-инженерной академии, капитан 1 ранга Александр Семин — командир подводного крейсера Северного флота ВМФ СССР.

Штаб приступил к сбору информации и подготовке данных для принятия решения. Соотношение сил с военной точки зрения было в пользу представителей союзного государства. По плану ГКЧП, о котором мы достоверно знали, приведение войск в полную боевую готовность началась еще в ночное время 19 августа. Выдвижение войск из Подмосковья и занятие исходных районов в черте города Москвы проводилось с 7 часов утра с западного и юго-западного направления в основном по Волоколамскому, Ленинградскому, Киевскому, Можайскому направлениям с последующим занятием позиций по Садовому кольцу и в центральной части города. Использовались в основном войска Московского военного округа, Таманская и Кантемироваская дивизии. Предусматривалось выдвижение своим ходом Тульской десантной дивизии, дополнительно рассматривалась возможность переброски в Москву еще одной воздушно-десантной дивизии. Одновременно вводились воздушно-десантные дивизии в Ленинград, Киев. Личный состав не был поставлен в известность о цели ввода войск в Москву.

Разработка плана «Х»

Вечером 19 августа внутри Белого дома в дополнении к находившимся там ребятам молодежного социально-правового объединения «Колокол» и детективного агентства «Алекс» добавились добровольные объединения десантников и афганцев. Сотрудники штаба обороны начали готовить план обороны. Нужны были карты Москвы, Московской области и карты России, на которых можно было бы нанести обстановку. Мы их получили через полковника Генштаба Вооруженных сил СССР Александра Шаравина только к обеду 20 августа.

В разработке этого плана штатные сотрудники комитета по обороне участия не принимали. Поэтому когда встал вопрос, кто будет докладывать основные вопросы плана обороны Дома Советов, то выбор пал на меня, как непосредственного разработчика. Этот план в 17.00 20 августа был доложен вице-президенту РСФСР А. Руцкому, а в 17.30, по его поручению, во внутреннем дворике Дома Советов — законодателям. Помнится, собралось около 200 человек. План представлялся разложенным на капоте одной из служебных «Волг».

Были намечены четыре сектора обороны Москвы: Северный, Восточный, Южный, Западный. Определенны два кольца обороны Дома Советов РСФСР. Внутреннее кольцо обороны — на расстоянии 100−400 метров — шесть баррикад №№ 13−18. Внешнее кольцо обороны (1200 -1600 метров) — баррикады №№ 1−12. В районе Садового Кольца семнадцать узлов обороны и заграждений №№ 21,22,62,63…333,334.

Всего на территории города к утру 22 августа было запланировано оборудовать шестьдесят один узел заграждений на основных транспортных развязках города. Предполагалось создать в каждом районе от 2 до 4 узлов обороны, а станции метро должны стать их центрами с учетом нахождения неподалеку запасов строительных материалов. Узлы заграждений планировались на пресечении дорожных узлов, рек, мостов, туннелей. Для их оборудования с мэрией и со штабом Моссовета (М. Шарыкиным) согласованны планы выделения специального транспорта, кранов, материальных средств, сварочного оборудования, автотранспорта, места получения бетонных конструкций.

Мы имели полную информацию через знакомых и депутатов о действиях соединений и частей, введенных в Москву по плану П. Грачева и приказу Д. Язова. Их общее состояние, состав, дислокация, сильные и слабые стороны. По мнению штаба, воздушно-десантная дивизия, которая прибыла из районов национальных конфликтов, психологически не была готова для активных действий против славян. Наибольшую опасность представляли подразделения КГБ и бригада «Альфа». Штаб представил предложения о формировании депутатских групп и направлении их для «рассовечивания» штабов прибывших в Москву дивизий.

Реакция армии на августовские события была неоднозначной. В штабе считали, что 50% военнослужащих выполнят приказ советского командования. Процентов 25 могут перейти на сторону Ельцина. 25 процентов солдат и офицеров мы относили к категории нерешительных, колеблющихся. Как выяснилось впоследствии, расклад сил оказался примерно таким, как мы и предполагали.

Ельцинский штаб в действии

Начали с реализации общих направлений работы штаба: собирать и анализировать всю поступающую информацию; вырабатывать рекомендации правительству в создавшейся обстановке; организовать грамотную с военной точки зрения защиту. На первом этапе (20 августа) — охрану Дома советов, на втором (21 августа) — оборону Москвы. Все структуры штаба предлагали эффективные меры по противодействию ГКЧП.

Практически все руководители Моссовета и мэрии поддержали Ельцина и готовы были начать оборудование около трехсот узлов заграждений. Офицеры-разведчики выявляли засланных бойцов и выдворяли их за стены Дома Советов. Мы вели постоянные переговоры с профсоюзами летчиков и ассоциацией диспетчеров, которые по возможности не пропускали самолеты военно — транспортной авиации с десантниками, заставляя их ходить по кругу в 160 — 200 км от Москвы. Штаб готовился к штурму, но никто из состава ГКЧП так и не отдал команду: «Огонь!»

На наш взгляд, имеется несколько причин этого. Первая и основная состоит в том, что за предыдущие три года (1988−1991) во всех случаях использования силы в Баку, Вильнюсе, Тбилиси, Риге никто из руководства политической элиты того времени не взял на себя ответственность за последствия применения вооруженной силы на территории СССР при разрешении межнациональных конфликтов. Естественно, что и среди членов ГКЧП тоже не нашлось лица, которое бы посмело отдать такой приказ.

Важно и то, что Ельцин имел поддержку у многих москвичей, как борец против коммунистического чванства. Основной причиной отказа от штурма это — сто тысяч людей, собравшихся вокруг Белого дома, которые восстали против верхушки КПСС. Самое интересное, что на стороне президента РСФСР у Белого дома было примерно 50% членов партии, которых привел сюда протест против руководства КПСС. Сыграла свою роль позиция: не столько «за Ельцина», сколько против «руководства КПСС». В армии тоже это был основной стимул выступления не в поддержку Б. Ельцина, а против «замполитов». Ситуация похожая на сегодняшнюю, когда непопулярные в обществе меры вызывают стремление к единому протесту и «левых», и «правых».

Большую роль сыграло и то, что Ельцин в полной мере воспользовался шансом, который ему предоставил его соперник генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, согласившийся на создание ГКЧП, но малодушно самоустранившийся от управления политическими процессами.

Помогла Ельцину и погода. Когда двое суток беспрестанно лил дождь, и мы в штабе получили информацию о взлете вертолетов с советскими бойцами, а они не прилетели, стало ясно, что вертолетчики попросту потеряли ориентировку в этой кромешной дождевой тьме, и не смогли выйти к цели. Группа «Альфа» и десантники П. Грачева не дождались воздушного штурмового эшелона и вынуждены были придумывать красивые версии о «человеколюбии», которое не позволило им стать на защиту СССР, дабы не допустить кровопролития.


Из стенограммы развития событий в штабе обороны

Журнал учета информации № 1. Начат в 8. 00, 20.08.1991. Окончен 16. 35, 23.08.1991

В 8 часов утра 20 августа в журнале информации штаба обороны Белого дома появилась первая запись: «Передал Соколов Александр. Штаб танковой дивизии — Воробьевы горы. Командир дивизии генерал-майор Шевченко. Штаб мотострелковой дивизии — Ходынка (парадная площадка). Командир генерал-майор Чуриков». В течение трех дней в двухтомном журнале учета информации оперативного отдела велись записи с указанием: от кого получена информация, ее содержание, кому передана и какие меры приняты. В этом журнале срез штабной жизни за три дня. На второй странице запись: «Подполковник Анатолий Волков (тел.205 52−52), помощник генерал — полковника Дмитрия Волкогонова сообщает: Киевский вокзал — 5 танков, Крымский мост-4 танка, Пушкинская площадь-10 бронетранспортеров. Манежная плаощаль -37 бронераспортеров, Госстрой (м. Красные ворота) — 8 бронетраспортеров, ул. Баррикадная (пересечение с Содовым кольцом) -7 танков. Сонцево. 6 бтр охраняют вооодоохранную зону. Командир лоялен. Через председателя Солнцевского исполкома передал, что готов выделить 200 военнослужащих с оружием».

А вот еще несколько записей.

13.53 Передал Грушин Анатолий Георгиевич. В районе Николо-Архангельского крематория находится приемный радиоцентр. Командир майор Щербина лоялен. Возможности: все виды приема современной связи. Личный состав 170 человек. Вооружение — автоматы, пулеметы, гранатометы.

13. 55 Радиоцентр морской авиации ВМФ. Есть возможности радиотрасляции распоряжений президента. Все виды передающей связи. Командир полковник Соин Яков Филиппович лоялен. Личного состава 300 человек. Вооружение пулеметы, автоматы

Передали в соединения и части циркулярное обращение президента России о незаконности ГКЧП.

16.00 Командир Таманской дивизии уклонился от общения с нашими представителями, но познакомил с планом.

16.10 Вокруг Кремля, на Манежной площади — наиболее активные части. Наиболее боеспособная бригада КГБ. Ведут себя вызывающе. В переговоры не вступают. Воздушно- десантная дивизия из Рязани (Динамо, ЦСК). Измотаны, только что прибыли из Баку. Находятся в подчинении КГБ. Вероятно, не будут воевать против славян. Общее состояние подавленное. Листовки взяли. Идут на контакт.

Общее состояние введенных войск. Перехода к активизации и боевым действиям не наблюдается. Предложение: направить в войска группы народных депутатов, личное общение. Листовки.

18.55. Распределение народных депутатов РСФСР (Можайское шоссе. Ленинградское шоссе. Ходынка, Беговая, Сокольнический парк. Ленинградское шоссе. Комсомольский проспект). Доклад по телефону. Прибытие через 2−3 часа с информацией по направлениям.

20.00. 1. Агитатооров на Манежную площадь (спец. бригада КГБ и десантники). 2. Гостиница «Мир» — группу народных депутатов (НД Царев). Резервным сотням заблокировать два выхода из подвала. 3. Готовить проект указа Президента, о том, что войска МО, КГБ не будут привлечены к ответственности в случае прекращения антиконституционных действий против законно избранной власти. 4. Дозировать информацию журналистам о мероприятиях штаба. 5. 300 афганцев на второй этаж приемной Совета Министров и Верховного Совета (резерв Руцкого).

21.00. С 21 00 выход машин из Дома Советов запретить. Полковнику Зайцеву проходы в баррикадах закрыть.


Не хочу давать никаких оценок. Просто попытался передать атмосферу тех дней, которые теперь уже становятся отдаленной историей.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня