18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Юбилей Ленина: в Севастополе красные опять победили белых

Казаки и активисты партии «Русский блок» в день рождения Ильича привезли бочку с фекалиями к памятнику вождю мирового пролетариата. Завязалась драка

  
33

Поднятый по тревоге коммунистический отряд во главе с первым секретарем Севастопольского городского комитета партии Василием Пархоменко рванулся в кулачный бой, чтобы не допустить поругания монумента.

Грандиозный памятник Ленину высится над Севастопольской бухтой. А прямо за спиной вождя стоит Владимирский собор — усыпальница Нахимова, Корнилова и других российских адмиралов. При Советах знаменитый собор был осквернен и закрыт, лишь чудом не взорван. Теперь храм снова действует, считаясь центром православного окормления экипажей Черноморского флота. Хотя ремонт собора явно затянулся.

— Мы имели вас в 17-м году, поимеем и сейчас, — кричали коммунисты казакам. — Пошли на х.

Вместе с ними на защиту Ленина бросились ветераны из севастопольского Союза советских офицеров имени адмирала Кузнецова, явно разгоряченные «фронтовыми 100 граммами»

-Для нас Владимир Ильич является вождем и учителем. Мы от его учения не отказываемся, наоборот, каждый день убеждаемся в его правоте. Мы готовы защищать его вплоть до физических мер, - заявил «Свободной прессе» капитан первого ранга в отставке Гумар Мингазов, бывший зам. командира ракетного подводного крейсера стратегического назначения. — Да, готовы к физическому противостоянию с этими подонками-казаками!

Началась драка, разнимал которую спецназ милицеского «Беркута». Захватив злосчастную бочку, красные победители сами зачем-то вылили дерьмо прямо под парапет памятника…

…В нынешнем году Крым вместе с юбилеем Ульянова-Ленина отмечает и другую круглую дату — годовщину исхода русских войск. Ровно 90 лет назад Севастопольскую бухту покинули последние корабли армии Врангеля. Советская пропаганда выработала устойчивый миф о паническом бегстве белых. На самом деле, эвакуация врангелевцев прошла достаточно организованно. Из Крыма смогли уйти больше полутора миллионов человек — казаки, офицеры, солдаты, юнкера и гражданские лица. По сути, все, кто хотел оставить Советскую Россию.

Однако после завершения эвакуации в Крыму все-таки осталось до 54 тысяч офицеров и солдат Русской армии. Для них красные аэропланы разбрасывали листовки с личным обещанием командарма Фрунзе по-рыцарски относится к побежденным соотечественникам. В госпиталях находились раненые и больные. Страну не пожелали оставить множество гражданских и военных чиновников, журналистов, актеров, врачей. Эти несчастные поверили заверениям большевиков о широкой амнистии…

Но очень скоро на совещании московского партийного актива, Ленин заявил: «Сейчас в Крыму 300.000 буржуазии, источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам. Но мы их не боимся. Мы говорим, что возьмем их, распределим, подчиним, переварим».

Для «переваривания» была создана «особая тройка»: председатель Крымского военно-революционного комитета Бела Кун, его любовница, секретарь обкома Розалия Залкинд (Землячка), а также нарком НКВД Крыма Александр Михельсон. Тройка тут же телеграфировала Льву Троцкому приглашение в поверженную Тавриду. В ответ председатель Реввоенсовета подтвердил указание Ленина: «Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца».

Вопреки еще одной советской легенде, первыми на улицы Севастополя ворвалась вовсе не красная конница. Очевидцы рассказывали, что раньше буденовцев в город въехал огромный выкрашенный белой краской бронеавтомобиль, на борту которого большими красными буквами было написано «Антихрист».

Именно Севастополь может по праву считаться русской Голгофой. Кровь, страдания и публичные казни сразу и до краев заполнили город.

Исторический бульвар, Нахимовский проспект, Приморский бульвар, Большая Морская и Екатерининская улицы были буквально увешаны качающимися в воздухе трупами. Офицеров старались вешать в форме и при погонах — на фонарных столбах, деревьях и даже на памятниках. Гражданских обычно казнили раздетыми. Одновременно с «буржуями» коммунисты убили 500 портовых рабочих, грузивших врангелевские корабли.

Меньше чем за месяц число казненных по городу составило около 29 тысяч человек. Это лишь официальные данные. Например, 29 ноября 1920 года «Известия временного севастопольского ревкома» опубликовали первый список расстрелянных — 1634 человека. Их увели на смерть из первого городского концлагеря в истории Европы.

Неподалеку от Малахова кургана, у подножия Исторического бульвара чекисты превратили в концлагерь целый квартал. Подвальные окна и часть окон нижних этажей забили, заборы внутри квартала разобрали. По периметру занятой территории мостовую обнесли 2−3-метровым проволочным заграждением. Поучился гигантский загон, куда загнали обреченных, будто скот. Отсюда ставили в маршевые роты и уводили на расстрел. Пулеметные команды работали по всему севастопольскому побережью от Херсонеса до Балаклавы. С монастырских скал мыса Фиолент сбрасывали живьем.

Проволочную изгородь сняли, когда убили всех. Гитлеровцы не придумали ничего нового, устраивая гетто Второй мировой — лишь переняли севастопольский опыт верных ленинцев Михельсона, Залкинд и Бела Куна.

Тема севастопольской резни оставалась закрытой в годы горбачевской перестройки. Не хотят о ней знать независимая Украина и современная Россия. Во время пикета у памятника Ленину старейшина казачьей сотни «Соболь» Виталий Храмов пытался говорить об исторической памяти: «Не место палачу русских в центре Севастополя. Если наши дети будут приходить сюда, повязывать красный галстук и говорить, что мы ему присягаем — у нас нет будущего. Лучше уж Чекатило поставить памятник или бандеровцу Шухевичу. Это гораздо менее кровожадные люди… «

В ответ коммунисты освистали казака. Севастопольские комсомольцы — поклонники Ильича организовали круглосуточную охрану монумента до завершения торжественных мероприятий.

— Не мешает ли трагическая память о жертвах красного террора? — спросил корреспондент «Свободной Прессы» у первого секретаря севастопольского горкома комсомола Владимира Гурлени.

— Это неправда… Это враги! Памятник Ленину оскорбить не дадим, будем начеку…

До сих пор антиленинские акции на Украине считались монополией украинских националистов. Образ большевизма накрепко увязывался с «московскими оккупантами». И вот впервые свое отношение к Ленину высказали русские организации.

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня