18+
четверг, 8 декабря
Общество

Церетели отлил на храм

Пластиковые барельефы на храме Христа Спасителя меняют на бронзовые

  
301

Через 10 лет после полного открытия для служб возобновленного храма Христа Спасителя на Волхонке собор вновь окружен строительными лесами. На главном храме Московской патриархии меняют медальоны с барельефами: на смену украшениям из белого синтетического материала приходят бронзовые. Автор новой серии барельефов — тот же: мастерская Зураба Церетели.

«Уже около недели храм окружен лесами — рассказала „СП“ Наталия Занегина, сотрудник Института русского языка РАН, расположенного напротив собора. — Уже несколько дней аккуратно снимают белые барельефы, а в понедельник-вторник привезли бронзовые». Проход к храму со стороны Волхонки сейчас закрыт, войти в собор можно лишь со стороны Пречистенской набережной, где работы пока не ведутся.

«Закончится работа на трех стенах, где сейчас леса, — перейдем на четвертую», — объяснил «СП» один из строителей, Алексей. По его словам, единственная трудность в демонтаже пластиковых барельефов — их значительный размер. В остальном снимать их нетрудно, поскольку здание почти новое, крепеж не успел прикипеть.

О том, в какую сумму обошелся «рестайлинг» владельцам храма — правительству Москвы — пока не сообщается. Известно, однако, что в 90-е годы весь комплекс работ по декоративному обустройству собора — то есть и внутренняя отделка, и фонари, и барельефы — обошелся в 1 трлн тогдашних рублей (по курсу сегодняшнего дня около 150 млн долларов).


Известно, что основная официальная цель замены белых барельефов на бронзовые — соблюдение исторической достоверности, по крайней мере, в материалах. Действительно, в отличие от декоративита — синтетического материала, запатентованного мастерской Зураба Церетели, бронза — материал классический и не вызывает упреков в «пластмассовости». Однако бронзовым барельефам до исторической достоверности все равно достаточно далеко, утверждают эксперты.

«В общем-то, конечно, воссозданный храм Христа Спасителя является безусловным новоделом, — сказал в беседе с обозревателем „СП“ краевед Рустам Рахматуллин, координатор движения „Архнадзор“, автор книги „Две Москвы: метафизика столицы“. — Все видели, как он строился». В перестроечные годы — отмечает Рахматуллин — когда храм был «реабилитирован» в общественном мнении, идея о строительстве его точной копии была не единственной и даже не самой популярной.

Было, например, очень интересное предложение архитектора Юрия Селиверстова: выстроить над этим местом гигантский каркас, в память об уничтоженном соборе. «Это могла бы быть очень архитектурно сильная вещь, очень символичная. — полагает краевед. — Но в конце концов было решено все-таки выстроить новодел. И проект был отдан на откуп Михаилу Посохину и Зурабу Церетели».

Что же касается барельефов, то и первые, белые, и нынешние, бронзовые, не являются точными копиями первоначальных украшений храма, подчеркивает Рахматуллин. Изначальные барельефы были белокаменными, многие из них сохранились до сего дня в Донском монастыре. «Почему Церетели не решился выполнять барельефы из белого камня — не знаю, впрочем, он никогда не работает с камнем. Возможно, просто не умеет. Но в любом случае, изначальные барельефы не были повторены ни в 1990-х годах, ни на этот раз — а о том, чтобы использовать сохранившиеся барельефы первого храма, никто даже и не говорил…», — отметил писатель.


Напомним, что храм Христа Спасителя, он же собор Рождества Христова, на Волхонке в его нынешнем виде был выстроен в 1994—1997 годах, а окончательно отделан и полностью освящен на Рождество 2000 года. Его проект, начатый в конце 80-х годов реставратором Алексеем Денисовым, был затем сильно изменен и передан мастерской «Моспроект-2» под руководством Михаила Посохина-младшего.

В отличие от изначального храма по проекту Константина Тона, стоявшего на этом месте до 1931 года, современный собор обладает также мощным стилобатом — цокольным пространством, где располагаются нижний Преображенский храм и различные служебные помещения. В их числе — такие нешаблонные для храма, как гараж и конференц-зал для синодальных собраний.

Место, на котором стоит храм, кажется, обладает особенной несчастливой «аурой»: по распространенной московской легенде, когда с этой площадки выводили Алексеевский женский монастырь, игуменья возгласила: «Быть сему месту пусту!». Действительно, все объекты, которые возводились на этом месте в последующие годы, ожидала трудная судьба. Закладка храма по проекту Константина Тона была произведена в 1837 году, но строительство началось лишь в 1839-м и продолжалось затем до 1883 года — срок, характерный для Средневековья, но чудовищный по меркам XIX века.

Общеизвестна несчастливая судьба первого храма. В 1920-е годы храм был передан т.н. обновленческому синоду — отколовшейся от РПЦ части церкви, лояльной большевикам. Однако в 1931 году храм, как слишком выдающийся по размерам объект, расположенный на слишком выигрышном месте, был закрыт и взорван. Уцелели барельефы собора, хранящиеся в Донском монастыре, и храмовые скамьи, хранившиеся там же до войны, а затем перенесенные на станцию метро «Новокузнецкая», где установлены и по сей день.

Дворец Советов, который планировалось соорудить на месте взорванного храма, начали строить в самом конце 1930-х годов и успели возвести лишь «нулевой цикл» — помешала война, а после нее поиск проекта ДС начался заново. По утверждению некоторых тогдашних инженеров, фундаменты, хоть и уникальной конструкции и выдающегося объема, не могли бы выдержать здание таких чудовищных размеров, как планировалось до войны Борисом Иофаном.

Внутри неудавшихся фундаментов Дворца Советов и на их основе к началу 1960-х годов был выстроен плавательный бассейн «Москва». Для своего времени это была довольно прогрессивная конструкция — а главное, общедоступная. Москвичи среднего и старшего поколения до сих пор вспоминают, как в этом бассейне можно было плавать даже зимой: вода там подогревалась. Эта функция и стала причиной закрытия бассейна в 1990-м году: он начал ветшать и к тому же оказался чудовищно энергозатратным.

Отметим, что проблемы наметились уже и у нынешнего храма Христа Спасителя: в середине 2000-х годов на храме уже производились работы по достройке (были проложены специальные крытые галереи для осмотра панорамы), а к 2007 году стало известно, что фундаменты в нескольких местах дали неравномерную усадку, отчего в стенах храма начали появляться трещины. Вполне возможно, что через одно-два десятилетия — что для собора таких размеров срок крайне короткий — храму Христа Спасителя уже потребуется настоящая реставрация…

Храм Христа Спасителя наших дней — фото автора.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня