18+
вторник, 6 декабря
Общество

Военные тайны Балтийского моря

Сотни тысяч тонн химического оружия затапливала вся Европа, а виновата, как всегда, Россия

  
584

В Европе разгорается серьезный экологический скандал: Шведская прокуратура начала расследование обстоятельств затопления в Балтийском море в начале 1990-х советского химического оружия и радиоактивных отходов. Поводом для расследования послужила информация, добытая журналистами Шведского ТВ (программа Uppdrag granskning).

По их данным, одно из самых закрытых подразделений шведской Службы военной безопасности (MUST) составило в 1999 и 2000 годах три отчета под грифом «секретно», в которых содержится предположение, что в период с 1991 по 1994 годы российские военные, якобы, несколько раз сбрасывали в районе шведского острова Готланд груз, вывезенный с бывшей советской военной базы Кароста в Латвии.

Все это послужило поводом для беседы корреспондента «Свободной Прессы» с одним из авторитетнейших экологов с мировым именем, доктором биологических наук, профессором Алексеем Яблоковым, членкором РАН, советником РАН, председателем фракции «Зеленая России» в партии «Яблоко».

"СП": — Алексей Владимирович, вы уже знакомы с данными, которые обнародовали шведские журналисты?

— Нет, самого текста я не видел, но мне вчера звонили из Швеции и рассказали суть расследования.

«СП»: — У вас есть какие-то собственные данные на этот счет?

— Я могу только сказать, что сразу после войны, примерно до 1955 года в Балтийском море действительно захоронили огромное количество химического и обычного оружия. Хоронили боеприпасы все союзные державы по договоренности между собой: Америка, Франция, Англия и Россия.

«СП»: — Европа — это понятно, мы здесь живем, но почему Америка топила свое оружие в нашем море?

— Дело в том, что Америка была среди оккупационных войск, в чью зону оккупации и попало немецкое химическое оружие. Не везти же его в США, вот и было принято решение ликвидировать его путем затопления. Главная проблема всего этого действа полувековой давности, с моей точки зрения, заключалась в том, что западные союзники топили все это менее опасным способом, чем СССР. Они до бортов загружали отходами старые суда, выходили в море, потом открывали кингстоны и топили все целиком. Все эти могильники хорошо известны и отмечены крестиками на картах.

«СП»: — А СССР?

— А советским военным было жаль топить трофейные корабли, поэтому матросы загружали трофейные бомбы и артиллерийские снаряды на борт и на ходу сбрасывали их по отдельности. Так на огромной площади утопили около 70 тысяч тонн оружия, и никто не знает, где конкретно лежит каждый снаряд или бомба. То есть, у союзников было точечное затопление, а у нас площадное. Конечно, можно сказать, что на квадратный метр мы сделали меньше гадости, чем они, но зато у них все сконцентрировано, а у нас нет. Вот в этом разница.

«СП»: — Что стало потом со всем этим опасным хозяйством?

— Потом были большие проблемы — травились и рыбаки, и потребители рыбопродуктов. Но об этом очень мало писалось. Гринпис пытался собрать все эти факты отравлений и сделать обзор, но ему не удалось этого сделать. Со временем затопленное оружие потекло, но потом затянулось илом, донными отложениями, и об этом замолчали.

Вот и все. Больше я ничего не слышал о затоплениях оружия, включая химическое в Балтике, хотя занимаюсь экологическими проблемами довольно плотно.

Правда, до 60-х были сделаны еще и маленькие радиоактивные сбросы. Об этом российская правительственная комиссия, которую я возглавлял в свое время, писала открыто, и координаты известны, и количество радионуклидов. Но речь идет о небольшом количестве жидких отходов с наших подводных атомных лодок. Позже лодки вытащили из Балтийского моря, и я никогда больше не слышал, чтобы в Балтику сбрасывались радиоактивные отходы. Ну, кроме того, что попадает в воду с берега от Игналинской атомной станции. Но там, в основном — термическое загрязнение, а если и есть радиоактивное, то очень низкое. Вот и все, что я знаю — говорю, как на духу. Остальное — маловероятно.

«СП»: — Шведские СМИ в этой связи припомнили загадочную гибель в 2003 году своего министра иностранных дел Швеции Анны Линд, зарезанную неизвестным в одном из супермаркетов. Шведы теперь намекают на то, что министр знала о российских захоронениях 90-х годов и намеревалась дать ход громкому расследованию, но неожиданно была убита…

— Это просто фантастическая версия.

«СП»: — На ваш взгляд, могло ли стать причиной возникновения нынешнего скандала строительство Газпромом «Северного потока» — газовой трубы в Европу?

— А вот это очень может быть. Строительство газопровода вызывает очень много вопросов у скандинавских стран. Конечно, наши «товарищи» очень умело выкручивают руки оппонентам, например, Финляндии. Германия, конечно, согласилась сама, поскольку очень нуждается в нашем газе. А вот прибалтийские страны и Швейция в их числе очень тревожатся.

«СП»: — Эти тревоги обоснованы?

— Тревоги, например, Швеции были обоснованы, когда они ознакомились с первоначальным проектом трубы, по которому подкачивающую станцию планировалось построить рядом со шведскими границами. Они опасались, что российские военные могли установить на объекте всевозможную разведывательную аппаратуру — прослушивающую, отслеживающую и т. п. Шведы по этому поводу серьезно забузили, и проект нами был пересмотрен.

«СП»: — Скажите, может ли считаться индикатором благополучной экологической обстановки Балтики и Северных морей тот факт, что в этих водах в последние годы невероятно размножился дальневосточный краб, случайно сюда попавший?

— НЕ может. Да, существует расхожее мнение, что ракообразные (а краб — это ракообразное) живут только в чистых водоемах. Но это далеко не так, крабы, как, впрочем, и мутировавшие раки отлично себя чувствуют и в грязной воде.

Во-вторых, Балтику — нельзя отнести к северному морю, это море — западное, и с экологией у него дела обстоят очень не важные. Да, в последние годы загрязнять море стали меньше, но это существенно не улучшило экологическую обстановку. При этом ошибочно считать, что только Россия льет в море потоки помоев. Серьезно загрязняет Балтику и Польша, и другие прибалтийские страны. Свою лепту вносят в загрязнение нефтеналивные суда, морские лесовозы, малый флот…

«СП»: — Кто-то следит за всем этим?

— Постоянный мониторинг ведет Финляндия, та же Швеция. Над морем барражируют специальные самолеты, которые выявляют нарушителей, задерживают, судят, штрафуют… Но Балтика, повторяю, хотя и становится чище, но еще очень грязная.

«СП»: — Какова сегодня экологическая обстановка в северных морях?

— По-разному. Если посмотреть на спутниковые снимки Баренцева моря, то видно, что большая часть акватории покрыта нефтяной пленкой — шалят нефтедобытчики Печоры и других регионов. Никуда не делась Черная губа на Новой земле, в районе которой в 60−70 годы проводились экспериментальные подводные ядерные взрывы — там огромные плутониевые загрязнения, которые к тому же и распространяются. Это огромная проблема, но о ней предпочитают не говорить.

Здорово загрязнено Карское море, вследствие затопления атомных реакторов, снятых со старых атомных субмарин и с ледокола «Ленин». Все это подпитывается из Оби, которая тоже несет радионуклиды из Томска и других крупных российских мегаполисов.

А вот Восточно-Сибирское море и море Лаптевых более или менее чистые.

Между тем

Глава МИД Швеции Карл Бильдт заявил, что не может комментировать информацию о сбросах химического оружия в 90-е годы, пока не изучит причины, по которой предыдущее правительство социалистов не дало ход расследованию.

Пресс-атташе посольства России в Стокгольме Анатолий Каргаполов, в свою очередь, также отказался от комментариев, подчеркнув, что сначала информация должна быть тщательно изучена в Москве.

Экс-командующий Балтийским флотом (1991−2000 г. г.) адмирал Владимир Егоров назвал расследование шведских журналистов не соответствующим действительности.

— Это полный бред и явная провокация, распространяемая на международном уровне, — заявил Егоров. — Силы флота, которые в начале 1990−х годов уходили из Лиепайской военно-морской базы, расположенной на территории Латвии, не имели химического оружия, радиоактивных материалов и отходов. К тому же вывод российских войск из Латвии проходил под контролем соответствующих органов этого государства. Даже при большом желании что-либо скрыть и утаить от них сделать этого бы не удалось.

Свои сомнения по поводу сообщения шведского телеканала высказал и бывший командир Национальных вооруженных сил Латвии Гайдис Андрей Зейботс.

— В советские годы в Лиепае не хранилось химическое оружие, поэтому вряд ли российская армия могла его захоронить у берегов Готланда или где-то еще, — сказал Зейботс.

А вот глава шведской парламентской комиссии по вопросам торговли и промышленности Карл Хамильтон заявил, что правительство должно инициировать расследование. Любопытно, что именно Хамильтон резко выступает против прокладки российско-германского газопровода «Северный поток».

— Я не исключаю, — сказал Хамильтон, — что, если бы информация о предполагаемых сбросах была обнародована чуть раньше, Стокгольм потребовал бы от Москвы прояснить ситуацию, прежде чем давать зеленый свет строительству газопровода.

Кстати

— Объемы вредных выбросов в воду и атмосферу резко снизились в прошлом году, — рассказал на днях глава Росприроднадзора Владимир Кириллов «Российской газете», — и там, и там — на 5 миллионов тонн.

Кириллов не склонен связывать эти успехи с одним лишь кризисом и падением объемов производства. По его словам, наблюдения ведутся в основном за действующими предприятиями.

— Цифры приведены не по кризисным субъектам, а по работающим. И это реальное снижение со стороны тех, кто не останавливал деятельность, — подчеркнул Владимир Кириллов.

Однако, делая прогноз на будущее, глава Росприроднадзора все же отметил, что после кризиса экологическая напряженность увеличится.

— Это бесспорно. Но наша задача будет в том и состоять, чтобы сделать все необходимое в сфере существующего законодательства для охраны окружающей среды, — сказал он.

Владимир Кириллов озвучил и основные экологические риски вплоть до 2030 года. По его словам, они, прежде всего, связаны с работой крупных горно-промышленных комплексов (всего их по России 7), с основными нефтяными и газоконденсатными месторождениями, шельфами морей, озером Байкал, трубопроводной системой «Дружба», ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий океан), «Южный поток» и Nord Stream.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня